image

Ордена Ленина

федеральное государственное унитарное предприятие

image


image


НО «Ассоциация «Лига содействия оборонным предприятиям» Москва, 2011


УДК

663.4

ББК

68.9

М 31


Мастяжарт – ГСКБ-47 – ФГУП «ГНПП «Базальт». –

М.: Издательство НО «Ассоциация «Лига содействия оборонным предприятиям», 2011.– с.: 264


ISBN 978-5-904540-06-7


Книга издана под общей редакцией генерального директора, доктора экономических наук, кандидата технических наук, член-корреспондента РАРАН, лауреата премий Правительства РФ и им. С. И. Мосина Александра Леонидовича Рыбаса. Заместитель главного редактора А. С. Обухов, доктор технических наук, академик РАРАН, профессор, заслуженный деятель науки РФ, лауреат Ленинской и Государ- ственной премий РФ, лауреат Премии СМ СССР.

Составители: В. Г. Бойченко, В. Г. Смеликов В оформлении книги приняли участие:

В. А. Брыков, Н. Ш. Лемонджава, Н. В. Степин, Л. А. Зуб.


При написании разделов книги использованы материалы, представленные специа- листами, работавшими в ГСКБ-47, ГСКБ приборостроения, НПО «Базальт» и рабо- тающими в настоящее время в ФГУП «ГНПП «Базальт», а также в военных предста- вительствах и институтах ОПК: В. А. Брыков, В. Г. Денисов, Е. И. Дубровин, Я. А. Ду- бровинский, C.М. Евстропов, Е. Н. Журавлев, В. Б. Затрубщиков, М. М. Коноваев, А.Б. Кораблев, А. Ф. Кораблев, В. В. Кораблин, В. А. Корнышев, В. С. Кушни- ков, А. Н. Лошкарев, Г. П. Меньшиков, А. С. Обухов, И. Е. Рогозин, Н. Н. Романов, И. В. Рыжков, С.В. Сергиенко, П. М. Сидоров, Ю.Г. Снопок, В. К. Слаев, В. А. Соло- вьев, В. Н. Сычев, А. В. Токмаков, Ю. Н. Юркевич.


В книге использованы архивные материалы и материалы по истории московского завода «Вымпел», завода им. В. А. Дегтярева, а также воспоминания Н. И. Крупнова, С. В. Белова, С. И. Сидорова, Б. М. Ульянова, О. С. Успенского.


ISBN 978-5-904540-06-7


УДК 663.4

ББК 68.9

М 31


© ФГУП «ГНПП «Базальт», 2011

© НО «Ассоциация «Лига содействия оборонным пред- приятиям», 2011

© Симонов Андрей Владимирович, – дизайн




Уважаемый читатель!


В Ваших руках – уникальная книга о славной истории одного из ключевых пред- приятий российской оборонной промышленности. ФГУП «ГНПП «Базальт» созда- ет оружие по полному циклу – от идеи и разработки до производства. В 2011 году

«Базальт» отмечает двойной юбилей – 95 лет со дня основания и полувековую годов- щину его самого знаменитого детища – противотанкового гранатомета РПГ-7, чья простота, надежность и поистине всемирная распространенность обеспечили ему ме- сто в одном ряду с легендарным автоматом Калашникова.


Сегодня «Базальт» – одно из лучших предприятий Государственной корпорации

«Ростехнологии», нацеленное в первую очередь на разработку, производство и экс- порт высокотехнологичной промышленной продукции. Научные и производственные достижения предприятия дают мощный стимул совершенствованию высоких техно- логий в самых разных областях машиностроения. Они обеспечивают решение постав- ленных руководством России задач по модернизации страны и наращиванию ее инно- вационного потенциала.


Надеюсь, книга вызовет интерес читателей и будет полезна широкому кругу экс- пертов, специалистов, да и просто всех тех, кому не безразлична судьба отечественной оборонной промышленности.


image

Генеральный директор Государственной корпорации «Ростехнологии»

Сергей Чемезов



Уважаемый читатель!


Перед Вами книга о почти вековом пути одного из легендарных предприятий обо- ронной промышленности России. Созданное в разгар Первой мировой войны пред- приятие на всех этапах развития государства вносило существенный вклад в укрепле- ние обороноспособности страны, завоевание новых высот в сфере прикладной нау- ки и специальной техники. Без преувеличения можно утверждать, что значительная часть истории государственного научно-производственного предприятия «Базальт» есть история мирового лидерства.


Научные, научно-конструкторские и конструкторско-технологические школы

«Базальта», давшие стране целую плеяду учёных, конструкторов и организаторов про- изводства, позволили предприятию не только создать и поставить на производство бо- лее 800 образцов вооружения в области боеприпасов, но и стать инкубатором для выде- лявшихся из его состава и обретавших самостоятельность научно-производственных подразделений в том числе институтов. Сегодня в России работает не менее десятка обретших известность предприятий, которые являются «дочками» и «внучками» Го- сударственного научно-производственного предприятия «Базальт».


Боеприпасы разработки ФГУП «ГНПП «Базальт» находятся на вооружении ар- мий и флотов более чем 100 стран мира. Лицензии на производство 61 вида боепри- пасов, в том числе 20 наименований авиационных бомб, 28 наименований противо- танковых гранатометных средств ближнего боя, 13 наименований минометных вы- стрелов, переданы в 11 стран, где построено более 20 заводов по их производству.


image

Книга написана не профессиональными писателями, а непосредственными твор- цами истории «Базальта», которым выпало работать в эпоху заката СССР и становле- ния новой постсоветской России. Эта особенность персонального состава авторско- го коллектива в значительной мере предопределила недостатки и достоинства дан- ной книги. Фактом публикации данной книги мы представляем работу авторов на суд читателей, а самоотверженный и порой героический труд поколений «базальтовцев» во имя безопасности и процветания нашей Родины — на суд истории.


Генеральный директор ФГУП «ГНПП «Базальт» Александр Рыбас


image


image

ФАКТЫ ИСТОРИИ



Рождение и первые шаги. 1916–1930


«Ежели мы не изобрели пороха, то это значит, что нам не было это приказано.

Ежели мы не обогнали Европу…»


М. Салтыков-Щедрин


Свою историю ФГУП «ГНПП «Базальт» ведет от завода «Мастяжарт», возник- новение которого связано с участием России в Первой мировой войне. Борьба на российско-германском фронте шла с переменным успехом. В конце 1915 года рус- ские войска углубились в Карпаты, Галицию и в Восточную Пруссию. Но в дальней- шем после неудачных наступлений на германском и австрийском фронтах последо- вало отступление. Русские войска, отступая, были вынуждены сдать многие крепо- сти. Было потеряно большое количество артиллерийского и другого военного иму- щества, хотя большое количество крепостных орудий удалось вывезти. Тогда и встал перед русским командованием вопрос об организации артиллерийских мастерских для приспособления эвакуированных крепостных орудий к действиям в условиях полевой войны.

Роль артиллерии в Первой мировой войне трудно переоценить. Как трудно недо- оценить и подвиг русского солдата, офицера и генерала в той, почти неизвестной для современного жителя России войне. Нельзя забыть и роль русской пехоты с ее деви- зом «русские не сдаются».

image

В 1915 году мир с восхищением взирал на оборону Осовца, небольшой русской крепости в 23,5 км от тогдашней Восточной Пруссии. Для немцев через Осовец лежал кратчайший путь в Россию. Обойти крепость было невозможно. Первый натиск нем- цы предприняли в сентябре 1914 года: перебросив из Кёнигсберга орудия большого калибра, они бомбардировали крепость шесть дней. Осада Осовца началась в янва- ре 1915 года и продолжалась 190 дней. Немцы применили против крепости все свои новейшие достижения. Доставили знаменитые «Большие Берты» – осадные орудия


image


Копия приказа об образовании мастерских по сборке и ремонту тяжелой и осадной артиллерии «Мастяжарт»


калибра 420 мм, 800-килограмовые снаряды этих орудий проламывали 2-метровые бе- тонные перекрытия. Воронка от такого взрыва была до 5 м глубиной и 15 м в диаметре. Под Осовец привезли четыре «Большие Берты» и 64 других осадных орудия, всего 17 батарей. За неделю обстрела по крепости было выпущено более 200 тысяч только тяжелых снарядов. А всего за время осады – до 400 тысяч.

Русское командование, полагая, что требует почти невозможного, просило за- щитников крепости продержаться хотя бы 48 часов. Крепость стояла полгода, а наши артиллеристы во время той страшной бомбардировки умудрились даже подбить две

«Большие Берты», плохо замаскированные противником. Попутно взорвали и склад боеприпасов…

Осовец русские войска все же оставили по приказу командования, когда его оборона потеряла смысл. Эвакуация крепости – пример героизма артиллеристов… Каждое орудие тянули на лямках 30 – 50 артиллеристов или ополченцев… 6 августа 1915 года стало для защитников Осовца черным днем: для уничтожения гарнизона немцы применили отравляющие газы. Смесь хлора с бромом. Газовая волна 12–15 ме- тров в высоту и шириной 8 км проникла на глубину до 20 км. Противогазов у защит- ников крепости не было…

На передовой после газовой атаки в живых оставалось едва ли больше сотни за-щитников. Но когда германские цепи приблизились к окопам, из густо-зеленого хлорного тумана на них обрушилась… контратакующая русская пехота. Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного землянского полка, чуть больше 60 че- ловек… германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад… Это сражение войдет в историю как «атака мертвецов».

В ночь на 24 августа 1915 года русские саперы взорвали все, что уцелело от немец- кого огня, и лишь несколько дней спустя немцы решились занять развалины.

Первоначально для восстановления потерь предполагалось организовать завод по ремонту и восстановлению тяжелой артиллерии на западной границе в районе одно- го из городов: Бреста, Ивангорода, Осовца, потом Смоленска и Можайска. Но не на- шлось подходящих площадей, не хватало квалифицированной рабочей силы, и было решено организовать завод в Москве. К этому времени Россия закупила у Франции и Японии тяжелые гаубицы для штурма немецких крепостей. Но пока пушки везли из Франции и Японии, для них потребовался ремонт. Вот тогда 9 марта 1916 года по при- казу военного ведомства и были созданы мастерские по сборке и ремонту тяжелой и осадной артиллерии, именуемые сокращенно «Мастяжарт».

Первым документом о создании завода является приказ начальника штаба верхов- ного главнокомандующего генерал-адъютанта Алексеева от 4 сентября 1916 года

№1236, из которого следует, что датой фактического формирования завода нужно считать 9 (22) марта 1916 года.

Мастерские были укомплектованы высококвалифицированными рабочими и солдатами, отозванными с фронтов для ремонта артиллерийского вооружения. Спустя только год мастерские выросли в большое по тому времени предприятие: общее количество работавших составляло 3500 человек. С 1916 по 1919 год завод

«Мастяжарт» располагался в Лефортово на территории между улицами Иринин- ской, Ладожской, Огородной (ныне Рыбинской), Госпитальным переулком и рекой Яузой.


image


Подготовка орудий для отправки на фронт. Фото 1917 г.


В мастерских, помимо ремонта тяжелых орудий, стали изготавливать шорные из- делия, кавалерийские седла, военную амуницию, походные кухни, подковы и различ- ные мелкие артиллерийские принадлежности.

К февральской революции «Мастяжарт» представлял собой универсальный за- вод. На нем производились и сборка присланных союзниками (Францией и Япони- ей) полевых гаубиц, и мелкий ремонт поврежденных орудий, возвращенных с фрон- та. «Мастяжарт» стал целиком снабжать артиллерийским имуществом вновь форми- рующиеся дивизионы.

В «Мастяжарт» направлялись из воинских частей солдаты – рабочие разных спе- циальностей, начиная от слесарей, токарей, кузнецов, столяров и кончая сапожниками, портными, шорниками. По социальному составу на «Мастяжарте» преобладали кре- стьяне и кустари, и только в механических цехах большинство составляли квалифици- рованные рабочие.

Но надо отметить одно важное обстоятельство: почти вся масса рабочих прошла через ужасы войны. Исключение представляла лишь часть служащих и обслуживаю- щей команды врачей.


image


Группа работников завода в 1918 году. Слева направо:

Аропов – сборщик орудийного цеха; Городниченко – заведующий артиллерийским депо; Стальмаков – старший мастер слесарного цеха; Хотянович А. – мастер орудийного цеха

image

Орудие №С – 16155 установлено перед зданием Музея современной истории


Администрация состояла из офицеров и военных чиновников. В основном это были строевые офицеры и небольшое число молодых людей, окончивших технические военные учебные заведения. Во главе «Мастяжарта» стоял военнослужащий – капитан. Жить и работать приходилось в очень тяжелых условиях. В основных цехах, осо- бенно среди квалифицированных рабочих, постоянно нарастало глубокое недоволь- ство. Революционные настроения усиливались по мере возвращения с фронта рабо- чих. Но жесткая дисциплина и постоянный надзор со стороны командования завода долгое время не позволяли рабочим «Мастяжарта» выступать с прямыми революци-

онными действиями.

В дни февральской революции рабочие завода создали исполнительный комитет на паритетных началах (7 солдат и 7 офицеров), передали ему управление заводом, одновременно уволив начальника «Мастяжарта» и всех офицеров и чиновников, пре- данных царскому режиму. Исполнительный комитет завода 6 марта 1917 года едино- гласно избрал Н.Ф. Розанова управляющим «Мастяжарта».

Николай Федорович Розанов был грамотным инженером, считался большим спе- циалистом, имел звание поручика царской армии. До февральской революции он рабо-


image


Исполнительный комитет «Мастяжарта», избранный 15 марта 1917 года для управления заводом


тал на «Мастяжарте» начальником механических цехов и был одним из первых офице- ров, выступивших вместе с рабочими на их стороне. Впоследствии Н.Ф. Розанов стал

«красным» директором завода «Мастяжарт», где работал бессменно до 1924 года. После февральской революции события в стране приняли еще более острый харак-

тер, перерастая в вооруженную борьбу с контрреволюцией. На крупных предприятиях Москвы, в том числе и на «Мастяжерте», были созданы красногвардейские отряды.

В цехах «Мастяжарта» днем и ночью велась усиленная работа по ремонту ору- дий. Однако стрелкового оружия для вооружения красногвардейцев не хватало. По- этому, когда было получено известие о победе вооруженного восстания в Петрогра- де, мастяжартовцы приняли решение захватить вагоны с оружием на железнодо- рожных путях Казанского вокзала, вооружились сами, а оставшуюся часть оружия передали революционным штабам других районов Москвы.

29 октября 1917 года командование красногвардейского отряда «Мастяжарта» получило приказ выступить против Алексеевского военного училища и кадетского корпуса, где засели юнкера и кадеты, хорошо обученные и вооруженные, находившие- ся под прикрытием зданий казарм. Юнкера превратили Алексеевское училище в кре-


image

пость, устроили пулеметные гнезда. Но, несмотря на это, в результате упорного артил- лерийского боя и оружейного обстрела 31 октября 1917 года кадеты и юнкера были разгромлены. Разгром юнкеров мастяжартовцами оказал большую помощь красног- вардейцам Москвы, которые в это время вели бои в других районах города.

После взятия Алексеевского военного училища орудия «Мастяжарта» стали дей- ствовать на других участках города. Отряды мастяжартовцев непосредственно уча- ствовали в ликвидации юнкеров, засевших в зданиях Моссовета и Крутицких казар- мах, в артиллерийском обстреле Кремля, который захватили белогвардейцы. Два ору- дия «Мастяжарта» были установлены на Швивой горке (Котельническая набереж- ная), откуда шел обстрел Малого Николаевского дворца и Спасских ворот в Кремле. Одно из этих орудий № С-16155 теперь установлено перед зданием музея современ- ной истории на улице Тверская.

3 ноября 1917 года, в 4 часа утра Кремль был взят красногвардейцами, и власть в Мо- скве перешла в руки Советов, в чем немалая заслуга принадлежит мастяжартовцам. Свы- ше 1500 из них принимали участие в революционных событиях в Москве, 14 мастяжар- товцев погибли в бою за Кремль. Все они захоронены в братской могиле у Кремлевской стены. Что касается других детей России (в прямом и переносном смысле) – юнкеров и кадетов, то с ними история обошлась в соответствии с древнеримской пословицей «Горе побежденным». Их хоронили без почестей и в других местах.

В годы Гражданской войны свыше 200 мастяжартовцев сражались в рядах Крас- ной армии. Оставшиеся на заводе выполняли военные заказы. Производились ремонт и сборка артиллерийского вооружения, пушек разного калибра, изготовление лафе- тов к пушкам, делались походные армейские кухни, санитарные двуколки, снарядные ящики, подковы, ремонтировались винтовки.

Еще при создании завода было ясно, что территориальное расположение

«Мастяжарта» было весьма неудачным. Помещения цехов были небольшой площади и мало пригодны для производства, складов не хватало, военная продукция находилась во дворе под открытым небом. Даже на самой территории завода стояли жилые дома.

Летом 1918 года было решено ходатайствовать перед правительством о переводе завода в другое место. Чрезвычайный уполномоченный по снабжению Красной армии Л.Б. Красин разрешил представителям завода искать в Москве помещение и терри- торию для переезда завода: в то время большинство заводов и фабрик было закрыто. Такое место было найдено вблизи Семеновской заставы и в конце 1918 года вышло по- становление Моссовета о переезде завода «Мастяжарт». Переезд по разным причинам проходил долго, в течение 3 лет.

Лишь в 1922 году завод «Мастяжарт» полностью перебрался с Ладожской улицы на новое место, заняв территорию металлического завода инженера Г.К. Пэлка на углу Вельяминовской улицы и жестяной фабрики В.В. Бонакера на Николаевской (ныне Ткацкой) улице. Одновременно из Мытищ с территории вагоностроительного завода сюда же перебрался орудийный отдел.

Территориальное объединение всех предприятий в одно целое потребовало лик- видации ряда улиц и переулков, заселенных мелкими кустарями и владельцами част- ных домиков.

Объединение всех предприятий получило единое наименование – завод «Мастя- жарт», в котором было сформировано три отдела: 1-й отдел – бывшая фабрика В.В. Бонакера, 2-й отдел – «Мастяжарт» и бывший завод инженера Г.К. Пэлка, 3-й отдел – гальваническое отделение.


Николай Фёдорович Розанов,

директор «Мастяжарта»

с 16 марта 1917 года по 1924 год


image


Общая фотография работников «Мастяжарта» по случаю окончания переезда на Семеновскую заставу. Фото 1922 г.


В первые послевоенные годы характер продукции завода изменился мало: из- готавливалась алюминиевая и никелированная посуда, металлическая тара для раз- личных продуктов. Полным ходом шла химическая продукция: гуталин, спецсмазки, тертые краски. Для Красной армии постоянно проводился ремонт различных ар- тиллерийских систем, изготавливались повозки для снарядов, походные солдатские кухни, кавалерийские седла, подковы, сбруя для лошадей, котелки, кружки. Но по- сле 1922 года состав продукции начал меняться. Обладая широким профилем произ- водства, завод начинает выполнять и более крупные заказы. Так, были изготовлены стеллажи для Румянцевской библиотеки, оборудование для кинофабрики, парашютные вышки. Для оснащения Северной железной дороги были изготовлены фермы, мачты, переходы. По заказу правительства было изготовлено и смонтировано оборудование для санитарно-пропускных пунктов на вокзалах города Москвы. Была изготовлена и смон- тирована на месте аэродинамическая труба для ЦАГИ.

Большой вклад внес завод в дело выполнения плана ГОЭЛРО. На заводе были изготовлены, а затем и смонтированы на месте металлические конструкции для Шатурской и Каширской ГЭС.


Одним из крупных заказов для «Мастяжарта» был заказ Моссовета на изготов- ление пяти тысяч клёпанных столбов и мачт для развития линий московского трам- вая. Завод с честью выполнил задание, сдав продукцию в самые сжатые сроки с оцен- кой «отлично».

В 1923 году завод впервые в стране начал изготовление так называемых «ланка- ширских» котлов массой свыше 12 тонн.

Следует отметить, что будущий конструктор легендарных Илов – С.В. Илю- шин в начале своей творческой деятельности занимался конструированием плане- ров. И в 1923 году создал планер своей конструкции. Строить этот аппарат ему по- могали рабочие завода «Мастяжарт». Это был легкий учебный планер с размахом крыла 9 метров, длиной 5 метров, а весил он всего 32 килограмма. Планер был на- зван «Мастяжарт». Пробные полеты в ноябре 1923 года показали, что планер «Ма- стяжарт» – хорошая машина, но нуждается в незначительных доработках. В фев- рале 1924 года после соответствующей доработки планер был испытан в Крыму, в Коктебеле. И там, на Всесоюзном слете планеристов, показал хорошие качества.

При неизменном росте объемов продукции гражданского назначения в эти годы меняется характер военной продукции.

Заводу поручается переделка лафетов системы Дурляхова к 37-мм пушкам, изго- товление пулеметных коробок и сумок к пулеметам максим и Дегтярева, корпусов ручных гранат.

Производство авиабомб в период 1920 – 1924 гг. было сосредоточено практически в одном месте – на заводе «Красная ракета» близ Сергиева-Посада (ныне Красноза- водский химический завод). До поры до времени мощностей одного единственного завода хватало, но рост военного воздушного флота требовал и соответствующего ко- личества боеприпасов. В 1926 году завод «Мастяжарт» получил заказ на изготовление крупной партии корпусов авиабомб АФ-16 и АФ-32, разработанных В.В. Орановским еще в 1914 году. Фактически с этого момента в стране зародилось массовое производ- ство авиабомбовых боеприпасов.

Эти бомбы отличались большой трудоемкостью и поэтому их внедрение в произ- водство было связано с большими трудностями. На заводе был создан специальный


image


Работники завода и члены их семей у орудий, отремонтированных для Красной армии. Фото 1921 г.


Объемы выпуска авиабомб в 1927—1931 гг.



1927 г.


1928 г.


1929 г.


1930 г.


1931 г.


ФАБ-16 (АФ-11)


2545


3800


2174


2446


2892


ФАБ-32 (АФ-32)


3039


1800


2074


5906


28 513


ФАБ-250




354


730


2180


цех по производству корпусов авиабомб. Начальником цеха был утвержден Н.Т. Кула- ков. Благодаря налаживанию механических процессов удалось уже через 2 года, в 1929 году, сократить трудоемкость на изготовление корпусов авиабомб на 40,6 %.

Следует отметить, что в первые послереволюционные годы трудно было ожидать появления новых конструкций авиационных бомб, хотя уже в этот период отдельны- ми энтузиастами велись работы по созданию бомб и взрывателей к ним. Начиная с 1924 года, по заданию учреждений РККА отдельные военные специалисты приступи- ли к разработке новых конструкций авиабомб.

В 1924 году инженер А.В. Надашкевич по договору с ГАУ создал 100-килограм- мовую фугасную бомбу, а в 1925 году военный инженер В.И. Рдултовский – 250-кило- граммовую фугасную. Именно эту бомбу с 1929 года начал производить «Мастяжарт». По указанию Реввоенсовета Главное артиллерийское управление (ГАУ) в 1929 году составило номенклатуру авиабомб, необходимую для ВВС РККА. Она включала

следующие бомбы:

• фугасные – 50, 100, 250, 500, 1000, 2000 кг;

• осколочные – 2,5, 10, 25 кг;

• зажигательные – 1, 10, 50 кг;

• бронебойные – 220, 500, 1000 кг.

Одновременно ГАУ заключило договора с группой военных инженеров НИИ ВВС РККА на проектирование бомб новой системы и выдало технические требования.

В соответствии с договорами ФАБ-50 разрабатывал А.Ф. Турахин, ФАБ-100 – В.И. Сассапарель, ФАБ-250 и ФАБ-500 – А.А. Дзержкович, ФАБ-1000 и ФАБ-2000 – вместе А.Ф. Турахин и В.И. Сассапарель.

Бронебойные авиабомбы было поручено делать Остехбюро под руковод- ством В.И.Бекаури в г. Ленинграде, там же разрабатывался один из вариантов ФАБ-1000.

Однако усилия конструкторов-одиночек в разработке отдельных видов военной техники могли иметь лишь ограниченный успех, но не могли обеспечить армию всеми необходимыми видами вооружения и боеприпасов.


Становление. 1931–1938


В целях развития конструкторских и проектных работ в оборонной промышлен- ности в декабре 1929 года Реввоенсовет и ВСНХ СССР принимают решение о соз- дании ряда гражданских конструкторских бюро и откомандировании в промышлен- ность из армии 1000 военных специалистов.

Новая эпоха в деле разработки авиационного бомбового вооружения началась после выхода в свет приказа РВС РККА от 12 марта 1930 года № 7, в соответствии с которым по согласованию с ВСНХ СССР на завод «Мастяжарт» в счет «тысячи» была откомандирована группа военных инженеров с целью «организации арсенала по бомбовому вооружению».

Сотрудники специальной группы в количестве 7 человек: В. И. Сассапарель, А. Ф. Турахин, Н. Л. Соловьев, М. Н. Трусов, В. В. Фролов, Н. М. Лапшин и И. В. Заха- ров с 28 марта 1930 года приступили к работе.

В августе 1930 года по путевкам Оружобъединения, в подчинение которому перешел завод, на предприятие пришли и влились в состав группы Г.А. Талдыкин, В.В. Кудрявцев, С.П. Кунцевич. Прибыли так же военные инженеры И.Н. Тютюнов-Орский, М.Н. Твер- ской и другие. Новое для завода направление получило наименование «Отдел №4». За- вод «Мастяжарт» был переименован в завод №67 и все больше стал специализироваться на производстве корпусов авиабомб. С 1931 года директором завода стал П.Г. Крынкин.

Ведущим специалистам разрешено было сохранить свои воинские знания военных инженеров разных рангов. За успешную научную и производственную деятельность их по- ощряли не только государственными наградами, но и повышением в воинском звании.

Таким образом, сконцентрировав в одном месте лучшие кадры инженеров по про- ектированию авиационных боеприпасов, перед ними поставили вполне конкретную задачу – создать стройную систему авиабомб различного назначения, отвечающую ра- стущим потребностям ВВС страны.

Начальником отдела № 4 был назначен бывший латышский стрелок Э. Г. Му- комль, а после его перевода в наркомат руководство отделом возложили на техниче- ского директора (главного инженера) А. Л. Флейшмана.


image


Шпулечная фабрика. Фото 1960-х годов. В 1983 г. снесена, на ее месте построен новый корпус


В отделе было образовано два сектора: авиабомб – руководитель В. И. Сассапа- рель и противохимических средств – руководитель И. Н. Тютюнов-Орский.

Сектор авиабомб был разделен на группы фугасных авиабомб, осколочных авиа- бомб и переделки артснарядов и бомб специального назначения.

В секторе противохимической защиты были созданы группы по разработке про- тивогазов и проектированию дымовых средств.

Первой задачей, которую предстояло решить отделу при его организации, была экспериментальная отработка фугасных авиабомб, спроектированных специалистами отдела еще в бытность их работы в НИИ ВВС.

Естественно, что сразу же возникли трудности. Практически отсутствовала ка- кая бы то ни была теория проектирования авиабомб.

Можно было использовать частично сведения из баллистики артиллерийских снарядов, но прочность и аэробаллистические характеристики авиабомбы можно было оценить только путем сбрасываний ее с самолета.

Для отработки авиационных бомб требовалась производственная база в виде механических цехов для изготовления корпусов, мастерских для снаряжения бомб


image


В экспериментальном цехе НИО завода №67. Инженеры Балковец и Волков. Фото 1933 г.


взрывчатыми, зажигательными, осветительными и другими составами, нужна была и испытательная станция, где можно было бы проводить наземные и летные испытания.

Новый механический цех, которому присвоили номер 4, разместился в здании бывшей шпулечной фабрики постройки 1866 года.

На заводе уже существовал с 1926 года цех, где шло серийное изготовление авиа- бомб, но для нужд конструкторов было необходимо свое опытное производство.

В октябре 1930 года цех приступил к работе. На механическом участке были установлены 16 станков отечественного производства и 2 новых, закупленных за границей.

Весь токарный парк станков приводится в движение от одного электродвигате- ля мощностью 100 киловатт через общую трансмиссию, установленную под потолком цеха. На втором этаже корпуса был размещен слесарный участок. Тут были установле- ны четыре слесарных верстака с тисками и два малых токарных станка типа «Кергер». На площадке лестницы второго этажа был организован сварочный пост для сварки от- дельных элементов корпусов авиабомб.


Испытательная станция возле деревни Соколовка.

Здание лаборатории испытаний взрывчатых смесей. Фото 1931 г.


image


Здесь же на втором этаже в конце слесарного участка за стеклянной перегород- кой разместилась цеховая бухгалтерия, где работал бухгалтер, два счетовода, норми- ровщик и табельщица.

Начальником опытного цеха был назначен инженер Губарев, занимавший- ся ранее в одном из цеховых отделов подготовкой производства. Его заместите- лем в конце 1931 года был назначен К. Ф. Носов, ранее работавший начальником 12-го цеха завода.

В середине 1932 года после откомандирования Губарева на другое производство работу опытного цеха возглавил К. Ф. Носов, квалифицированный производственник, хорошо знавший производство корпусов авиабомб.

К. Ф. Носов пользовался большим уважением на заводе. Молодые рабочие назы- вали его «дядя Костя», хотя ему было чуть больше тридцати лет.

Он был энергичным, требовательным руководителем, требовал качественного вы- полнения всех работ в заданные сроки и, если случался брак, то неумолимо наказывал бракоделов с удержанием стоимости забракованной детали.

В цехе соблюдалась строгая трудовая и производственная дисциплина.

И. И. Белов, Н. П. Беляев, Н. Бусыгин, М. Вдовин, Н. М. Горбунов, Д. С. Гро- маков, Н. Ф. Ичигин, Н. П. Котов, П. И. Мотарыгин, С. Е. Милованов, А. Д. Михай- лов, Н. А. Монаков, Б. М. Пустыгин, И. П. Сидякин, Ф. И. Сидоров, С. П. Стрелков, Б. М. Ульянов, И. Н. Чершиков – первый сварщик, В. И. Шагурдов, А. А. Малыгин – вот далеко не полный перечень рабочих цеха № 4 в первые годы его существования.

Первое задание, которое получил цех, было изготовление опытных образцов но- вых конструкций авиабомб.

Большинство рабочих делало такие изделия впервые, к тому же технологическая подготовка производства только налаживалась. Однако задание цех своевременно выполнил.

Начальник цеха Константин Федорович Носов много внимания уделял прак- тическому обучению рабочих, поддерживал любое предложение. Поэтому рабо- чие, понимая важность того, что они делают, проявляли массу инициативы и изо- бретательности. Тем более что необходимость в этом была самая настоятельная, так как производительность труда все же была невысокой и потому, что детали зачастую изготавливались просто по эскизам, и потому, что в самих конструкциях были заложе- ны трудоемкие операции. Например, головки фугасных бомб приклепывались к ци- линдру, а ушки для подвески бомб были фрезерованными и ввинтными.


image

На испытательной станции возле деревни Соколовка. Сидят (слева направо):

В.А. Преображенский, С.А. Быданов, уборщица, Н. Шайкина, Б.М. Ульянов, В.М. Виноградов. Фото 1933 г.


Мешало и отсутствие самых элементарных приспособлений. Испытания подвес- ной системы бомбы на прочность производились вручную, с помощью своеобразно- го безмена.

И все же высокая квалификация, огромное трудолюбие и добросовестность рабо- чих позволили выполнять сложные задания.

Конструкторская группа сначала была размещена в малоудобном помеще- нии на 2 этаже цеха № 1. В 1931 году было выстроено новое здание химической лаборатории завода. Сюда на второй этаж и были переведены конструкторские сектора.

Это здание до сих пор стоит на границе между нашим предприятием и заводом

«Вымпел». Двухэтажное кирпичное здание принадлежит сейчас заводу.

При организации опытного цеха было предусмотрено его дальнейшее расшире- ние за счет расположенных за ним фруктовых садов и частных деревянных домов.

В 1931 году началось строительство нового двухэтажного здания каркаснозасып- ного типа.

Строителей на заводе было мало, поэтому пришлось строить здание хозяйствен- ным способом с привлечением в воскресные дни рабочих и конструкторов не только 4-го отдела, но и других подразделений завода.

Руководил этой работой опытный хозяйственник старой выучки Малинин. Рабо- тал он на строительстве с присущей ему требовательностью и аккуратностью, что по- зволило ввести новое здание в конце 1932 – начале 1933 года.

Окончание строительства было праздником. Торжественно перерезали красную ленточку, которая была прикреплена у входа. Площади отдела и цеха увеличились те- перь почти втрое.

На первом этаже был организован слесарно-сборочный цех и отделение для сварки изделий, а на второй этаж переселились конструкторы и технологи. Но на работу проходили по-прежнему через территорию завода. Проходная находи- лась на Ткацкой улице, а от Вельяминовской улицы корпус был отделен частными домиками и садами при них.

В конце 1931 года был решен вопрос о создании испытательной станции. Для ее размещения Управление ВВС НКО выделило территорию в районе деревни Соколов- ка, в 6 км от Ногинска, рядом с полигоном ВВС.

Начальником испытательной станции был назначен Алексей Федорович Ту- рахин. На лесной опушке построили три жилых деревянных дома для сотрудников



Первый экземпляр 1000-кг воздушно-реактивной торпеды конструкции инженера

М.Н. Тверского.

Возле пусковой установки – М.Н. Тверской. Ногинск.

Центральный полигон ВВС РККА. Июнь 1935 г. (Фото из фондов РГВА)

image

станции и командированных. Чуть в стороне стояла снаряжательная мастерская, где производились все работы по снаряжению и сборке изделий. Построены были два склада: для хранения корпусов и для химических материалов. Ни электроэнергии, ни водопровода, ни канализации на испытательной станции не было. Для плавле- ния взрывчатых веществ использовался трехконфорочный примус. Термит забивал- ся в корпуса вручную.

В одной из комнат снаряжательной мастерской, которой руководил Ворон- ков, был установлен маленький гидравлический пресс с ручным приводом. За- тем установили более мощный пресс, значительно облегчивший работу. Работы по снаряжению и испытанию производились непосредственно конструкторами, приезжавшими из Москвы. К ним присоединялись один-два рабочих. З. П. Цепков, А. С. Смирнов перешли на работу в мастерскую из охраны завода и здесь получи- ли первую рабочую квалификацию снаряжательщиков. Тогда же пришел на рабо- ту и С. Е. Шайкин, проработавший затем длительное время заведующим складами производства № 2.

Несмотря на недостаточное оборудование мастерской, работа шла оперативно. Обычно снаряжались два-три опытных образца, в этот же день испытывались. Кон- струкция образца или рецептура состава тут же корректировались.

Испытательная станция проводила не только наземные подрывы образцов бомб. В ее распоряжении находились и самолеты. Первоначально их арендовали, а затем в 1934 году завод купил для отдела пять самолетов. Это были самолеты У-2, два раз- ведчика Р-5 и бомбардировщики ТБ-1 и ТБ-3.

Эти машины, в особенности ТБ-3, обладали весьма высокими по тому времени летными характеристиками. Правда, техническое состояние машин было неважным: большая часть их почти полностью исчерпала летный ресурс, а ТБ-3 был первой ма- шиной заводской серии и содержал ряд производственных недостатков.

Самолеты базировались на аэродроме ВВС в Монино и для подвески бомбы от- возили туда.

Бомбометание производилось по летному полю испытательной станции, располо- женной рядом с мастерскими.

Летный состав испытательной станции состоял из летчиков высокого класса: Му- хин, Байда, штурман Иванов. А командиром летной группы был Алексей Дмитриевич Ширинкин – известнейший советский летчик-ас, награжденный за подвиги в Граж- данской войне двумя орденами Красного Знамени.

В испытательных полетах в качестве штурмана-бомбардира постоянно участво- вал А. Ф. Турахин. Очень много работал и Ф. П. Шишковский, великолепный органи- затор и знаток авиационной техники.

Смелость, опыт и заинтересованность в работе летного состава позволяли прово- дить испытания, которые требовали от пилотов огромного искусства. Так, при испы- таниях мостовых бомб самолет ТБ-3 на бреющем полете (высота 30–50 метров) про- ходил над макетом железнодорожного моста, что само по себе было в то время новым в практике тяжелой бомбардировочной авиации.

Как уже говорилось, первой задачей, которую решали сотрудники 4-го отдела при его организации, была экспериментальная отработка фугасных авиабомб, спроек- тированных еще в Институте ВВС.

Однако молодому коллективу хотелось попробовать свои силы и в создании принципиально новых конструкций.


В этот период М. Н. Тверской создает фугасную бомбу ФАБ-100 с разгонным реактивным двигателем. Конструкция бомбы оказалась неудачной и работа над нею была прекращена. М. Н. Тверской вскоре перешел на работу в Реактивный институт (РНИИ), но как первый опыт эта бомба представляла, безусловно, интерес.

Одновременно делаются попытки спроектировать первые светящие, фотоосвети- тельные бомбы, мостовые бомбы для поражения крупных мостов, прорабатывается возможность поражения самолетом нижелетящего самолета противника с помощью бомбы, снабженной акустическим взрывателем. Правда, для этого атакующий само- лет должен был следовать строго над самолетом противника тем же курсом, что само по себе сложно.

Каждое из направлений деятельности требовало серьезной проработки, а квали- фицированных специалистов не хватало. Нужно было готовить своих специалистов. И вот в 1932 году по направлению завода группа токарей и слесарей была направлена на вечернее отделение Артиллерийской академии им. Дзержинского. Многие из них – С. П. Стрелков, Б. М. Ульянов, Ф. И. Сидоров и другие – со временем стали видными специалистами в различных областях разработки боеприпасов.

В 1932 году 4-й отдел завода был преобразован в научно-исследовательский и по- лучил название НИО завода № 67.

Отдел укрепили кадрами. Сюда пришла группа инженеров – выпускников во- енных академий и институтов – А. И. Зверев, Ф. В. Козлов, В. А. Преображенский, В. М. Виноградов и др.

Это позволило выделить в самостоятельные сектора новые технические направ- ления. Были созданы сектора специальных бомб различного назначения, в том числе зажигательных, осветительных и других бомб подобного типа: приборный сектор – по разработке различного рода регистрирующей аппаратуры, технологический сектор – для оказания помощи опытному производству и разработки технологических процессов для серийных заводов, снаряжательный – для создания новых рецептур снаряжения.

Специалисты новых секторов могли теперь начать углубленную проработку сво- их направлений. Новые задачи появились и у сектора фугасных бомб. Эксперимен- тальная отработка первых фугасных авиабомб была к этому времени в основном за- кончена, и вскоре они были приняты на вооружение как модели 1932 года – М-32.

Были разработаны конструкции фугасных бомб, отличавшиеся от ранее создан- ных технологией изготовления – литые из сталистого чугуна, цельнокованые из труб. Это значительно упрощало технологию их изготовления и расширяло возможности производства, тем более что по эффективности новые бомбы не уступали сварным.

Сектор занимался переделкой под фугасные бомбы мин и артиллерийских снарядов. Одной из первых таких работ была переделка еще в 1931 году в фугасную бомбу мин Батиньоля. В годы Первой мировой войны они были закуплены царским прави-

тельством во Франции. Запасы их имелись на складах в большом количестве.

После приварки к корпусу мин бомбового стабилизатора получались ФАБ-70М или ФАБ-70М2.

Переделке были также подвергнуты устаревшие артиллерийские снаряды, из ко- торых были созданы пятидесятикилограммовые ФАБ-50 восьми модификаций.

Переделка морского бронебойного 280-мм артиллерийского снаряда позволила быстро создать бронебойную бомбу БРАБ-220, так как БРАБы калибра 500 и 1000 кг конструкции Ленинградского Остехбюро под руководством В. И. Бекаури никак не удавалось отработать ввиду выявившейся сложности отливки головных частей.


image


Фугасные сварные авиабомбы ФАБ-50св, ФАБ-100св,

ФАБ-250св, ФАБ-500св, ФАБ-1000св, ФАБ-2000св модели 1932 года


image


Сварная фугасная авиабомба ФАБ-50св


image


ФАБ-50М5,

переделанная из 155-мм снаряда увеличенной дальности


image


Бронебойная авиабомба БРАБ-220, переделанная из морского 280-мм артиллерийского снаряда



Владимир Иосифович Сассапарель.

Фото 1932 г.


image


Алексей Федорович Турахин

image

Артиллерийские снаряды переделывались также и в осколочные бомбы. Устарев- шие английские, французские, различного типа русские 76 -мм снаряды, хранившиеся на складах со времени Первой мировой войны, были переделаны в восьмикилограм- мовые бомбы АО-8М шести модификаций.

В результате переделки 107-122 -мм снарядов были разработаны осколочно- фугасные бомбы АО-20М трех модификаций, хотя более правильно их следовало бы назвать фугасно-осколочными.

Вся эта работа была проведена при активном участии В. И. Сассапареля, Н. Л. Со- ловьева, М. Н. Трусова, Е. Э. Гарфа, А. Ф. Турахина.

В связи с окончанием отработки первой системы фугасных авиабомб сотруд- ники НИО В. И. Сассапарель и А. Ф. Турахин в 1933 году были награждены толь- ко что учрежденным орденом Красной Звезды. Владимир Иосифович Сассапарель вскоре возвратился на службу в ВВС и еще многие годы его деятельность была связана с подготовкой офицеров-вооруженцев в Военно-воздушной академии им. Н. Е. Жуковского. Алексей Федорович Турахин, один из зачинателей отечественного бомбостроения, до выхода на пенсию в 1976 году проработал на предприятии.

В 1917 году бывший поручик царской армии А. Ф. Турахин переходит на сторону Советской власти. Любовь к авиации привела его в 1918 году в Гатчинскую авиацион- ную школу, однако закончить ее не удалось, так как офицера с боевым опытом направи- ли на фронт. После Гражданской войны А. Ф. Турахин окончил Артиллерийскую ака- демию в г. Ленинграде, а в 1925 году он снова учится на Высших авиационных курсах. После этого А. Ф. Турахин работает 4 года старшим инженером в НИИ ВВС в Москве. В 1929 году он начал проектировать свои первые бомбы ФАБ-50, ФАБ-100

и ФАБ-2000, которые были приняты на вооружение в начале 1930-х годов.

На протяжении многих лет А. Ф. Турахин неизменно был в числе ведущих кон- структоров предприятия.

Попытки создать бомбы специального назначения, в том числе осветительные и зажигательные, были предприняты с самого начала работы опытного отдела, однако они оказались неудачными.

Трудности, с которыми столкнулись разработчики, были вполне естественными, так как отсутствие опыта приводило к тому, что требования к бомбам – и техниче- ские, и эксплуатационные – определялись лишь в процессе отработки. Отечественных разработок было мало, а сведения об иностранных образцах были далеко не полными и воспользоваться ими было трудно.

В 1932 году работа над осветительными (светящими) бомбами была поручена мо- лодому инженеру, только что окончившему Военно-техническую академию РККА, А. И. Звереву.

Около года ему потребовалось для создания первой светящей авиабомбы.

К концу 1933 года первая светящая авиабомба калибра 5 кг – САБ-5 была соз- дана. В отработке рецептуры снаряжения САБ-5 участвовали опытные пиротехники М. Г. Горовой и В. В. Воронков.

В качестве горючего они применили металлические порошки. Чистые алю- миниевый и магниевый порошки наша промышленность в то время не производи- ла, их приходилось ввозить из-за границы и они были очень дороги. Поэтому впер- вые был использован измельченный эвтектический сплав алюминия с магнием. Эти сплавы в пиротехнике применяются широко до сих пор.

В качестве окислителя применили азотно-кислый барий.


image


Коллектив НИО. Фото 1934 г.


Эффективность САБ-5 получилась не очень высокой – все-таки это был самый первый образец бомбы такого типа.

Вначале, из-за отсутствия опыта, факелы пытались снаряжать ручной набивкой. Лишь позднее было введено прессование. Для того, чтобы запрессованный состав не вываливался из гильзы, в нее вкладывали деревянный вкладыш и прибивали его к гильзе гвоздями. Однажды факел оказался длиннее, и гвоздь забили прямо в пиро- технический состав. Вспыхнул пожар, но огонь быстро загасили.

Парашюты для бомбы тоже спроектировали в НИО, а сшили в мастерской. Они также были несовершенны.

Интересны были заданные тактико-техническими требованиями способы приме- нения этих бомб – допускалось ручное выбрасывание их из кабины самолета. В этом случае согласно инструкции штурман должен был вынуть из взрывателя предохрани- тельную и пусковые чеки и выкинуть бомбу за борт.

Через год, в 1934 году, создается новая осветительная бомба САБ-3, значительно более эффективная, чем САБ-5.

В 1934 – 1937 годах по инициативе А.И. Зверева, поддержанной ВВС Военно- морского флота, проводятся исследовательские работы с целью выявить возможность активного взаимодействия авиации и морского флота при решении разного рода тактиче- ских задач. Специально для этого были созданы светящие авиабомбы массой от 12 до 85кг. Результаты исследований показали, что светящие бомбы являются незаменимым средством визуальной разведки в ночное время, они позволяют наводить корабли и подводные лодки на объекты противника, дают возможность осуществлять ночью


image


Светящая авиабомба САБ-3М



image


Зажигательная термитная авиабомба ЗАБ-2,5Т


image


Зажигательная авиабомба

с твердым горючим ЗАБ-10ТГ


image


Зажигательная авиабомба

с жидким горючим ЗАБ-250ЖГ

прицельное бомбометание, могут способствовать поражению кораблей противника бе- реговой артиллерией, позволяют осуществлять ночную посадку гидросамолетов и т. д. Был подготовлен документ о создании системы светящих авиабомб, необходи- мых для решения все этих задач. Однако на вооружение были приняты только бомбы массой до 25 кг. В это время сотрудник НИО С. П. Стрелков предложил новый, более мощный осветительный состав, и Управление ВВС сочло, что принимать на вооруже-

ние САБ-85 в старом снаряжении нет необходимости.

Конструированием зажигательных авиабомб занималась группа В. М. Виноградо- ва, а разработкой зажигательных составов к ним группа под руководством В. А. Преоб- раженского.

Работа шла в трех направлениях.

Одним из них было использование вещества на базе алюминиевого порошка (типа термита) или магниевого сплава (типа электрона). Предполагалось изготавли- вать из этих составов корпуса зажигательных бомб.

После длительной и сложной отработки были созданы четыре авиабомбы с метал- лическим горючим.

ЗАБ-1Э (массой около 1 кг) имела корпус из сплава электрон, в который вставля- лась прессованная шашка из улучшенного термита.

ЗАБ-2,5Т (масса около 2,5 кг) имела стальной корпус, в который запрессовывался термитный состав. При его сгорании цилиндр корпуса расплавлялся и жидкая сталь, растекаясь вокруг горящего очага вместе со шлаками термита, создавала дополнитель- ную зону поражения огнем.

Обе бомбы должны были выбрасываться из самолета в кассетах или просто вруч- ную из кабины самолета.

Была разработана и прошла испытания ЗАБ-25Э (массой около 25 кг), но на воо- ружение она принята не была из-за большого расхода электрона.

Одновременно с этими работами Ф. В. Козлов и В. А. Преображенский начали создание авиабомб с использованием жидких нефтепродуктов.

Это было второе направление в разработке зажигательных авиабомб. В результате этой работы была создана авиабомба ЗАБ-25ЖГ.

Жидкая горючая смесь из 35% бензина и 65% мазута, в которой в качестве напол- нителя использовались хлопчатобумажные концы, инициировалась разрывным заря- дом из дымного пороха и обеспечивала бомбе высокую эффективность.

Отработка и испытание зажигательных бомб были достаточно сложны по подготов- ке. Для летных испытаний бомб с жидким горючим были построены около двадцати на- турных макетов – деревянных домов и сараев, по которым производилось бомбометание. Одновременно была отработана и 250-килограммовая ЗАБ-250ЖГ. Она на воору- жение принята не была, так как ошибочно считалось, что в зажигательной бомбе тако- го калибра нет необходимости. О ней вспомнили лишь после начала Великой Отече-

ственной войны.

Первые же налеты немецких самолетов на Москву в 1941 году показали, что с бом- бочками малого калибра легко справляются бойцы формирований МПВО, дежурив- шие на крышах. Крупные пожары происходили от попаданий в дома крупнокалибер- ных зажигательных бомб.

Третье направление было первоначально выдвинуто инженерами Симагиным и Файнцифером, не работавшими в НИО. Они предложили создать зажигательную бомбу на основе отвержденного горючего.


Их длительная работа оказалась неудачной. Примененное ими загущающее ве- щество, имевшее белковую основу, на холоде коагулировало и полностью отделялось от горючего. Поэтому В. А. Преображенский и Г. С. Шелаев сами предприняли попыт- ку создать твердое горючее для снаряжения зажигательных авиабомб.

Вначале в лаборатории было отработано отверждение керосина, бензина и мазута. Керосин и бензин по консистенции напоминали плавленый сыр, а мазут – пасту густо- тертой краски. В состав твердого горючего также входил спиртовой раствор натриевой щелочи. Технология, которую использовали, уже на испытательной базе при получе- нии твердого горючего для опытных образцов, требовала от рабочих напряженного внимания. Но при точном соблюдении инструкции опасности не возникало, да и сам процесс не был сложным.

Для снаряжения зажигательных бомб был выбран состав на основе керосина. Со- став с бензином нашел себе применение позднее в огнеметах.

После отработки нового зажигательного снаряда были созданы зажигательные бомбы с твердым горючим калибра 10 и 50 кг, в которых наряду с твердым горючим был применен термит.

С 1935 по 1937 год Ф. В. Козловым проводятся работы по применению в зажи- гательных авиабомбах самовоспламеняющегося жидкого сплава щелочных металлов калия и натрия.

Сплав этот вызывает вспышку при малейшем попадании воды. Применить его для военных целей предложил украинский инженер Крамер.

Работа была чрезвычайно опасной. Ф. В. Козловым вместе с группой сотрудников были отработаны зажигательные бомбы ЗАБ-10 и ЗАБ-25 с отвержденным эмульси- онным горючим, а также двухкамерные зажигательные бомбы: в одной камере нахо- дилось жидкое горючее с добавкой спиртоводяной смеси, в другой – сплав калия с на- трием. Погасить такую бомбу было очень трудно.

Однако ввиду сложности и опасности изготовления этих зажигательных бомб и наличия ЗАБ с другим снаряжением бомбы с самовоспламеняющимся снаряжением в то время развития не получили.

В это же время Ф. В. Козлов с сотрудниками создали дымовую бомбу ДАБ для по- становки дымовых завес на суше и море.

Первая попытка создания фотоосветительной бомбы (ФОТАБ) была предпринята в 1930–1932 годах, но завершилась неудачей. В 1933 – 1934 годы группой конструкто- ров под руководством В. М. Виноградова и А. И. Зверева эта попытка была повторена.

Необходимость этой работы вызывалась тем, что при соответствующей маски- ровке визуальная разведка территории и позиций противника могла быть нерезуль- тативной. Аэрофотографирование как надежное средство визуальной разведки уже существовало, были созданы первые отечественные аэрофотоаппараты, которые уста- навливались в бомбоотсеке самолета.

Для проведения полного воздушного фотографирования требовался светильник, в тысячи раз превышающей по силе света САБы. При этом вспышка могла быть крат- ковременной – в доли секунды, – если момент съемки будет согласован со временем вспышки. Этой работой усиленно занимался Г. В. Капианидзе, подбирая состав, обла- давший нужными свойствами.

Отработка фотобомбы была достаточно длительной. При относительно неболь- ших высотах и скоростях полета самолета взрыв бомбы происходил в поле зрения аэрофотоаппарата и вспышка засвечивала снимок.


На полигоне под Ногинском. Фото 1935 г.


image


Аэронавигационная бомба АНАБ-1


image


Гидростатическая авиабомба ГАБ-100


image


Выход из положения был найден тем, что к стабилизатору бомбы прикрепили ленту. Она, действуя как слабый парашют, обеспечивала необходимое отставание бом- бы от самолета.

Завершена отработка ФОТАБ была уже в 1938 –1939 годах в связи с задержкой в отработке аэрофотоаппарата. В это же время Г. В. Капианидзе усовершенствовал аэ- ронавигационную бомбу АНАБ-1.

При ударе о воду головная часть бомбы разрушалась и на поверхности воды появ- лялось ярко-зеленое или ярко-красное пятно диаметром 7-10 метров.

Существовал и ночной вариант АНАБ. Он создавал плавающие точки белого огня. Применялась аэронавигационная бомба для того, чтобы помочь летчикам ориен- тироваться при полетах над морем.

В 1935 – 1936 годах тематика НИО продолжает разрастаться. Выдаются за- дания на разработку новых авиабомб. Разрабатывается ПЛАБ-100 – авиабомба для поражения подводных лодок, продолжается отработка бронебойных БРАБ- 500 и БРАБ-1000, предназначенных для нанесения ударов по кораблям, создаются четыре варианта учебно-практических бомб для обучения летчиков морской и су- хопутной авиации.

Значительно совершенствуются и методы отработки авиабомб. Для наблюде- ния за траекторией их падения начали применяться кинотеодолиты, что позволи- ло более объективно оценивать устойчивость, определять характеристическое вре- мя падения авиабомб.

В отделе, руководимом Н. С. Носковым, создаются приборы для определения пе- регрузок, что было важно для отработки прочности авиабомб.

Появляется фотометрическая аппаратура для измерения светотехнических ха- рактеристик осветительных средств всех видов. Попутно был создан морской метал- лоискатель, который позволял обнаруживать морские металлические мины.

Он был принят на снабжение Военно-морского флота.

Ведутся и теоретические разработки основ проектирования бомб. Новые мето- ды расчета корпусов на прочность (автор Н. Л. Соловьев) оказали большую практи- ческую помощь конструкторам. Большая работа проводилась отделом химической за- щиты, который возглавлял И. Н. Тютюнов-Орский.

Отдел отработал и сдал гидростатическую авиабомбу ГАБ-100 для постановки дымовых завес на море, а также «курящие» авиабомбы КРАБ-25 и КРАБ-50 для по- становки дымовых завес на суше.


Но основной задачей этого отдела была разработка средств химической защиты – противогазов.

Была проведена модернизация коробки армейского противогаза. Белая жесть, из которой эта коробка изготавливалась, была в то время очень дефицитным материалом.

Сотрудники отдела разработали конструкцию коробки из черной жести. Этот вариант и конструктивно и технологически был проще, так как допускал примене- ние сварочных автоматов. Но создание новых типов противогазов шло медленно, так как Наркомат обороны не проявлял заинтересованности в этой работе.

Положение резко изменилось после рассмотрения вопроса в правительстве. По- следовало решение правительства о самой срочной разработке противогазов различ- ного назначения. Инженерами Тютюновым-Орским, Миренским, Шехтером, Ситниц- ким и др. в короткий срок были созданы противогазы с бумажными фильтрами.

Наличие таких фильтров в 3-4 раза понизило сопротивляемость очищенного воз- душного потока при входе и в то же время полностью исключало возможность воздей- ствия отравляющих веществ на дыхательные пути.

Очень быстро было создано около 10 видов противогазов различного назначения: для танкистов, пехотинцев и т. п. – всего пять наименований, промышленный проти- вогаз, детский, гражданский, групповой.

Групповой противогаз предназначался для использования в бомбоубежище. Он представлял собой большой адсорбирующий ящик, к которому привертывались труб- ки масок. Один ящик мог обслуживать несколько человек.

Были сконструированы противогазы и для животных, которых возможно при- шлось бы использовать при ведении боевых действий: для собак, лошадей, верблю- дов. Специально отрабатывались фильтры для стационарных установок газоубежищ. Все конструкции нужно было в короткие сроки воплотить в металл и отработать. Тут основная тяжесть упала на рабочих опытного цеха. Нужно было срочно делать штам- пы, готовить детали, производить сборку.

В течение четырех с половиной месяцев бригада слесарей, возглавляемая Алек- сандром Дмитриевичем Михайловым, работала без выходных дней. Целыми неделя- ми люди не бывали дома, питались и спали на работе. Без самоотверженной работы А. Д. Михайлова, С. Е. Милованова, С. Е. Гайдукова, В. И. Шабурдова, Н. М. Бусыгина, Н. М. Горбунова и других ответственное задание правительства в установленный срок не могло бы быть выполнено. Большую смекалку проявили при изготовлении деталей В. Е. Милованов и А. Д. Михайлов, а главный инженер завода № 67 А. Л. Лившиц по- мог им отработать прогрессивную технологию.

Следует отметить, что при выполнении срочных заказов завод оказывал НИО очень большую помощь, особенно в вопросах отработки технологии.

В составе НИО, помимо конструкторских подразделений, был технологический сектор. Основной его задачей являлся выпуск чертежей для изготовления образцов экс- периментальных, заводских и государственных партий. Конструкторы-разработчики представляли в сектор только общие виды изделий, а деталировка, выпуск комплекта чертежей осуществлялись в секторе. Руководил этим подразделением С. И. Сидоров, вместе с ним работали И. Д. Овсянников, А. С. Кирьянов, В. А. Гужавин и другие.

Несколько позднее в составе НИО появился отдел подготовки производства, где разрабатывалась технология, готовились технологические маршрутные карты. Здесь работали Г. А. Талдыкин, Н. И. Кочетков и др.

image


Фильтрующий противогаз Т-4


image


Конский противогаз


image


Руководство завода №67. Слева направо: начальник НИО завода №67 Н.Т.Кулаков,

директор завода П.Г.Крынкин, начальник КТБ-27 Г.Е. Ворошнин, главный технолог Н.П.Васильев. Фото 1935 г.


Необходимо было оказывать техническую помощь заводам валового производ- ства, изготавливавшим бомбы – проектировать для них оснастку, технологические процессы и т. п. Еще в 1933 году на заводе по указанию ВСНХ было организовано Спе- циальное техническое бюро – спецтехбюро (СТБ). Территориально оно располагалось на заводе, но подчинялось ВСНХ.

Первоначально спецтехбюро должно было координировать и финансировать ра- боты по созданию авиабомб в НИО и организовывать на заводах страны серийное производство авиабомб, принятых на вооружение.

Начальником СТБ был назначен Г. Е. Ворошнин. Его заместителем и одновремен- но ученым секретарем СТБ был утвержден Н. Т Кулаков. Между ними произошло своеобразное разделение работ. Г. Е. Ворошнин был очень энергичным и деятельным в организационных и хозяйственных делах. Он активно занимался подбором кадров, привлечением специалистов-консультантов для решения производственных вопро- сов, обеспечивал финансирование работ по разработке новых бомб.

Н. Т. Кулаков был всецело занят НИОКР с самого их начала. Он контролировал раз- работки конструкций в НИО, изготовление опытных образцов в производстве, испыта- ние их на всех стадиях отработки. Серийным производством он не занимался, но особен- но следил за технологичностью конструкций. В начале 1934 года Н. Т. Кулаков приказом, подписанным Серго Орджоникидзе, был назначен на должность начальника НИО.

Н. Т. Кулаков в 1918 году вступил в партизанский отряд, после Гражданской во- йны – служба в уездной милиции, затем – в Сибирском ревкоме, учеба на рабфаке, далее – МВТУ им. Баумана. После окончания МВТУ Н. Т. Кулаков был направлен


на завод «Мастяжарт». С момента прихода на завод и до 1960 года, когда он вынужден был по состоянию здоровья уйти на пенсию, все работы по авиабомбостроению были связаны с ним.

Серийное изготовление авиабомб поручалось в то время машиностроитель- ным заводам различного профиля. Так как оно составляло тогда очень малую часть от основной заводской продукции, занимался этим, как правило, небольшой специ- альный цех. Выполнение подобных заказов чаще всего поручалось предприятиям, вы- пускавшим котлы или схожие с этим виды продукции.

Это объяснялось тем, что основными видами соединения деталей (головки с ци- линдром, цилиндра с хвостовым корпусом, подвесного ушка с хомутом бугеля и т. п.) в то время были в основном клепка и газовая сварка, т. е. такие техпроцессы, кото- рые применялись в котлостроении. Поэтому производство авиабомб разворачивалось на таких заводах, как № 67 (бывший «Мастяжарт»), «Красный котельщик» (Таган- рог), «Ростсельмаш» (Ростов на Дону), «Дормашина» (Рыбинск) и т. д.

Однако при изготовлении авиабомб требовалась гораздо большая точность, чем при производстве котлов. Поэтому освоение валовыми заводами всех видов но- вой продукции вызывало серьезные затруднения.

Сотрудникам спецтехбюро пришлось решать самые разнообразные вопросы: ме- таллургии – осваивалась отливка головок из стали для бронебойных авиабомб; сварки – электродуговая сварка еще только начинала внедряться в промышленность; механи- ческой обработки, сборки. Это потребовало привлечения в СТБ специалистов, могу- щих оказать заводам реальную помощь. Кроме того, в обязанности СТБ было вменено проектирование спеццехов валовых заводов, в которых должны были делаться бомбы, при этом оборудование должно было подбираться и размещаться в соответствии с за- даваемой СТБ технологией.

В 1933 году по инициативе СТБ было созвано всесоюзное совещание заводов, из- готавливавших бомбы, в котором приняли участие конструкторы опытного отдела. Такая форма общения заводов непосредственно с отработчиками оказалась очень по- лезной обеим сторонам, и совещания такого типа решено было повторять.

В 1935 году СТБ было преобразовано в Конструкторско-технологическом бюро (КТБ-27).

КТБ-27 по-прежнему существовало на территории завода № 67, но было пере- подчинено Главному мобилизационному управлению Наркомтяжпрома. НИО же по-прежнему оставался отделом при заводе № 67, хотя работы его и КТБ-27 были вза- имосвязаны: задачей КТБ было оказание помощи спеццехам валовых заводов, произ- водивших образцы, разрабатываемые НИО. Без визы КТБ-27 заказчик не принимал от НИО чертежей для сдачи на валовое производство.

После 1935 года КТБ-27 быстро стало пополняться кадрами. Так, в области сварки стали работать А. С. Ольшанский, В. А. Боголюбский: вопросами механи- ческой обработки и сборки занимались Ананченко, В. В. Шишкин, Д. А. Силин, Е. Т. Шестоперова, Г. П. Курин; литьем – Н. И. Соколов, В. Е. Ермолаев; вопро- сами измерений – А. И. Павлов, В. В. Любичев, Б. К. Ярцев, А. Н. Фролов и т. д. Начальником КТБ-27 был назначен Г. Е. Ворошнин, его заместителями – Н. И. Крупнов и Н. М. Кашкин.

Сотрудники КТБ работали чрезвычайно оперативно. Так, альбом контрольно- мерительного инструмента заводу «Красный котельщик», который делал в это вре- мя ФАБ-250, был выслан в Таганрог через сутки. Также в течение суток был разрабо-



Начальник КТБ-27 Г.Е. Ворошнин

image

тан техпроцесс на изготовление запального стакана авиабомбы ФАБ-100, и технолог тут же выехал с документами в Ростов на «Ростсельмаш».

Вообще, система оперативной помощи была в КТБ-27 хорошо продумана: техно- лог по вызову с завода выезжал туда на ближайшем поезде, надо было только захва- тить из дому необходимые вещи. Билет он получал от специального агента, который встречал его уже на вокзале.

Душой этого небольшого, но слаженного коллектива был по-прежнему Г. Е. Во- рошнин, сам отличавшийся необыкновенной оперативностью и подвижностью.

В 1937 году в КТБ-27 было организовано второе всесоюзное совещание предста- вителей заводов, выпускающих бомбы, и военпредов с участием работников НИО. Со- вместное обсуждение технологических вопросов, ТУ и чертежей помогло и промыш- ленности, и конструкторам.

К 1935 – 1936 годам в технологии изготовления бомб все большую роль начинает играть сварка, вытесняющая клепку даже при соединении толстостенных головок и ци- линдра в ФАБах. Это произошло после того, как были внедрены в производство элек- троды с толстыми покрытиями, обеспечившие шов высокой прочности. Этому внедре- нию предшествовала большая работа сварочной и рентгеновской лаборатории НИО.

Большой заслугой инженеров-сварщиков М. И. Куниса, В. С. Володина явилась замена клепанных соединений в подвесных ушках и бугелях на сварные, что значи- тельно удешевило технологию производства: под клепку ушки надо было долго фрезе- ровать и обрабатывать вручную.

В 1937 году теми же Кунисом и Володиным был найден весьма эффективный спо- соб повышения производительности при сварке путем применения спаренных элек- тродов (многоэлектродная сварка от одного источника питания широко распростра- нилась не только в оборонной, но и в других видах промышленности).

Летом 1936 года на Ногинском полигоне состоялся показ – демонстрация авиа- бомб, разработанных НИО, представителям ЦК партии, Правительства, Наркомата обороны. На нем присутствовали Маршалы Советского Союза М. Н. Тухачевский и А. И. Егоров, начальник ВВС Я. И. Алкснис, начальник Химического управления командарм П. Е. Дыбенко, сотрудники Управления авиабоеприпасов НКО И. Ф. Са- криер, Е. Г. Беккер, М. М. Зандер, которые много лет были связаны с НИО как пред- ставители ВВС и НКО, и др.

Присутствовали также представители ЦК ВКП (б), генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ А. В. Косарев.

Были представлены в действии фугасные авиабомбы калибра 50–250 кг, освети- тельные, в их числе САБ-70 с осветительным составом на натриевой селитре, зажи- гательные бомбы различного вида – термитные, с отвержденным и жидким горючим, дымовая курящая бомба для постановки дымовых завес, агитационная бомба. Само- летами ВВС, которые обслуживали показ, было сделано более тридцати самолетовы- летов. Работа некоторых образцов демонстрировалась на земле. Деятельность НИО была высоко оценена присутствовавшими.

Кстати, следует сказать, что специалистами НИО в 1936 – 1937 годах был разра- ботан планер специального назначения (ПСН), вошедший в число первых российских проектов по созданию управляемого авиационного оружия.

В эти же годы специалистами КТБ-27 заложены основополагающие принципы создания управляемого авиационного оружия и спроектированы управляемые плани- рующие бомбы и бомбы по аэродинамической схеме «летающее крыло».


В это же время остро встал вопрос о переводе всей испытательной базы и снаря- жательных мастерских из-под Ногинска, так как занятая испытательной базой НИО территория принадлежала полигону ВВС, а в связи с увеличением интенсивности по- летов и испытаний мастерские и площадки предприятия стали мешать полигону.

Поэтому Наркоматом было принято решение о передислокации мастерских. Для их размещения были предоставлены бывшие снаряжательные мастерские Реак- тивного НИИ в районе п. Красноармейска Московской области. Натурные и летные испытания предполагалось проводить на Софринском полигоне.

Наркомат боеприпасов принял также решение о передаче летной части НИО в распоряжение Полигонного управления Наркомата с переподчинением ее Софрин- скому полигону.

НИО предстояло перебазировать мастерские на новое место, оборудовать новые боевые поля для летных испытаний.

Объем работ в НИО ежегодно увеличивался, тематика усложнялась, а маленькие помещения с трудом вмещали всех сотрудников. Недостаточной становилась и мощ- ность цеха № 4, он с трудом справлялся с все возрастающими количествами партий из- делий, сроки изготовления образцов затягивались.

Завод № 67 за годы существования при нем НИО резко увеличил выпуск авиабомб. Теперь он был полностью специализирован на выпуске оборонной продукции. По неко- торым образцам авиабомб завод был назначен головным, т. е. здесь полностью отраба- тывалась технология для всех цехов серийных заводов, где производились те же изде- лия. Плановые задания заводу увеличивались ежегодно, старых мощностей не хватало. Завод уже не мог оказывать НИО помощь в изготовлении образцов в прежних объемах. Отметим, что в 1933 году завод № 67 выпустил 9600 штук ФАБ-200, 8100 – ФАБ-

250, 1050 – ФАБ-500, 310 – ФАБ-1000 и 70 – ФАБ-2000.

В рамках одного предприятия фактически теперь существовали два и каждый со своими задачами и особенностями.


image


Планер специального назначения (ПСН), разработанный специалистами НИО


image


image

Варианты конструкции планирующей бомбы


Один из вариантов конструкции планирующей бомбы. Фото 1937 г.

image



Накануне войны. 1939—1941


В предвоенные годы в связи с перевооружением ВВС новой авиационной техни- кой объем НИОКР в области бомбостроения резко увеличился. В апреле 1938 года состояние дел в отечественном бомбостроении специально рассматривалось на засе- дании Комитета обороны страны.

В соответствии с решением Правительства (постановление Комитета обороны при Совете Народных Комиссаров Союза ССР от 21 апреля 1938 г. № 64 «О производ- стве авиабомб в 1938 г.») и приказом Народного комиссариата оборонной промыш- ленности (НКОП) СССР от 4 мая 1938 г. № 147 на базе НИО завода № 67 и КТБ-27 было создано головное специализированное предприятие – конструкторское бюро по авиабомбостроению с опытной производственной базой.

В процессе организационного оформления КБ получило свое официальное наименование «Государственное союзное конструкторское бюро № 47» (ГСКБ № 47 или ГСКБ-47). Руководство, организация работ, финансирование тематики в ГСКБ-47 стало централизованным. Начальником ГСКБ-47 был назначен Николай Тимофеевич Кулаков. Главным инженером и заместителем начальника предприятия был назначен воениженер 1-го ранга Василий Михайлович Гранов.

Назначение В. М. Гранова главным инженером было принято по предложению и настоянию Управления ВВС, которое считало, что поскольку ГСКБ-47 разрабаты- вает конструкции для Наркомата обороны, то и главный инженер должен быть во- енным. Предложение Н. Т. Кулакова о назначении на эту должность представителя от промышленности не было учтено. Г. Е. Ворошнин перешел на работу в Наркомат оборонной промышленности.

image

На ГСКБ-47 была возложена обязанность оказания помощи заводам, осваи- вающим производство авиабомб. Для этого в состав предприятия и было включено конструкторско-технологическое бюро № 27. Необходимость активной помощи заво- дам диктовалась тем, что производство военной продукции все более увеличивалось, так как международная обстановка обострялась. В этих условиях расширение произ- водства боеприпасов имело не меньшее значение, чем создание новых.



Главный технолог

Николай Петрович Васильев


image


Фугасные авиабомбы из сталистого чугуна ФАБ-50 и ФАБ-100

image

На некоторых гражданских заводах боеприпасы становятся основным видом про- дукции. Там, где на оборонную промышленность работали один-два цеха, назначался заместитель директора по спецпроизводству.

Заказы стали выдавать и предприятиям, не имевшим опыта изготовления боепри- пасов. По воспоминаниям одного из работников Управления заказов ВВС, полковни- ка С. Г. Стрельникова, количество цехов, делавших авиабомбы, с 10 – 15 в 1935 году выросло в период с 1937 по 1940 год до 35 – 40.

Начальник ГСКБ-47 Н. Т. Кулаков, хорошо понимавший важность оперативной помощи серийным заводам, и главный технолог Н. П. Васильев сумели очень четко на- ладить технологическую службу. На предприятии был создан технологический отдел, технический отдел по разработке чертежей, идущих в серийное производство, отдел по разработке контрольно-измерительного инструмента для механических и снаря- жательных заводов и т. д. В это время вопросы технологичности изделий впервые на- чинают решаться еще на стадии проектирования совместными усилиями технологов и конструкторов. Основным делом технологов было оказание помощи серийным заво- дам. Для этого технологические отделы имели в своем составе специалистов по всем видам металлообработки.

Большую роль в становлении и развитии ГСКБ-47 сыграл Николай Петрович Ва- сильев – главный технолог предприятия. Он принадлежал к еще дореволюционному поколению инженеров.

В 1921 году он поступил на «Мастяжарт» заведующим техническим бюро, за- тем работал заведующим техническим отделом, заместителем директора по техни- ческой части. Затем Н. П. Васильев – главный инженер завода № 67. В 1938 году он перешел в ГСКБ-47 на должность главного технолога и бессменно трудился на этой должности в течение 14 лет до 1952 года. Его участие в работе конструкторов никог- да не ограничивалось только кругом технологических вопросов. Он следил за кон- структорскими разработками и ходом их испытаний, советы его всегда были полез- ны. А его отзывчивость, человечность особенно привлекали к нему людей. Авторитет Николая Петровича Васильева был очень высок. Не будет преувеличением сказать, что многие ценные деловые качества Н. Т. Кулакова выработались у него благодаря общению с Н. П. Васильевым.

Перед ГСКБ-47 была поставлена еще одна задача, которую предстояло решить конструкторам, хотя конечная ее цель также заключалась в облегчении работы про- мышленности: создать варианты фугасных бомб с минимальным расходом стали и упрощенной технологией производства и снаряжени я.

Аналогичная задача уже решалась конструкторами в 1934–1936 гг. Сейчас необхо- димость в ней возникла в связи с расширением производства сталистого чугуна (вместо серого) и появлением новых методов снаряжения. Задание было выполнено быстро. По предложению Кулакова, Соловьева, Андронова, Трусова были созданы бомбы с кор- пусами из сталистого чугуна, из стального литья. Андронов, Трусов и Носов предло- жили вариант из цельнотянутых труб (при всем разнообразии в конструкции корпуса и форме стабилизатора сами стабилизаторы все время были съемными и клепаными. Приваренный стабилизатор был только у ФАБ-50 конструкции А. Ф. Турахина).

Новые бомбы в отличие от созданных ранее имели большое очко, чтобы снаряже- ние можно было производить не только методом заливки, но и шнекованием.

Для дальнейших работ предприятия нужно было оборудовать снаряжательные мастерские и испытательные площадки на новом месте. В 1937 году снаряжательно-


image


Группа работников предприятия на производстве №2 в г. Красноармейске.

Слева направо: М.Ф. Ковалев – главный бухгалтер; Г.В. Капианидзе – конструктор; С.Е. Шайкин – начальник испытательной станции; К.Ф. Гарф (Абрамова) – бухгалтер производства №2; П. Мурашов – лаборант-снаряжальщик, В.А. Преображенский – главный химик; А.С. Смирнов – снаряжальщик производства №2; З.П. Цепков – снаряжальщик производства №2. Фото 1939 г.


испытательное производство было переведено из деревни Соколовка Ногинско- го района в поселок Красноармейск Московской области. На северной окраине Красноармейска была обширная территория, отгороженная колючей проволокой. На этой территории имелись оставшиеся предприятию в «наследство» от РНИИ три небольших строения, расположенных друг от друга на расстоянии нескольких десятков метров.

В основном здании (теперь помещение отдела складов) разместилось руковод- ство производства, небольшая химическая лаборатория, которой руководил С. А. Пе- тросян, помещение для работников боевого поля, секретный отдел и помещение для работы приезжавших в командировку сотрудников предприятия.


Во втором здании организовали снаряжательную мастерскую. Здесь установи- ли прессы, выделили помещения для смешивания пиротехнических составов. Масте- ром был назначен З. П. Цепков. Вместе с ним работал С. Н. Рябин. В их распоряжении была еще мельница с жерновами, на которой размалывали и металлические сплавы, и серу, и селитру. В помещении производилась вручную сборка боеприпасов.

Вскоре была построена вторая мастерская размером 4х6 м2, где велась работа с ВВ. Эту мастерскую расположили в овраге. На территории в лесу имелась площадка, на которой испытывались боеприпасы. Наблюдения за испытаниями велось из блин- дажа со смотровыми щелями.

Вся территория производства № 2 была очень маленькой. Первая проходная на- ходилась у административного здания, вторая для выхода на испытательную пло- щадку чуть дальше оврага. Для испытаний оборудовали поляны в близлежащем лесу. На той, которая была больше (ныне площадка № 2), поставили подъемные приспосо- бления, чтобы бомбы можно было подвешивать на нужной высоте, и коробчатые ми- шени для испытаний осколочных бомб.

В семи километрах от производства на территории Софринского полигона при- шлось оборудовать площадки для летных испытаний, а также для подрыва крупных образцов.

Начальником отдела испытаний стал Соколов, ему подчинялся начальник бое- вого поля – сначала А. А. Оль, затем Г. Тихонов, после него – А. Ф. Карпов. Много сил вложили в организацию производства А. И. Таранов, назначенный начальником, а также С. Т. Тишин. В составе отдела было несколько подрывников: Костюченков, Лысенков, Окишев.

В Красноармейске предприятие имело 2 жилых дома. Один из них был одноэ- тажный, барачного типа (стоял по адресу проспект Ленина, д. 8), второй – двухэтаж- ный на 12 квартир (ул. Пионерская, 5). В этих домах жили и переведенные из д. Ско- ловки новые работники производства С. Е. Шайкин, З. П. Цепков, С. Н. Рябинин, К. Ф. Абрамова, Г. Тихонов, З. А. Романова. Одна из квартир в доме была отведена под гостиницу.

Добираться в Красноармейск из Москвы приходилось пригородным поездом до станции Софрино, а далее 16 км – по узкоколейке. По ней ходил паровозик с плат- формами, к которым цеплялись два вагона для пассажиров. Транспорт был ненадеж- ным, особенно в зимнее время. Тогда приходилось до Красноармейска из Софрино добираться пешком. На летные испытания из Красноармейска добирались гужевым транспортом.

В первые годы при разработке технической документации на авиабомбы не было установленной системы для оформления чертежей. ГСКБ-47 по согласованию и с участием Главного управления ВВС НКО решило на одном из заводов разрабо- тать образцовый чертеж и технические условия на изготовление авиабомбы. Издели- ем для образцового чертежа была определена гидростатическая авиабомба ГАБ-100 для установки дымовых завес на море.

Эта бомба по своей конструкции была одной из самых сложных для того времени, она состояла из большого количества узлов и деталей.

По договоренности с Краматорским заводом начальники отделов ГСКБ-47 Н. И. Крупнов и С. О. Сидоров, представитель ВВС Неворотин вместе с инженерами завода разработали такой чертеж. В нем был регламентирован порядок расположения общего вида узлов и деталей, определены порядок оформления ТУ, расчета допусков


и другие вопросы. Техническая документация образцового чертежа была положена в основу оформления всех чертежей авиабомб, принятых на вооружение.

Вначале для серийного производства оформлялись чертежи литер «А» на обыч- ной кальке. Оформлением чертежей занимался специальный отдел с большим коли- чеством ИТР. Руководил отделом Сергей Осипович Сидоров – инженер, хорошо знав- ший свое дело, пунктуальный и строгий в том, что касалось техдокументации.

В процессе производства авиабомб технологический отдел под руководством Ни- колая Ивановича Крупнова вместе с заводами при участии представителей ВВС гото- вил предложения по уточнению техдокументации, отрабатывал технологический про- цесс, создавал и проверял технологическую оснастку.

После освоения в производстве конструкции, тщательной отработки чертежей и техпроцесса техдокументация на авиабомбу переводилась в литер «Б». Чертежи литеры «Б» оформлялись на полотняной кальке без каких-либо помарок. Изменения или исправления производить в них запрещалось. Чертежи литеры «Б» утверждались ГСКБ-47 и Управлением ВВС. Чертежи приспособлений, а также технологический процесс подписывались руководством завода-изготовителя и утверждались специаль- ной комиссией из представителей ГСКБ и Управления ВВС.

Чертежи литеры «Б» являлись основой для серийного производства изделий и раз- работки мобилизационных планов. Таким образом, возможность брака в серийном про- изводстве авиабомб по причине каких-либо ошибок в техдокументации исключалась. Именно тогда по предложению Управления ВВС подлинники научно-технической документации, подлинники научно-технических журналов, вся технологическая до- кументация стали храниться в ГСКБ-47. Предприятие было обязано обеспечивать все заводы-изготовлители авиабомб и военную приемку технической документацией.

В это время активно продолжается работа по созданию бомб специального назна- чения. В 1936 году по предложению С. П. Стрелкова были начаты исследовательские работы над светящим составом. Об объеме работ (в ней участвовали М. А. Ефимов, С. П. Стрелков, З. Д. Найденова, З. А. Ромашова и др.) можно судить хотя бы по тому, что число проведенных опытов по этой теме превышало 20 тысяч.

В 1937 году из Испании был получен образец немецкой светящей бомбы, о кото- рой очевидцы говорили, что она «горит очень долго и очень светло». Исследования этого образца показали, что по силе света он не превышает САБ на натриевой селитре, да и состав не содержит принципиально нового. В попавшей к нам американской поса- дочной ракете (предназначенной для подсветки местности при ночной посадке само- летов) интерес предоставил лишь парашют из тонкого натурального шелка.

В это время уже была заложена светящая авиабомба, основное требование к ко- торой заключалось в обеспечении возможности прицельного ночного бомбометания с высот до 5 км при горении одного образца. Тогда же была начата отработка посадоч- ной ракеты, ее задача состояла в освещении аэродрома при посадке самолета в темноте. Возглавил все эти работы С. П. Стрелков. Конструирование САБ было поручено

Н. А. Монакову, М. А. Ефимов отвечал за отработку состава. Над конструкцией посадоч- ной ракеты и всех парашютных систем работал А. П. Якушев (с уходом Н. А. Монакова к Якушеву перешло и конструирование САБ). А. И. Купчихин занимался светотехни- ческими расчетами и фотометрированием. Снаряжательные работы в мастерских про- водила З. Д. Найденова. Химическую стойкость составов исследовали З. А. Ромашова и А. М. Брюшинина. Руководил этой работой М. А. Ефимов. При снаряжении образцов большую помощь оказывал пиротехник мастерской № 1 С. Н. Рябин.


image


Слушатели Артиллерийской академии – работники предприятия на полигоне под г. Лугой на практических занятиях. Слева направо: Н.Ф. Кичигин, Б.М. Ульянов (у буссоли), Ф.И. Сидоров (с биноклем), Н.А. Монаков (с фотоаппаратом), Н.С. Носков. Фото 1936 г.



Посадочная ракета ПР-8


image


Светящая авиабомба САБ-50-28

image

Объем работ был огромным, а исполнителей мало. Нередко люди выезжали в 4–5 часов утра на площадку для участия в летных испытаниях, возвратившись, гото- вились к наземным, и тут же ночью проводили их, заканчивая работу в час-два ночи. Требовала времени и подготовка технической документации к испытаниям, хотя тогда она имела минимальный объем: рабочий чертеж, техническое задание и технические условия. Схема прохождения документации тоже была несложной: конструктор – контролер – технолог – начальник предприятия.

В 1940 году посадочные ракеты ПР-8 и авиабомбы САБ-50-28 и САБ-100-55 прошли государственные испытания.

Однако при изготовлении партий для войсковых испытаний возникли труд- ности. Так, 500 корпусов ПР-8 делала бригада, состоящая из мастеров, инженеров и техников, притом в «нерабочее» время: мощности производства на своевременное выполнение этого заказа не хватило, и пришлось таким не совсем обычным путем выходить из положения. (Это оказалось возможным, потому что многие инженеры и техники были в прошлом высококвалифицированными рабочими.)

Далее возникли трудности в снаряжении.


Партия, выходящая на войсковые испытания, должна быть снаряжена на ва- ловом заводе. Между тем снаряжательный завод № 11 категорически отказался от этой работы, мотивируя свой отказ наличием в осветительном составе натриевой селитры, а в конструкции ПР-8 – терочного воспламенителя. При этом решение за- вода было активно поддержано многими сотрудниками тогдашнего Наркомата бое- припасов.

Стремясь во что бы то ни стало обеспечить армию высокоэффективным оружием, работники ГСКБ-47 взялись произвести снаряжение на заводе своими силами. Была организована бригада из рабочих производства № 2, а обязанности мастеров и техно- логов легли на конструкторов.

Сейчас трудно даже представить себе всю меру ответственности, которая ложи- лась на коллектив ГСКБ-47: любая, даже случайная неудача не только преградила бы путь к армии очень нужных изделий, но поставила под тяжелый удар тех, кто взял на себя смелость участвовать в этой работе. После очень серьезной подготовки образ- цы были снаряжены, и перед самым началом войны, в мае-июне 1941 года обе САБ и ПР-8 прошли войсковые испытания.

Нельзя не сказать о том, что душой всех этих работ был С. П. Стрелков, обладав- ший выдающимися организаторскими способностями. Он использовал для обсужде- ния любую свободную минуту – перерывы между подрывами во время испытаний, от- дых в общежитии и т. д. Обсуждения эти носили настолько свободный и непринуж- денный характер, что, например, химик М. А. Ефимов вносил предложения по меха- нической части конструкции, а совсем не имевший отношения к химии А. П. Якушев выдвинул идею изменить пиротехнический состав.

В конце 1937 года вечернее отделение Артиллерийской академии окончила груп- па бывших наших рабочих: С. П. Стрелков, Ф. И. Сидоров, Б. М. Ульянов, Н. А. Мона- ков, А. Ф. Кичигин и др.

Ф. И. Сидоровым и А. Ф. Турахиным совместно с группой сотрудников были раз- работаны новые бронебойные авиабомбы калибров 250, 500 и 1000 кг с конусным кор- пусом (конусность была незначительная – 0°40' – 0°45'): БРАБы, спроектированные когда-то Бекаури, имели ряд недостатков и их надо было заменять.

Для ускорения отработки бомб решено было часть испытаний произвести не бом- бометанием, а стрельбой моделями бомб из пушек по бронеплитам. Прогрессивность такого метода была очевидна; он позволял в значительной мере сократить и объем за- трат, и время отработки. Однако при этом можно было лишь сравнивать различные варианты. Абсолютную же оценку эффективности бомб можно было по-прежнему по- лучить лишь при натурном бомбометании. Созданию этих бомб придавалось настоль- ко бо льшое значение, что в определении условий и места их испытаний принимали участие руководители наркоматов боеприпасов и обороны.

Испытания были закончены 12 июня 1941 года, а 19 июня доклад наркомов обороны, Военно-морского флота и боеприпасов Тимошенко, Кузнецова и Горемыкина с предло- жением принять на вооружение БРАБ-250 и БРАБ-1000 был представлен в Совнарком.

В 1938 году Главное инженерное управление Наркомата обороны выдало ГСКБ- 47 задание на проектирование осколочно-заградительной мины, подрыв которой мог бы быть осуществлен с дальнего расстояния по радио. Мины полагалось закапы- вать в землю. При этом наши части должны были иметь возможность производить на минированном поле любые маневры. В случае же наступления вражеских войск мины вводились бы в действие.


image


Светящая авиабомба САБ-100-55


image


Бронебойная авиабомба БРАБ-500



Конструкторы авиабомб Н.А. Котов (слева) и А.Ф. Турахин на полигоне под Ногинском. Фото 1939 г.


image


Осколочно-заградительная мина ОЗМ-2


image


image

Авиационная граната АГ-2


Противолодочная авиабомба ПЛАБ-100

image

Это была совершенно новая для предприятия тематика. Работа была поручена от- делу, которым руководил В. М. Виноградов. Исполнителем мины стал Б. М. Ульянов. Разработкой радиоаппаратуры занимался специализированный институт.

Конструкторы решили для корпуса мин использовать устаревшие и бракованные корпуса 152-мм артиллерийских снарядов.

Разработка самой мины, взрывного устройства, которое выбрасывало мину из зем- ли и подрывало на заданной высоте, была закончена очень быстро. Мина из 152-мм снаряда массой 6,3 кг выбрасывалась на высоту около 0,5 метра над поверхностью зем- ли, образуя около 3000 осколков, которые создавали круговую зону сплошного пора- жения радиусом 40 метров.

Позднее, уже во время войны, для этой цели были применены и бракованные кор- пуса 120-мм мин.

На Софринском полигоне провели испытания первых образцов осколочно- заградительной мины ОЗМ-152. Мины были установлены на метровой глубине в определенном порядке на площади 0,5 квадратного километра и подорваны с расстояния 17 км. Эффект превзошел ожидания не только заказчика, но и ис- полнителей. Поле в радиусе 700 метров было буквально перепахано осколками, пробиты броневые листы толщиной 20 мм, поражены все мишени. ОЗМ-152 была немедленно принята на вооружение и запущена в производство под обозначением ОЗМ-2.

Первое боевое применение этой мины во время войны с Финляндией подтверди- ло ее высокую эффективность. Оказавшийся на заминированном поле батальон вра- жеской пехоты был уничтожен.

В 1940 году на вооружение приняли разработанную Б. М. Ульяновым полевую мину заграждения ПМЗ-40 в герметичном металлическом корпусе цилиндрической формы с собственным специальным взрывателем МВ-3.

Позже были созданы противопехотная картонная мина ПМК-40 и мина против лыжников ПММ-6.

Новое направление в работе предприятия, каким явилось производство инже- нерных боеприпасов, получило большое развитие, но основные работы развернулись во время войны.

Много и плодотворно работает в эти годы А. Ф. Турахин. Одной из его конструк- ций была авиационная граната АГ-2.

Мысль о создании ее возникла в связи с тем, что хвостовая часть наших самолетов была недостаточно защищена в случае атаки противника. А сама идея была подсказа- на давним авиационным опытом А. Ф. Турахина. Он рассказывал: «…Как-то во время полета – я служил тогда в НИИ ВВС – я выбрасывал вниз сигнальные патроны. Ког- да машина села, один из товарищей меня за это выругал: «Я шел за тобой, и вдруг пе- ред моим носом какая-то штука. Неприятно…»

Граната АГ-2 по выпадении из кассеты выбрасывала тормозной парашют, и через 3 секунды, отстав от своего самолета на 200–250 м, взрывалась перед носом истре- бителя противника. Громкий звук взрыва, внезапно возникшее черное облако дыма и плотная завеса осколков, которая стремительно надвигалась на преследующего, должны были заставить его отказаться от атаки. АГ-2 прошла полный цикл отработки, но на вооружение принята только в 1942 году.

Вместе с Н. А. Котовым, А. Ф. Турахин модернизирует ПЛАБ-100, предназначен- ную для поражения морских целей. Модернизация была очень серьезной. В результа-


image


те ее у бомбы возрос коэффициент наполнения, улучшилась устойчивость, стал на- дежно работать механизм, отделяющий парашют от корпуса в момент приводнения.

Творческое содружество А. Ф. Турахина и Н. А. Котова обеспечило и создание мо- стовой авиабомбы.

Н. А. Котов обладал даром конструктора-изобретателя. Его предложения, как пра- вило, отличались самобытностью, идеи он нередко заимствовал из различных журна- лов. Одной из очень сильных сторон его характера была необыкновенная настойчи- вость: добиваясь проработки своих идей, Н. А. Котов не останавливался ни перед ка- кими препятствиями. В то же время в основе предлагаемых им решений чаще всего ле- жала интуиция; самый простой расчет, необходимый для обоснования, был для него затруднителен. Поэтому его предложения требовали развития, доработки, постоян- ной помощи со стороны квалифицированных инженеров.

Мостовой бомбой (авиабомбой для поражения железнодорожных мостов) в НИО занимались почти с самого начала его образования. Однако только незадолго перед войной эта задача была решена. Н. А. Котов предложил присоединить к бомбе фугасного действия специальные крючья, которые при падении бомбы зацеплялись за фермы моста. Бомбометание должно было производиться с малых высот, а для га- шения скорости применялся парашют. МАБ-250 успешно прошла заводские испыта- ния и была принята на вооружение.

В 1937 году группой под руководством В. Ф. Козлова было предпринято создание новых осколочных авиабомб. В качестве металла решено было использовать стали- стый чугун. Работа по исследованию осколочных свойств сталистого чугуна велась


На Ногинском испытательном полигоне после испытаний. Фото 1939 г.

Слева направо:

лежат – Желко – инженер;

З.П. Цепков – снаряжательщик; сидят: 1-й ряд – Г.В. Капианидзе, В.М. Виноградов, Н.Л. Соловьев, Ф.П. Шишковский – заместитель начальника полигона; 2-й ряд – (первый) Смоленков – испытатель, (четвертый) С.Е. Шайкин


image


Мостовая авиабомба МАБ-250


Бывший главный конструктор ГСКБ-47 Н.Л.Соловьев (справа) и бывший начальник отдела разработки противохимических средств защиты завода №67 И.Н.Тютюнов-Орский.

Фото 1947 г.


image


совместно с МВТУ им. Баумана. Велась она в широком объеме и весьма тщательно: испытывался чугун с временным сопротивлением от 20 до 40 кг/мм2. Результаты их были обнадеживающими.

Это было очень ценно; хотя бы частичная замена стали сталистым чугуном при изготовлении боеприпасов позволила бы сберечь ее для других видов промыш- ленности. Ведь потребность страны в стали значительно превышала в то время ее выплавку.

В 1939 году группой под руководством конструкторов Н. Т. Кулакова, Н. Л. Со- ловьева и М. Н. Трусова по заданию правительства был создан вариант осколочной бомбы из сталистого чугуна с патронированным снаряжением. Подольский завод очень быстро освоил производство этих бомб; впоследствии так готовились серий- ные партии.

Правительство высоко оценило работу ГСКБ-47. В 1939 году Указом Президиума Верховного Совета СССР большая группа наших сотрудников была награждена орде- нами и медалями. В их числе были: Н. Т. Кулаков, Н. П. Васильев, получившие орден Ленина, В. А. Преображенский и А. И. Зверев, награжденные орденом Красной Звез- ды, электросварщик И. П. Сидякин и мастер базы № 2 З. П. Цепков, которым были вручены медали за «Трудовое отличие» и др. Всего был награжден 31 человек.

В сентябре 1939 года главным инженером ГСКБ-47 был назначен Николай Ива- нович Крупнов, проработавший в этой должности до конца Великой Отечественной войны. Н. И. Крупнов внес большой вклад в создание и развитие предприятия, в раз- вертывание производства авиабомб на серийных заводах в годы войны.


image


Траншейный огнемет ТОП


image

Отдел противохимической защиты просуществовал в составе ГСКБ-47 недолго. Основной его задачей в то время было оказание технической помощи заводам, изго- товлявшим противогазы.

Начальник отдела И. Н. Тютюнов-Орский с сотрудниками в 1938 году создал кон- струкцию противопехотной дымовой шашки. Изделие выдержало государственные испытания и было принято на вооружение.

Но это было последнее изделие, созданное коллективом отдела противохимиче- ской защиты в ГСКБ-47. В 1939 году отдел в полном составе приказом Наркомата бо- еприпасов был возвращен на завод № 67, где на его базе было создано конструкторско- технологическое бюро.

В 1939 году в ГСКБ-47 была переведена группа конструкторов-изобретателей ог- неметов во главе с С. И. Новиковым. Для них был создан специальный отдел. На пред- приятии появилось еще одно техническое направление.

Уже через год коллектив этого отдела – С. И. Новиков, Б. В. Кузнецов, Е. А. Се- регина, С. М. Долин и другие разработали две конструкции огнеметов – фугасного и траншейного. Фугасный огнемет ФОГ предназначался для использования при обо- роне и наступлении. Он использовался для поражения танков, транспортных средств, огневых точек, живой силы, для борьбы с оборонительными сооружениями и поджо- га строений. Дальность огнеметания составляла от 70 до 140 метров в зависимости от вязкости огнесмеси.

Траншейный передвижной огнемет ТОП предназначался для отражения танко- вых и пехотных атак противника при огнеметании из укрытия. Огнемет мог произве-


Фугасный огнемет ФОГ


image


Здание предприятия на Вельяминовской улице. Введено в строй в 1951 г. До войны было построено два первых этажа. Фото 1968 г.


image


82-мм минометные мины

сти без перезарядки до 30 выстрелов при скорострельности 20–25 выстрелов в минуту. Дальность огнеметания составляла 50–70 метров.

В качестве горящей смеси было использовано ранее созданное В. А. Преображен- ским и Г. С. Шелаевым твердое горючее на основе бензина.

Отработка огнеметов несколько задержалась, и они поступили на вооружение уже после начала войны во второй половине 1941 года.

В начале февраля 1940 года Н. Т. Кулакова вызвали в Наркомат боеприпасов. Не- обходимо было немедленно организовать отдел по проектированию мин для гладко- ствольных минометов. Ответ правительству на вопрос, кто и где это будет делать, нуж- но было дать в ту же ночь.

В соответствии с приказом НКБ СССР от 8 февраля 1940 года № 48 на предприя- тии был создан «специальный конструкторский отдел по разработке мин для гладко- ствольных минометов». Выполнить весьма срочное задание правительства мог только опытный, технически грамотный конструктор, обладающий к тому же чрезвычайно высокой оперативностью. Возглавить отдел поручили Александру Ивановичу Звере- ву, впоследствии трижды лауреату Государственной премии.

К моменту начала работы минного отдела армия имела уже на вооружении целую систему минометов – ротный калибра 50 -мм, 82 -мм батальонный, 107 -мм горновьюч- ный и 120 -мм полковой. Разработаны они были конструкторским бюро под руковод- ством Б. И. Шавырина.

Отработка минометов велась в основном на минах-болванках, поэтому сложилось мнение, что проектирование минометных выстрелов – дело очень простое. Поэтому


image


Так по замыслу архитекторов должен был выглядеть комплекс зданий ГСКБ-47 на углу улиц Вельяминовская и Щербаковская. Проект 1939 г.


эту работу часто поручали предприятиям, которые были весьма далеки от боеприпас- ной техники. Например, 50- и 82 -мм мины первоначально были разработаны на заводе им. Ухтомского, основной продукцией которого были сельскохозяйственные машины. Первое же боевое испытание минометного вооружения во время войны с Финлян- дией зимой 1939/1940 года показало, что с отработкой минометных выстрелов не все благополучно. Выяснилось, что мины из-за недостаточной прочности рвались и в кана- ле ствола, и на траектории, задолго до встречи с целью. Разрыв мины в канале ствола был особенно опасен, так как это приводило к разрушению минометов, гибели миномет- чиков и, помимо прямого невыполнения боевой задачи, наносило серьезную моральную травму собственным солдатам. А то, что наличие минометов в войсках необходимо, было ясно, так как навесная траектория мин обеспечивала возможность поражения огневых точек, техники, живой силы противника в окопах, оврагах, на обратных склонах холмов. Новому отделу ГСКБ-47 нужно было в очень короткий срок решить не только во- прос ликвидации преждевременных разрывов мин, хотя тогда это было первоочеред- ной задачей. Конструкторам и технологам пришлось думать о том, чтобы расширить возможности производства мин на случай большой войны, так как они должны были

стать одним из самых массовых видов боеприпасов.

Положение отдела оказалось на первых порах довольно трудным. Специалистов по минометным выстрелам не было, да и боеприпасников в отделе было мало. Ведь от- дел укомплектовывали инженерами и техниками из наличного состава предприятия и среди них большая часть имела лишь гражданские специальности и не успела глубо- ко освоить какую-либо область из проектирования боеприпасов.



image


82-мм минометная мина большой емкости


image


120-мм минометная мина большой емкости

Положение осложнялось тем, что теория проектирования мин и методы расчета их были тогда разработаны очень слабо. Нужно было многое создавать самим, опира- ясь на опыт классической артиллерии.

Несмотря на эти трудности, коллектив отдела под руководством А. И. Зверева за 1940 год и первую половину 1941 года разработал и передал в промышленность систему минометных выстрелов, включавшую 50- и 82-мм осколочные мины, 107- и 120-мм осколочно-фугасные мины, а также 82- и 120-мм мины большой емкости. Проблему устранения преждевременных разрывов мин также решили.

В эти же годы отдел разработал и сдал на вооружение Красной армии зажигатель- ные, дымовые и осветительные мины, а также учебно-практические мины многократ- ного применения всех четырех калибров.

Большой вклад в создание минометных выстрелов внесли сотрудники отде- ла А. О. Геворков, М. М. Жирнов, С. П. Кунцевич, А. М. Матяшов, З. Д. Найдено- ва, В. А. Приклонский, Н. Е. Семенов, Н. И. Чиликин, Е. В. Шмидт, А. А. Булгаков, Н. Л. Горбатикова.

Отдел поставил перед собой еще одну очень трудную задачу, огромная важность ко- торой была оценена лишь позднее. Были отработаны мины, корпуса которых изготавли- вались не из стального проката на токарных станках, а отливались из сталистого чугуна. Нельзя не сказать о том, что Главное артиллерийское управление не поддержива-

ло эту работу, считая, что она не нужна и не дает хороших результатов. Однако благо- даря настойчивой работе коллектива отдела, а помощь в отливке корпусов мин из ста- листого чугуна предприятию оказали и технологические службы завода им. Ухтомско- го, эти мины были освоены в массовом производстве.

В соответствии с постановлением правительства, с учетом роста объема работ на предприятии в 1939 году было начато строительство нового здания ГСКБ-47. Пер- воначально предполагалось разместить предприятие на новом месте. Но поиски тако- го места в Москве не увенчались успехом, учли также, что большинство работников предприятия проживали поблизости. Поэтому было принято решение снести старые дома вдоль Вельяминовской улицы и на их месте заложить большой четырехэтажный корпус. Полностью построен он был почти через 10 лет – в 1950 году. Но и недостро- енный, он оказался очень полезным во время войны.

Для применения в авиабомбах дефицитных химических материалов требовалось согласование главного химика. В. А. Преображенский был человеком принципиаль- ным в своих убеждениях и строгим в части контроля расхода материалов, которые шли на снаряжение. Он активно участвовал в проектировании авиабомб конструкторски- ми отделами в части разработки снаряжения таких конструкций, как зажигательные, осветительные, фотобомбы и другие. Вместе с конструкторами В. М. Виноградовым, А. И. Зверевым, Г. В. Капианидзе, А. П. Якушевым главный химик непосредственно выполнял работу по выбору эффективных средств поражения. В этой области дея- тельность В. А. Преображенского находила общее признание.

В 1939 – 1940 годах ВВС были проведены широкие испытания авиабомб различ- ного назначения по территории, которая должна была быть затоплена при построй- ке Рыбинского водохранилища. Эти испытания вскрыли весьма серьезное обстоя- тельство: ни одна из состоящих на вооружении зажигательных авиабомб не решает важнейшей в военно-техническом отношении задачи: уничтожения нефтехранилищ. Целиком погруженные в большие емкости с нефтепродуктами, бомбы сгорали, не за- жигая даже бензина.


В. А. Преображенский, поддержанный С. П. Стрелковым, выдвинул идею соз- дания фугасно-зажигательной бомбы. Корпус решено было использовать от бомбы ФАБ-100ЦК. Это значительно сокращало сроки отработки. Снарядили бомбу пиро- техническим составом. Кроме того, в состав снаряжения были введены зажигательные патроны с запрессованным в них термитным составом.

В работе, помимо В. А. Преображенского и А. П. Стрелкова, принимали актив- ное участие Якушев, Купчихин, Шмаенок и др. После предварительных эксперимен- тов ЗАБ-100ЦК была испытана на производстве № 2 в мазутном амбаре большой емкости. Под шутки и смешки пожарников («все равно мазут не зажжете!») бомба прямо в укупорке была опущена на дно амбара. Но вот поворот рукоятки подрывной машинки – и шутки кончились: огромный столб пламени с клубами черного дыма поднялся над амбаром, разрастаясь с каждой секундой. Стало ясно: поставленная задача решена блестяще.

Однако отработка ЗАБ-100ЦК еще не была закончена, также не были пока приня- ты на вооружение САБ-100–55, бронебойные бомбы для морской авиации БРАБ-500 и БРАБ-1000 и многое другое, а уже подходил июнь 1941 года.

С 1939 года в числе других мероприятий по увеличению обороноспособности страны проводится несколько технологических конференций по серийному произ- водству авиабомб на машиностроительных заводах Урала, Донбасса, Центрального района. На этих конференциях на основе имеющегося опыта изготовления бомб вы- рабатывался единый для всех технологический процесс.

В июне 1941 года на Ново-Краматорском заводе собралась очередная конферен- ция по производству бомб крупного калибра. На конференции предприятие представ- ляли Г. А. Талдыкин, Б. К. Ярцев, В. А. Любимов, М. Н. Дерюгин. Конференция прошла успешно, и все участники были довольны результатами. Основная работа была закон- чена 21 июня, в субботу.

image


Подвеска зажигательной бомбы ЗАБ-100ЦК под самолет


Годы тяжелых испытаний. 1941—1945


К началу Великой Отечественной войны ГСКБ-47 как головное предприятие вы- полнило все правительственные задания по разработке и постановке на серийное про- изводство боеприпасов по всей установленной для него номенклатуре.

Разработанные в ГСКБ-47 в предвоенные и военные годы боеприпасы обладали высокими для того периода боевыми характеристиками, отличались простотой кон- струкции и технологичностью. Это позволило наладить их производство и выпуск в количествах, полностью обеспечивающих потребности фронта, что имело огромное значение в достижении Победы.

С начала Великой Отечественной войны, когда в Москве началось формиро- вание народного ополчения, на фронт добровольно ушли 32 сотрудника предпри- ятия. Всего коллектив предприятия проводил на фронт 189 рабочих, инженеров, техников, из них девять женщин. Оставшиеся на предприятии работали, не щадя своих сил, забывая об отдыхе. Долгие годы конструкторы и рабочие разрабатывали и совершенствовали боеприпасы для своей страны и вот теперь они проверялись в тяжелых условиях войны.

Нужно было срочно заканчивать партию САБ-100-55 в количестве 1000 штук для войсковых испытаний, изготавливать государственную партию ЗАБ-100ЦК, соз- давать новые образцы.

В июле производство № 2 в г. Красноармейске снарядило государственную пар- тию ЗАБ-100ЦК. Испытывать ее предстояло в боевых условиях, поэтому бомбы само- летами были отправлены на прифронтовые аэродромы.

С октября 1941 года производству на московской площадке и в красноармейском цехе были установлены планы по выпуску валовой продукции. Сначала это были мины заграждения, затем крупные партии светящих авиабомб САБ-100–55, впослед- ствии к ним добавились реактивные фугасные снаряды большой емкости к легендар- ной «катюше» – М-31.

Наступили тяжелые дни, когда немецкие войска приблизились к Москве.



Руководитель филиала предприятия в эвакуации

в г. Миассе Б. М. Сапрыкин


Здание предприятия в г. Миассе

image

В числе предприятий, подлежащих эвакуации из Москвы, было и ГСКБ-47. Местом его пребывания был установлен г. Миасс Челябинской области. Туда для предварительно- го выяснения на месте условий работы в случае эвакуации был направлен Б.М. Сапрыкин. В середине октября положение на фронте под Москвой ухудшилось. 16 октября

в Москве было введено осадное положение. На следующий день предприятие получи- ло указание срочно эвакуироваться.

В связи с отсутствием вагонов НКБ приказал в первую очередь на автомашине эвакуировать важнейшую техническую документацию, тем более что первичная до- кументация – калька с согласия НКО хранилась на предприятии.

Эта работа с громадными трудностями была выполнена главным инженером Н. И. Крупновым и начальником 1-го отдела С. В. Головкиным. Вел автомашину от Москвы до г. Дзержинска начальник транспортного подразделения И. И. Гончаров. В Дзержинске с помощью уполномоченного наркомата 22 октября удалось добиться получения вагона-теплушки и перегрузиться.

Для части сотрудников и оборудования удалось получить вагоны. В Москве оста- вался филиал ГСКБ и разрозненные отделы.

Начальник ГСКБ Н. Т. Кулаков организовал эвакуацию работников предприятия с семьями, оборудования и материалов по мере предоставления вагонов.

Это время на всю жизнь врезалось в память сотрудников предприятия.

image

Н. И. Крупнов впоследствии вспоминал: «Отъезд из Москвы с детьми без необхо- димой одежды и продовольствия, на открытой машине, с задачей все сохранить, орга- низовать в г. Миассе ГСКБ, опытное производство, испытательный полигон и другие подразделения был самым тяжелейшим для меня днем за весь период Великой Отече- ственной войны».


В середине ноября основная часть эвакуированных работников предприятия со- бралась в г. Миассе. Б. М. Сапрыкин принял меры по обеспечению жильем. Часть людей разместили в двухэтажном деревянном, только что отстроенном 8-квартирном доме, который Сапрыкин Б. М. отстоял от заселения перед местными властями. Остальных расселяли по частным квартирам. Однако требовались помещения для предприятия.

Благодаря решительным действиям Н. И. Крупнова предприятие сумело занять пустующее здание педагогического училища, буквально перед въездом у направляв- шегося туда же минометного училища. Для этого в первый же день приезда из рабо- чих и жен сотрудников была скомплектована военизированная охрана, которая пере- крыла все подходы к зданию. Лишь с помощью секретаря Миасского горкома партии С. К. Петрова конфликт с минометным училищем был улажен.

Позже местные власти помогли предприятию получить для опытного производ- ства цех на Миасском напиловочном заводе, а также земельный участок для проведе- ния наземных и летных испытаний.

В г. Чебаркуле, в 20 км от г. Миасса находилась авиационная часть. С ее командо- ванием удалось договориться об участии летного персонала в испытаниях опытных авиабомб на новом полигоне.

Можно было считать, что все основные условия для разработки новых изделий были созданы в короткие сроки, но все это далеко не отвечало тем условиям, которые были в Москве. Практически прервалась связь с командованием ВВС, не было связи с предприятиями-смежниками.

Но самое главное состояло в том, что новый завод для авиабомб № 316 постанов- лением правительства был изъят из Наркомата боеприпасов и передан под размеще-


Загрузка авиабомб ФАБ-100СВ на полярном аэродроме


image



Главный химик предприятия, лауреат Государственной премии В. А. Преображенский

image

ние эвакуированных производств Московского автомобильного завода. Отпала воз- можность изготавливать на этом заводе опытные образцы авиабомб, для чего он был первоначально предназначен.

Первое время изготовление опытных образцов было затруднено. Не было обору- дования, рабочих-станочников, материала. Весь состав ИТР занимался восстановле- нием по синькам утраченных калек чертежей изделий и контрольно-измерительного инструмента для обеспечения заводов технической документацией. Выполнялись инициативные конструкторские работы, разрабатывали новые образцы и, несмотря на все трудности, изготавливали их в опытном цехе напиловочного завода.

После отъезда основной части работников предприятия в эвакуацию некоторые ИТР, рабочие остались в Москве. В последний момент была отменена эвакуация про- изводства № 2 в г. Красноармейск. На основе оставшихся в Москве и Красноармейске сотрудников был организован филиал ГСКБ-47, который возглавил заместитель на- чальника предприятия по найму и увольнению Павел Платонович Куликов. Главный инженером стал конструктор К. А. Андронов.

Продукцией филиала в первое время стали заградительные противотанко- вые и противопехотные мины. Для того чтобы показать рабочим, что это за оружие, К. А. Андронов вместе с Н. А. Котовым съездили в Измайлово, подорвали в лесу на бронеплите две мины и привезли продырявленный развороченный лист в цех.

Здесь же слесарям и станочникам объяснили устройство мин и работа пошла. Когда кончились трубы, рабочие тщательно осмотрели всю территорию и наш-

ли в снегу старые, ржавые, очевидно, совсем забытые. Но их отпескоструили и работа снова пошла. Так как мины сразу шли на фронт, то обработка корпуса была минималь- ной: отпескоструят, приточат канавки, нарежут резьбу – и готово.

Небольшая группа из 6 человек приступила к организации снаряжения мин. Воз- главлял ее В. Н. Преображенский, главный химик, заместителем его стал Г. В. Капиа- нидзе. В группу вошли химик З. А. Романова, инженеры А. Т. Мирошников, Л. И. Ло- патин, техник П. А. Иванов.

Снаряжение мин производилось на первом этаже недостроенного нового зда- ния предприятия. Там установили плавильный котел для тротила, который обогре- вался паром. Пар получали в паровом котле за перегородкой в пяти метрах от пла- вильного. После заливки корпуса тротилом в нем точили отверстие под детона- торную шашку. Тут же происходила и окончательная сборка. Готовые мины уку- поривали в ящики. Ночью приезжали грузовики и увозили готовые мины прямо на фронт. Враг наступал под Москвой, мин требовалось много, нужно было увели- чивать их производство.

Руководство предприятия обратилось в райком партии и по предложению се- кретаря райкома Исаченкова под снаряжательное производство заняли пустовавшую территорию карандашного предприятия – завода «Красный художник» – на Малой Семеновской улице, недалеко от КБ.

В мастерской на Малой Семеновской организовали две рабочие смены, работавшие по 12 часов, наняв еще 12 рабочих по варке тротила и 3 плотников. Инженер-конструктор А. Т. Мирошников стал начальником 1 смены, техник А. А. Иванов – возглавил вторую. За смену делали 20 ящиков мин. В. А. Преображенский и Л. И. Лопатин испытывали мины в Измайловском лесу. Так мастерская проработала до марта 1942 года.

Выпуск мин приходилось осуществлять под частыми налетами вражеской авиации. В один из таких налетов немецкая бомба попала в дом, расположенный между Вельямино-


ской и Малой Семеновской улицами. Можно себе представить состояние людей на основ- ной территории и на «Красном художнике», если учесть, что в подвальном этаже ГСКБ хранилось около 100 тонн тротила, а на «Красном художнике» – 20 тонн. Прошли страш- ные полчаса, в течение которых одни звонили другим и не могли дозвониться, пока не вы- яснили, что ни одно из подразделений не пострадало. Однако вскоре после этого, 16 марта 1942 года Московское управление НКБ запретило вести снаряжение боеприпасов в городе. Продолжало работу производство № 2 в г. Красноармейске. Здесь основную про- дукцию в октябре-феврале 1941 – 1942 годов также составляли заградительные мины. Корпуса мин сюда привозили с серийных заводов. Но так как мощности снаряжатель- ного производства здесь были намного выше, чем в полукустарной мастерской в Мо- скве, то количество выпускаемых изделий было таково, что колонна машин, отвозив-

ших изделия в воинские части, растягивалась иногда на километр.

В первые дни войны с производства № 2 тоже ушла на фронт группа доброволь- цев в количестве 12 человек. Основную силу здесь теперь составляли женщины. Руко- водил производством А. О. Таранов.

6 ноября 1941 года около семи часов вечера на производство привезли с механи- ческого завода партию заградительных мин около 200 штук. Их нужно было срочно снарядить. Это был предпраздничный день, большую часть людей уже отпустили до- мой, а жили они в основном в близлежащих деревнях, поэтому для выполнения сроч- ного задания пришлось включить в бригаду тех, кто еще не успел уйти.

В нее вошли двое рабочих боевого поля, двое бойцов военизированной охраны, рабочий первой мастерской, шофер и мастер ОТК – всего 7 человек.

Работа началась немедленно, как всегда, в овраге, у маленького помещения вто- рой мастерской, где производилась заливка. Мины наполняли взрывчатым веще- ством, затем собирали и, наконец, мастер ОТК В. В. Волков заканчивал сборку, уста- навливая капсюль-детонатор.

Во втором часу ночи раздался небольшой взрыв, а примерно через полминуты еще один – огромной силы. Когда дежурный по производству № 2 Собко и мастер А. С. Смирнов подбежали к оврагу, то обнаружили на месте мастерской воронку.

Кругом были раскиданы доски от домика. В пятнадцати метрах от места взрыва подобрали тяжелораненого М. И. Клинкова. Он был еще в сознании и успел сказать, что снарядили больше 140 мин и что первый взрыв произошел в руках у Ф. В. Волко- ва. Через сутки М. И. Клинков скончался.

Точно не известно, что явилось причиной несчастья: то ли чья-нибудь неосторож- ность – естественный результат усталости, так как люди проработали без отдыха боль- ше 18 часов, то ли поступившие с завода взрывающие устройства имели дефект. Это возможно, так как заводские рабочие тоже спешили так же, как спешили работник ОТК и военной приемки. Ведь немцы всему миру объявили, что 5 ноября германские войска начинают генеральное наступление на Москву.

Семеро рабочих производства № 2 погибли на боевом посту, выполняя свой долг. Вот их имена: Ф. В. Волков, Ф. Г. Петратьев, Е. Ф. Кирейчиков, М. И. Клинков, К. Ф. Миронов, В. И. Трохин, Я. И. Шепеленко.

Похоронили их на городском кладбище в братской могиле, где незадолго до этого похо- ронили летчиков с подбитого фашистами самолета, который упал около Красноармейска.

Когда на следующий день после несчастья люди пришли на работу, в мастерских стоял тридцатиградусный мороз, так как взрывом во всех помещениях выбило стекла. Но надо было работать.



Конструктор зажигательных авиабомб, лауреат Государственной премии А. П. Якушев


image


Конструктор авиабомб, лауреат Государственной премии

В. М. Виноградов

image

После разгрома немцев под Москвой и освобождения в конце 1941 года горо- дов Клина, Калинина, Волоколамска и Нарофоминска фронт на дальних подступах к столице стабилизировался. В Москву немедленно была откомандирована из Миас- са группа ведущих инженеров-конструкторов и наиболее квалифицированных рабо- чих – их присутствие здесь было необходимо.

Еще осенью стало известно, что авиабомбы ЗАБ-100ЦК успешно выдержали сво- еобразные государственные испытания: их применили при бомбардировке Плоеш- ти, центра нефтедобычи в Румынии, откуда снабжалась германская армия, а также при налетах на нефтеналивные суда на Дунае. ЗАБ-100ЦК обеспечивала безотказное поджигание бензо- и нефтехранилищ, а также различных сооружений.

Успеху немало способствовало наличие светящих бомб САБ-100-55, доставлен- ных одновременно с ЗАБ-100ЦК. САБ-100-55 отличалась очень высокой силой света, длительным временем горения и обеспечивала возможность вести прицельное бомбо- метание с высот до 5000 м. Ни в одной армии, в том числе и германской таких освети- тельных бомб не было.

Инструктировал летный состав, сопровождавший бомбы, сотрудник ГСКБ-47 Е. Б. Шмаенок, что было очень важно при первых вылетах. Е. Б. Шмаенку удалось принять участие в полете на Плоешти.

В 1942 году за создание бомб ЗАБ-100ЦК и САБ-100-55 конструкторам ГСКБ-47 С. П. Стрелкову, В. А. Преображенскому, М. А. Ефимову и А. П. Якушеву была присуж- дена Государственная премия.

Широкое применение на фронте получила также разработанная в ГСКБ-47 под руководством В. М. Виноградова бомба для ночного воздушного фотографирова- ния ФОТАБ-50-35. За ее создание В. М. Виноградов с группой сотрудников также был удостоен Государственной премии.

В октябре 1941 года на Ленинградский фронт был командирован один из кон- структоров противопехотной мины ОЗМ-2 Б. М. Ульянов – для инструктажа саперов. Противопехотные мины в огромном количестве готовились в осажденном Ленингра- де, ими были буквально засеяны все подступы к городу на случай попытки его штур- ма. Позже на фронт был командирован Ф. А. Турахин.

Стало известно, что немцы для защиты хвостовой части своих самолетов от на- падения истребителей применяют небольшие бомбочки, прозванные лягушками. На- шим же летчикам в подобной ситуации защищаться было нечем. К счастью были со- хранены рабочие чертежи авиационных гранат АГ-2 и кассет к ним, разработанные А. Ф. Турахиным перед войной.

Руководство ГСКБ-47 на свой страх и риск отдало распоряжение срочно изгото- вить и снарядить 500 штук АГ-2 и несколько кассет и отправить их на автомашинах на Калининский фронт в распоряжение командующего ВВС М. М. Громова. С маши- нами поехали старший военпред при ГСКБ-47 полковник Н. И. Цыганов и А. Ф. Тура- хин. Груз был направлен в полк самолетов Пе-2.

Летчики встретили новый боеприпас весьма скептически, считая, что он будет только загромождать подвесную систему самолетов.

А. Ф. Турахин рассказал собравшимся в столовой пилотам и штурманам об устройстве гранат, правилах обращения с ними, их действии и применении в воз- душном бою.

После установки кассет на трех самолетах и испытательного полета над аэродро- мом звено вылетело на бомбометание.


image

Когда самолеты возвратились – летчики еще заруливали машины на стоянки, а штур- маны уже бежали к КП. Командиру полка было доложено, что на обратном пути за звеном увязался «мессершмит», заходя в мертвый конус обстрела хвостовых пулеметов одной из боковых машин. Тогда штурман сбросил короткую серию из трех гранат. Появилось облако разрывов. Истребитель резко накренился на крыло, отваливая в сторону, и попал в зону обстрела крупнокалиберного пулемета. Прошитый очередью, «мессершмит» по- шел к земле, не выходя из крена и оставляя за собой хвост черного дыма. После этого АГ-2 была принята на вооружение, и в течение войны изготавливалась десятками тысяч.

Уже в первые месяцы войны в связи с массовым применением немецко- фашистскими войсками танков резко возрос спрос на противотанковые мины.

Созданию минно-подрывных средств в это время в нашей стране уделялось при- стальное внимание. Только за первые полтора года войны ГКО и СНК СССР вынесли 12 постановлений и распоряжений по этому вопросу.

До войны инженерными боеприпасами на предприятии занимался отдел под ру- ководством В. М. Виноградова. Теперь было принято решение поручить разработку инженерных мин бывшему отделу приборостроения, которым руководил Николай Сергеевич Носков. Он был талантливым конструктором. Его отдел до войны разра- ботал большое количество приборов для определения параметров авиабомб. В отде- ле имелись хорошие специалисты – А. И. Купчихин, В. А. Ряполов, Г. В. Боголюбов, Г. М. Дьячков, П. А. Иванов и др. Перешел в отдел и Б. М. Ульянов. Весь коллектив отдела активно переключился на проектирование инженерных и партизанских мин. Очень быстро была разработана противотанковая мина ТМД-42 в деревянном корпусе, превосходящая аналогичные немецкие мины. В дальнейшем она была модер-

низирована, что еще более увеличило ее эффективность.

Были созданы осколочная противопехотная мина массой 2,5 кг – ОППМ-2,5, по- левые осколочные мины заграждения ПОМЗ-2 и ПОМЗ-37. При взрыве ПОМЗ-2 об- разовывалось до 400 убойных осколков, создававших сплошное поле поражения ради- усом до 20 м. Для изготовления мины ПОМЗ-37 были использованы корпуса снятой с вооружения 37-мм мины. Эти мины широко применялись в течение всей войны. Мина ПОМЗ-2 была скопирована немецкими конструкторами, что свидетельствует о ее высоком техническом совершенстве.

В 1942 году Н. С. Носков, Б. М. Ульянов и П. А. Иванов разработали универсаль- ную вышибную камеру УВК-1, управляемую по проводам. Камера позволяла исполь- зовать для создания выпрыгивающих осколочно-заградительных мин любые отече- ственные или трофейные артиллерийские снаряды и мины, что значительно расшири- ло возможности создания управляемых минно-взрывных заграждений.

Сотрудники отдела также создали полевую мину заграждения ПМЗ-40, мину за- граждения МЗ-2, противотанковую мину ТМ-43 для минирования подступов к артил- лерийским позициям и окопам бронебойщиков. При смене позиции это мина могла сниматься и перевозиться на новое место установки.

Во время войны очень остро ощущалась нехватка металла и при разработке мин широко применялись всякого рода заменители. Поэтому противотанковая мина ТМ-42 имела деревянный корпус. Из асбоцементных труб изготавливалась проти- вотанковая мина ТМТ-10.

Мины из заменителей были удобны тем, что они не обнаруживались обычными миноискателями. С учетом нехватки взрывчатых веществ была спроектирована спе- циальная противотанковая мина ТМЖ под заполнение жидким ВВ.


Полевые осколочные мины заграждения ПОМЗ-2 и ПОМЗ-2М


image


Полевая осколочная мина заграждения ПОМЗ-37


image


Универсальные вышибные камеры УВК-1 и УВК-2



Автоматическая подледная мина АПМ


image


Партизанская дорожная мина ПДМ-2

image

Для предотвращения переправы вражеских войск по льду через реки, озера, во- дохранилища была создана автоматическая подледная мина АПМ. Подрыв минного поля, созданного из таких мин, мог осуществиться одновременно от детонации при на- личии одной мины, управляемой с командного пункта.

Сотрудниками отдела Н. С. Носкова совместно с Институтом теоретической ге- офизики АН СССР был разработан дифференциальный миноискатель ДМ-1 для об- наружения любых типов мин – металлических, деревянных по металлическим взры- вателям. Позднее по тому же принципу отделом был разработан рудоискатель РИ-1, на базе которого создали новый прибор для обнаружения залеганий урановых руд при геологической разведке.

Летом 1941 года на оккупированной врагом советской территории начинает раз- ворачиваться партизанское движение. Возникла задача – обеспечить партизан, поми- мо обычного, и специальным оружием.

В начале 1942 года Главное инженерное управление Красной армии выдало ГСКБ-47 задание на разработку вибрационного замыкателя для минирования шос- сейных и железных дорог. Он должен был срабатывать, когда двигалась тяжелая тех- ника или большие колонны пехоты.

Работа была поручена отделу, которым руководил Н. С. Носков. Изготовление опытного варианта велось в маленькой механической мастерской силами конструк- торов и механиков. В работе участвовали Б. М. Ульянов, И. М. Матвеев, В. А. Ряполов, Г. В. Боголюбов, Г. М. Дьячков, П. А. Иванов.

После успешных испытаний вибрационный замыкатель ВЗ-1 был принят на во- оружение. На его основе была создана вибрационная мина ВМ-1 с часовым механиз- мом для минирования шоссейных и железных дорог. Изготовленные образцы были направлены партизанам Белоруссии, Украины, на Смоленщину, под Брянск.

Высокую оценку партизан получил «Блок-47» для так называемой «мины второго поезда», – сконструированной Н. С. Носковым и Б. М. Ульяновым. В отличие от мины замедленного действия МЗД-2, созданной также на основе вибрационного замыкате- ля ВЗ-1 и предназначенной специально для минирования железных и автогужевых дорог и срабатывавшей от первого сотрясения, мина с «Блоком-47» взрывалась только при втором сотрясении.

Для проведения широких операций в тылу врага в отделе Н. С. Носкова разрабо- тали мину-сюрприз МС-1 с химическим предохранителем. Мина МС-1 была выпол- нена в виде спичечной коробки и могла устанавливаться на срабатывание от подня- тия, снятие с нее предмета или выдергивания чеки. Разработали эту мину Н. С. Но- сков и И. М. Матвеев.

Мины-сюрпризы делались также в виде привлекательных коробок конфет или до- рогих сортов папирос. Для партизан было изготовлено около 500 штук таких «сюрпри- зов». Делались они прямо в отделе конструкторами и чертежниками. Готовые изделия партиями направлялись в штабы партизанского движения Украины и Белоруссии. По существующей на предприятии легенде похожей миной был убит гаулейтер Бело- руссии Кубе.

Мину ему подложила под подушку девушка-партизанка, работавшая в его доме прислугой. Эта девушка – Елена Мазаник – за свой подвиг была удостоена звания Ге- роя Советского Союза.

Для партизан была создана дорожная мина ПДМ в трех вариантах для минирова- ния проселочных дорог, троп.


image

Мина-сюрприз


Липкая мина ПЛМ использовалась для диверсий на аэродромах, железнодо- рожных станциях. Прикреплялась липкая мина к вражеским самолетам, автомаши- нам, цистернам.

Для аналогичных целей успешно применялась и магнитная мина ММ.

Была разработана диверсионная мина в виде куска угля. Уголь сверлили, за- кладывали в отверстие толовую шашку с детонатором, отверстие заделывали смо- лой и угольной пылью. Подобными минами партизаны подрывали паровозы или за- кладывали их в составы с донецким углем, направлявшиеся на сталелитейные заво- ды Германии.

Разработанные и изготовленные мины Н. С. Носков или Н. И. Крупнов показыва- ли партизанам. Встречи происходили обычно в присутствии представителя Централь- ного штаба партизанского движения полковника И. Г. Старинова. С целью конспира- ции ни разработчики мин, ни получавшие их партизаны друг друга не знали. О резуль- татах работы мин у партизан разработчики тоже не знали. Лишь по количеству тех или иных образцов, которые забирались партизанами, можно было судить об их эф- фективности в применении и безопасности в эксплуатации.

Для поджога складов с боеприпасами, цистерн, нефтехранилищ и т. п. Н. С. Но- сковым и И. М. Матвеевым были отработаны диверсионный зажигательный патрон ЗП-1, фугасно-зажигательные гранаты ФЗГ-2, ФЗГ-3 и ФЗГ-3М с различными вида- ми снаряжения.

Всего сотрудники отдела Н. С. Носкова создали для партизан более 15 типов раз- личного рода мин, патронов и гранат. Указанные боеприпасы не являлись основными для коллектива предприятия, но их создание и изготовление было важным военным делом. И не случайно, что главный инженер предприятия Н. И. Крупнов демонстри- ровал эти боеприпасы в Кремле К. Е. Ворошилову и Н. Н. Вознесенскому.

Партизанам вместе с готовыми боеприпасами направлялись и чертежи для орга- низации производства их в тылу врага.

В начале 1943 года Б. М. Ульянов был командирован в специальную школу, кото- рая готовила курсантов для проведения диверсионных операций в тылу врага. Там он обучал бойцов обращению с созданными для этой цели боеприпасами.

В апреле 1943 года за успешное выполнение заданий по разработке и снабжению Красной армии средствами инженерного вооружения группа рабочих и конструкто- ров была награждена, а Н. С. Носову и Б. М. Ульянову в числе других конструкторов была присуждена Государственная премия.


image


Фугасно-зажигательная граната ФЗГ-3М



image


Зажигательная авиабомба с твердым горючим ЗАБ-50ТГ


image


Зажигательная авиабомба фонтанирующего пламени ЗАБ-50ФП

Основной задачей работников ГСКБ-47, находившихся в эвакуации в Миассе, оставалось оказание помощи серийным заводам. С этой целью, помимо конструк- торского, создали два технологических отдела, которыми руководили Е. В. Шмидт и Ю. А. Самсонов. Конструкторы и технологи бригадами и поодиночке выезжали на за- воды, разрабатывали там оснастку, технологию применительно к заводскому оборудо- ванию, налаживали изготовление изделий, вплоть до полного освоения. В этой работе активно участвовали В. В. Шишкин, Л. А. Рабинович, П. Н. Курушенков, М. И. Лосева, С. П. Кунцевич, И. А. Родионова и другие.

С начала войны особенно остро встала задача изготовления мин для гладко- ствольных минометов из сталистого чугуна. Литье их до войны было освоено толь- ко на Люберецком заводе им. Ухтомского, где имелись хорошие формовочные пески. Это позволяло лить чугун в земляные формы. На уральских заводах это оказалось невозможным. Нужно было научиться получать высококачественное кокильное ли- тье. В выполнении этой работы участвовали конструкторы А. И. Зверев, Боголюбский, инженер-технолог А. А. Силаев.

В целях оказания помощи другим заводам, производившим мины, была разрабо- тана типовая технология кокильной отливки. Документация на этот техпроцесс была размножена в большом количестве экземпляров и разослана на заводы. Организовал размножение и рассылку документации в очень короткие сроки Б. В. Успенский.

Большие трудности были преодолены В. М. Анохиным и А. А. Силаевым при вне- дрении в производство дымовых шашек МДШ-50 и МДШ-100 на Свердловском и Челябинском заводах.

На технологов предприятия было возложено также оказание технической помо- щи заводам Челябинска и Свердловска по производству бронебойных артиллерий- ских снарядов. Эта работа велась Б. А. Самсоновым, М. И. Лосевой и другими.

Непрерывно по несколько месяцев по заводам Урала и Сибири ездили сварщики М. И. Кунис и В. И. Кузнецов, так как на некоторых заводах брак по сварке достигал 80% от выпускаемой продукции и нужно было срочно заменять газовую сварку элек- трической, внедрять прогрессивные сварочные технологии.

Нехватка проката, труб, отсутствие литья, необходимого оборудования на заво- дах, выпускавших корпуса авиабомб и мин, нередко ставили под угрозу выполнение военных заказов. Заводские специалисты сами начинали изыскивать выход из создав- шегося положения. Поэтому представителям предприятия было важно быстро оце- нить допустимость предлагаемых заводскими работниками мер с точки зрения безо- пасности, безотказность и эффективность действия боеприпасов. Этому очень помога- ли хорошие рабочие взаимоотношения, которые сложились между работниками пред- приятия и представителями военной приемки.

Челябинскому тракторному заводу было поручено изготовление корпусов зажи- гательных бомб ЗАБ-50ТГ. По чертежу корпус бомбы изготавливался из тонкого ли- ста, свариваемого после вальцовки одним продольным швом. Специалисты ЧТЗ пред- ложили штамповать из листа две половины корпуса, а затем сваривать их продольны- ми швами. Это предложение было быстро рассмотрено и принято совместным реше- нием представителей ВВС и ГСКБ-47. Производство корпусов бомб на заводе быстро увеличилось.

Заводу № 73 с большими перебоями поставлялись литые головки для изготов- ления корпусов фугасных бомб ФАБ-100. На заводе имелся мощный прессовый цех и специалисты завода предложили перейти на штамповку головки. В считанные часы


image

была подготовлена, рассмотрена и утверждена представителями заказчика и предпри- ятия и запущена в производство новая документация. Выпуск партии ФАБ-100 был осуществлен даже раньше установленного срока.

В марте 1943 года ГСКБ-47, начальником которого в Миассе в это время был Б. М. Сапрыкин, получило распоряжение возвратиться в Москву.

Советская армия воевала, широко применяя авиабомбы, мины, огнеметы, создан- ные коллективом предприятия.

В 1942 году за разработку боеприпасов для Советской армии большая группа спе- циалистов предприятия была удостоена государственными наградами. Орден Трудо- вого Красного Знамени получил А. Ф. Турахин, орден Красной Звезды – Ф. И. Сидо- ров, орден «Знак Почета» – ведущий инженер З. Д. Найденова, механик М. А. Котов, старший мастер производства № 2 А. С. Смирнов, медаль «За трудовую доблесть» – инженеры Н. А. Котов, Е. Т. Шестоперова, мастера Д. М. Кислов, В. К. Тимофеев, рабочие В. М. Шабурдов, Г. П. Окишев и другие.

В течение 1941 – 1942 годов на ряде фронтов были успешно применены огнеме- ты, разработанные в ГСКБ-47. Они показали высокую эффективность и надежность в работе. В 1943 году за создание траншейного и фугасного огнеметов С. И. Новикову, Е. А. Серегиной и С. М. Долину была присуждена Государственная премия.

Также в 1943 году за разработку авиабомб МПЛАБ-100, МАБ-250 и авиационной гранаты АГ-2 А. Ф. Турахину и Н. А. Котову была присуждена Государственная премия. К 1943 году промышленность страны была полностью перестроена на военный лад. Номенклатура боеприпасов, находившихся в производстве, была обширной,

а планы их изготовления – в высшей степени напряженными. Но из различных ви- дов военной техники боеприпасы проще в производстве, чем, например, минометы, пушки и т. д. Поэтому их нередко изготавливали на предприятиях, имевших самое примитивное оборудование. Кроме предприятий машиностроительных наркоматов, артиллерийские мины выпускали предприятия местной и пищевой промышленности, мастерские ремесленных училищ, высших учебных заведений и т. п.

На технологов предприятия, возвратившихся из Миасса, были возложены самые широкие обязанности по обслуживанию заводов, производивших боеприпасы в Мо- скве, на Урале, в Сибири, Ярославле, Рыбинске, Костроме и т. д. Был создан комплекс- ный технологический отдел численностью свыше 100 человек, включавший техноло- гов, инструментальщиков, конструкторов оснастки, сварщиков. Руководил отделом С. И. Сидоров, его заместителем был назначен А. А. Силаев.

Комплексные бригады технологов постоянно работали на заводах. Особенно тяже- ло приходилось сварщикам. Уже говорилось, что брак по сварке на заводах в 1941 году достигал 80%. Нужны были радикальные решения. Главный технолог Н. П. Васильев, сварщики В. И. Кузнецов и М. И. Кунис предложили внедрить на серийных заводах для сварки корпусов авиабомб метод автоматической сварки под слоем гранулирован- ного флюса, разработанный Институтом электросварки им. Е. О. Патона.

Сварочные установки делались с использованием станины и механизма враще- ния изношенных или устаревших токарных станков. Это позволяло в сжатые сроки с минимальными затратами вводить сварочную установку в эксплуатацию, так как до- делки требовались самые незначительные. Предложения были быстро внедрены на большинстве серийных заводов. В короткий срок качество сварочных работ стало настолько высоким, что испытания шва на герметичность на период военного времени были отменены.


Конструктор авиабомб, лауреат Государственной премии Н. А. Котов


В 1943 году в жизни предприятия произошли серьезные изменения. До этого пред- приятие находилось в системе Наркомата боеприпасов (нарком Борис Львович Ванни- ков). Однако нарком минометного вооружения Петр Иванович Паршин (заводы этого наркомата изготавливали корпуса всех мин для гладкоствольных минометов) обратил- ся в правительство с просьбой передать ГСКБ-47 в НКМВ, учитывая, что только ГСКБ разрабатывает мины. Наркомат боеприпасов и нарком Б. Л. Ванников к этой передаче отнеслись безразлично. Очевидно имел значение тот факт, что в Наркомате боеприпа- сов находилось большое количество НИИ и КБ (снарядные, взрывательные, гильзовые и др.) и там же, в наркомате, находились заводы-изготовители продукции, которую соз- давали эти НИИ и КБ. Кроме того, в Наркомат боеприпасов входили и снаряжатель- ные заводы. В то же время, как ни странно, НКБ не имел заводов-изготовителей кор- пусов авиабомб и мин для минометов. Техническую помощь заводам-изготовителям авиабомб и мин осуществляло ГСКБ, а технический аппарат Наркомата боеприпасов не был связан с отработкой авиабомб и их производством.

В этой ситуации довольно быстро было принято решение и Постановлени- ем ГОКО от 30 января 1943 года ГСКБ-47 было передано из системы НКБ в систе- му НКМВ. Переход ГСКБ-47 в другой наркомат был воспринят руководством и кол- лективом ГСКБ без особой радости. Однако в Наркомате минометного вооружения ГСКБ-47 оказалось самым крупным предприятием из всех НИИ и КБ наркомата.

Нарком П. И. Паршин никаких изменений в руководящий состав ГСКБ не внес. Боязнь руководства предприятия, что снабжение всеми материалами будет затрудне- но, оказалась напрасной, учитывая при этом, что для работ ГСКБ нужны были ВВ, пороха, пиротехнические составы и т. п. Потребность в спирте только на один месяц привела управление снабжения наркомата в ступор, но уже через месяц ГСКБ-47 и его снаряжательные мастерские снабжались всеми необходимыми для работ материала- ми. Нарком П. И. Паршин и его заместитель Николай Иванович Кочнов постоянно интересовались выполнением плана конструкторских работ. Нарком лично контро- лировал работу, имел прямой контакт с руководством предприятия, конструкторами, но самое главное, помогал в самые тяжелые периоды, когда не все получалось.

В 1943 году промышленность страны была полностью перестроена на военный лад. Номенклатура только боеприпасов была очень обширной, и планы – в высшей степени напряженными. Например, месячный план завода № 67 в начале 1943 года включал в себя примерно следующее: 12,5 тысячи корпусов МАБ-250; 25 тысяч кор- пусов ФАБ-100; 600 тысяч противотанковых бомб ПТАБ-2,5-1,5.

В это время в армию начинают поступать в больших количествах новые само- леты, в том числе штурмовики и бомбардировщики, обладающие весьма высоки- ми боевыми и технико-эксплуатационными качествами. Требовалось резко увели- чить производство боеприпасов, в том числе авиабомб, и в первую очередь фугасных. Бомб не хватало, и летчики иногда подвешивали на самолеты трофейные, привязы- вая их к бомбодержателям тросами, так как подвесные устройства у нас были ины- ми, чем у немцев.

Разработанные до войны образцы все-таки требовали для изготовления боль- шого количества листового проката, стального литья, сталистого чугуна, а также значительной механической обработки. Перед ГСКБ-47 была поставлена задача: в наикратчайший срок создать равноценные варианты фугасных авиабомб всех ка- либров, но с сокращенным объемом станочных операций. Работа была весьма сроч- ной. В основу конструкций было положено применение корпусов из сталистого чу-


image

гуна. На станке нарезалась только резьба под взрыватель, в остальных резьбовых соединениях была применена резьба Эдисона, получаемая при отливке корпусов; стабилизаторы делались съемными. Были очень быстро сделаны рабочие чертежи на все шесть калибров.

Одновременно были пересмотрены чертежи и сварных вариантов ФАБов – также с целью сокращения механической отработки поверхностей. Оформление чертежей и ТУ было в очень сжатые сроки выполнено в отделе технической документации.

Трудно переоценить важность работы, выполнявшейся этим коллективом, осо- бенно в годы войны. Квалифицированные инженеры И. А. Шибакин, Н. Н. Смирнов, А. Л. Яночкин, С. А. Пустыгин, Л. А. Белова и др., применяя свой опыт и знания, прак- тически участвовали в отработке конструкции образца, способствуя сокращению сро- ков ее внедрения. Многие из них впоследствии стали ведущими конструкторами.

В этом же отделе разрабатывалась укупорка к изделиям – на первый взгляд про- стой, а по существу достаточно сложный и очень важный элемент сдаваемого армии оружия. (После войны на предприятии был создан самостоятельный отдел укупор- ки.) Кропотливая напряженная работа инженеров, техников, копировщиц – пропу- щенная ими ошибка могла стоить впустую затраченных многих тонн металла и тысяч часов труда рабочих – нередко продолжалась сутками. На полчаса – час, не вставая из-за стола, люди забывались сном, а потом продолжали работать. Юные копировщи- цы В. В. Корявкина, В. Н. Степанова, К. Н. Новикова, Н. А. Бакулина, Ю. В. Аманова и другие работали, своим дыханием согревая тушь на кальке – зимой в помещении было очень холодно. Руководила отделом Е. Т. Шестоперова, которая пришла на пред- приятие задолго до войны и начинала свою работу в качестве токаря.

Изготовление фугасных авиабомб упрощенной технологии (всем им был присво- ен индекс М-43) производилось на производстве № 1. Литые головки и корпуса по- ставлялись ГСКБ-47 одним из заводов Наркомата минометного вооружения, в веде- нии которого в это время находилось наше предприятие.

Весь процесс изготовления 20–30 опытных корпусов производством № 1 продол- жался два-три дня; в течение суток партии снаряжались, и не более чем два-три дня испытывались ВВС. Такие темпы невозможно было бы обеспечить только приказами; они рождались соединенным энтузиазмом конструкторов, рабочих производств № 1 и № 2, летчиков-испытателей – всех участников этой важнейшей работы. Особенно отличились слесари бригад В. К. Тимофеева и Д. М. Кислова и снаряжательной ма- стерской, которой руководил мастер А. С. Смирнов. Очень большое внимание этой работе уделял народный комиссар минометного вооружения П. И. Паршин.

В течение года было создано десять новых конструкций: ФАБ-50 М-43, ФАБ- 100 М-43, ФАБ-500 М-43, ФАБ-2000 М-43, ФАБ-50СЧ, ФАБ-100СЧ, ФАБ-250СЧ и ФАБ-1000СЛ (стального литья). По признанию начальника предприятия Н. Т. Ку- лакова, непосредственно руководившего этой работой, в условиях мирного времени на нее потребовалось бы не менее пяти лет.

Упрощение конструкций ФАБов позволило резко увеличить выпуск бомб при тех же мощностях заводов, особенно крупных калибров. Однако у всех бомб оста- вался один чрезвычайно трудоемкий узел: бугель с подвесным ушком. Ушко было очень сложной конфигурации и требовало длительной механической обработки. Для их производства Наркомат минометного вооружения планировал создание трех- четырех специализированных заводов. ГСКБ-47 было дано указание проработать воз- можность упрощения конструкции ушков.


Фугасная авиабомба калибра 500 кг модели 1943 года



Разработчик подвесной системы авиабомб Ф. И. Сидоров

image

Еще раньше сварщики предприятия (В. И. Кузнецов, И. М. Кунис) искали пути решения этой задачи, но тогда работа не была доведена до конца. Осуществить упро- щение ушков взялся Ф. И. Сидоров, начальник отдела изучения трофейных боепри- пасов. Его предложение основывалось на опыте американских конструкций. Работа эта была также весьма срочной. В течение 3–4 дней были разработаны, изготовлены и опробованы штампы: ушки предполагалось штамповать; механическая обработка сохранялась только для шейки и подпятника.

Очень быстро была проведена примерка бомб с новой подвесной системой на дер- жатели различных самолетов; для этого пришлось объехать несколько аэродромов. Единственным самолетом, на который бомбы с новыми ушками не подвешивались, был ПО-2. Но и здесь выход был найден: в замках бомбодержателей сделали пазы.

О том, какое значение придавалось этой работе, свидетельствует тот факт, что председатель Госплана СССР Н. А. Вознесенский вместе с представителями Го- сударственного Комитета Обороны, ЦК КПСС, Наркоматов обороны и авиационной промышленности специально посетили предприятие, чтобы посмотреть бомбы типа М-43 со старой и новой подвесными системами. Заодно они ознакомились с немецки- ми трофейными и американскими боеприпасами (экспонаты были собраны отделом, изучавшим трофейное вооружение).

Новая подвесная система была отработана в течение 2,5 – 3 месяцев, после чего был налажен выпуск новых ушков – они были введены в эксплуатацию вместе с бом- бами системы М-43. Экономия от ее внедрения только за 1944 год составила более 80 млн рублей.

Внедрение в производство авиабомб системы М-43 позволило резко увеличить выпуск фугасных авиабомб, в 1,7 раза сократить расход стали и проката. В 4,5 раза сократилась загрузка станочного оборудования и трудоемкость. Одновременно бла- годаря работам, проведенным Ф. И. Сидоровым, была модернизирована подвесная система авиабомб (ушко). Вначале Управление ВВС, рассмотрев новую подвеску, ка- тегорически отказалось ее принять. Однако Совнарком по просьбе П. И. Паршина обя- зал Управление заказов ВВС срочно проверить на аэродромах возможность подвески ФАБ с новой системой под все самолеты. Такую работу возглавил лично заместитель наркома Н. И. Кочнов, благодаря чему отработка новой подвесной системы была за- кончена, она была принята на вооружение, и в течение квартала было налажено про- изводство ее на московских заводах.

Без личного участия и вмешательства наркома П. И. Паршина и его заместителя Н. И. Кочнова в ход отработки и согласования всех вопросов с НКО новая подвесная система не могла быть принятой на вооружение. Мало того, что модернизированная подвесная система авиабомб позволила в 10 раз уменьшить расход качественной стали и в 8 раз объемы механической обработки, так она еще и позволяла обеспечить подвеску крупных немецких фугасных авиабомб под наши самолеты. Наша авиация могла сбра- сывать немецкие ФАБ крупных калибров на позиции гитлеровской армии с нашими взрывателями АВ-1, вместо немецких электровзрывателей. Использование немецких ФАБ в боевых операциях без доставки на фронт ФАБ из тыла имело большое значение, так как склады немецких авиабомб Красная армия захватывала при наступлении.

В 1943 году напряженно работали опытные производства предприятия в г. Мо- скве и г. Красноармейске. Они обеспечивали опытную отработку новых изделий, а когда шла модернизация фугасных бомб в 1943 и 1944 годах, то все опытные партии также делались и наполнялись предприятием.


image


Подвеска 500-кг фугасных авиабомб под самолет


Трудно перечислить всех, кто работал за себя и за ушедших на фронт товарищей, но нужно обязательно назвать слесарей В. И. Смирнова, В. А. Пыжова, А. В. Родио- нова, пришедшего на предприятие, когда ему было всего 14 лет, Леонида Феофано- ва, сварщика Н. П. Сидякина, токарей И. И. Гордеева, А. А. Шалыгина, С. С. Дутова, А. А. Кубякова, Н. И. Белова, Н. И. Беляева, столяра П. А. Матарыгина, жестянщика В. М. Шабурдова, мастеров А. Д. Михайлова, Д. М. Кислова, В. К. Тимофеева, С. Е. Ми- лованова. Старательно трудились и только недавно пришедшие из ремесленного учи- лища пятнадцатилетние Борис Черятов и Алексей Козлов.

Напряженно работало и производство № 2. трудно было испытателям Г. Д. Тихо- нову, Г. О. Лисенкову, Г. Г. Окишеву, С. П. Баскакову, прессовщику Брусникину, масте- рам З. П. Цепкову, И. Г. Смирнову, пиротехнику С. Н. Рябину и др.

Мужчин на производстве № 2, как уже говорилось, было очень мало и всю основную работу делали женщины. Они прессовали шашки, заливали образцы из- делий взрывчатым веществом, затем собирали бомбы, мины и снаряды. Они же вдвоем-втроем грузили на машины ящики с минами и снарядами, укупоренные авиабомбы.



Противотанковая авиабомба ПТАБ-2,5-1,5 на потоке

image

Самоотверженно трудились эти женщины – Бахтинова, Веселова, Зборовская, Курганова, Мишакова, Петратьева, Пшенная, Родионова, Рогова, М. Савушкина, Ф. Фролова и многие другие.

Численность работающих на производстве в годы войны не превышала 60 чело- век. Оборудование мастерских было самым простым. В механической мастерской был одни токарный станок с ременным приводом. Для того чтобы на нем изменить число оборотов, нужно было заменить несколько шестерен.

Сварочных работ на производстве № 2 не велось, и первый сварщик появился уже после войны.

Основной тягловой силой было 8 лошадей, на которых осуществлялись основные перевозки, в том числе и поездки на летные испытания на Лукьяновскую площадку. Гужевой транспорт на производстве был ликвидирован только в начале 1960 годов. Переоборудованное здание конюшни до сих пор верно служит транспортному цеху.

Производство имело для дальних поездок автомашину ГАЗ-АА – полуторка и ГАЗ-12 – эмка. В 1943 году получили автомашину ЗИС-5 – это уже было солидное транспортное средство.

К сожалению, не удалось избежать несчастных случаев при снаряжении. Весной 1943 погибли еще трое работников производства – инженер Полисонов и работницы М. Фролова и М. Савушкина.

Еще одну важную работу выполнили сотрудники предприятия в 1943 году.

В предстоящей битве на Курской дуге планировалось масштабное использование авиации для борьбы с танками противника. С этой целью промышленность должна была произвести 2,5 миллиона авиабомб ПТАБ-2,5-1,5. Обеспечение технической по- мощи заводам в выполнении этого ответственного заказа было возложено на техноло- гов ГСКБ-47. Доработка взрывателя ПТАБ путем введения контршайбы обеспечила безопасность ее применения. Эта работа была выполнена инженером Ленинградско- го НИИ-22 П. А. Ларионовым. Серийное производство было поручено заводам № 37 мясо-молочной промышленности, им. Красина, № 67 и др.

Сотрудникам ГСКБ-47 пришлось заново выпустить всю документацию на бомбу, так как разработана она была не в том виде, как это полагается для авиабомб. На каж- дый завод было отправлено по бригаде технологов. В их числе были Ярцев, Боголюб- ский, Тихонов, Силаев, Лосева, Курушенков, Кузнецов, Демиденко, Кунис, Маркачева (Бакина) и др.

По распоряжению Государственного Комитета Обороны все ПТАБы отправля- лись на склады до особого указания.

Еще в мае 1942 года по приказу наркомата в Московском филиале ГСКБ-47 (основ- ная часть еще оставалась в Миассе) был организован новый научно-исследовательский отдел, на который возлагались весьма ответственные и сложные задачи: обезврежива- ние невзорвавшихся немецких боеприпасов, расснаряжение боеприпасов, захваченных на немецких складах, изучение и восстановление наиболее эффективных из них. На- чальником отдела был назначен С. П. Стрелков; позднее, после перевода его в другую организацию, отдел возглавил Ф. И. Сидоров. Работали там А. П. Якушев, Е. Э. Гарф, И. А. Брыков, В. И. Кузнецов, Е. Б. Шмаенок и др. На Софринский полигон привози- лись бомбы, отказавшие при бомбежке, их расснаряжали, это была тяжелая и опасная работа – малейшая неосторожность грозила гибелью тем, кто ее выполнял. За время войны отделом было расснаряжено и обезврежено около 2500 образцов боеприпасов и взрывателей. Особенно много этой работой занимались С. М. Долин, Е. Э. Гарф.


image

Другой группе сотрудников приходилось выезжать на места поражения промышленно-гражданских и военных сооружений, в том числе кораблей.

Три месяца работали в осажденном Ленинграде П. Ф. Носов, В. И. Кузнецов; тот же В. И. Кузнецов вместе с И. А. Брыковым изучали трофейные боеприпасы в ча- стях Брянского фронта.

Весной 1943 года немцы стали усиленно бомбить Горький. Особенно много нале- тов было совершено на автозавод. Начальник МПВО страны созвал совещание, на ко- тором сообщил, что немцы применяют там какие-то зажигательные бомбы, которые через три-четыре часа после ликвидации пожара воспламеняются вновь и вызывают повторные пожары. Было приказано выяснить, в чем дело.

Бомбы были доставлены из Горького в Красноармейск, обезврежены, разобраны и осмотрены. Оказалось, что в корпуса 50 кг и 250 кг фугасных бомб немцы наливают загущенную зажигательную смесь и отходы резиновой промышленности. Кроме того, в корпус вкладывают два стеклянных флакона с фосфором. При взрыве бомбы эти флаконы разрушались, фосфор разбрызгивался, попадал на сгораемые конструкции и через некоторое время вызывал повторные пожары. Отделом была выдана инструк- ция по обезвреживанию этих бомб.

В результате анализа трофейных материалов сотрудниками отдела С. П. Стрелко- вым, Ф. И. Сидоровым, А. П. Якушевым, Б. М. Ульяновым и др. была создана кумуля- тивная надкалиберная мина к 45-мм противотанковой пушке; отработка ее, включая изготовление серийной партии, заняла около четырех месяцев. Правда, во время вой- ны она широкого распространения не получила.

В начале 1944 года с фронта был доставлен образец немецкой прыгающей мины. Выпрыгивая из земли, она разрывалась, создавая осколочное поле не только за счет разрушения корпуса, но и с помощью бракованных шариков от подшипников, насы- панных внутрь образца.

Управлением инженерных войск был объявлен конкурс на лучший вариант прыга- ющей мины. Лучшей была признана конструкция группы, в которую входили Ф. И. Си- доров, Б. М. Ульянов и др. Отработка этого образца была поручена Н. А. Котову.

В этом же отделе А. П. Якушев, Е. Б. Шмаенок и др. приступили к разработке све- тящейся авиабомбы САБ-100–75, более мощной, нежели САБ-100-55.

Успехи Советской армии под Орлом и Курском вызвали огромный трудовой подъем всего советского народа.

В ГСКБ-47 во всех подразделениях ведется интенсивнейшая конструкторская и исследовательская работа самых различных направлений. Отрабатывается освети- тельная бомба САБ-100-75, спроектированная в январе 1942 года, закладывается но- вая фотоосветительная бомба весом 65 кг, весьма оригинальная по конструкции: она представляла собою ряд рассредоточенных зарядов, соединенных тросом. Детонирую- щий шнур должен был обеспечить одновременный подрыв всех зарядов, а их рассре- доточение – высокую силу света.

По предложению Турахина отрабатывается 37-мм кумулятивная граната, выстре- ливаемая из пистолета, для борьбы с танками. (Несмотря на очень высокую эффек- тивность гранаты, работа не была завершена: применение взрывателя непредохра- нительного типа делало ее опасной для стреляющего. По этой же причине не были доведены до конца работы по ПТАБ-2,5, которые велись в ГСКБ-47 осенью 1942 г.)

Промышленность по-прежнему испытывала трудности с металлом; возросла выплавка металла, но возрасли и потребности фронта. Конструкторы Виноградов


Светящая авиабомба САБ-100-75


image


Производство корпусов 120-мм мин


и Ильин предпринимают попытку создать деревянную зажигательную бомбу кали- бров 50 и 100 кг: имеелось в виду пропитать деревянную болванку селитрой, тротилом, как пропитываются специальным составом железнодорожные шпалы.

Ведется работа над ослепляющей миной: она должна давать несколько пульсиру- ющих коротких вспышек. В перечне работ 1943 года упоминаются пулеметный глу- шитель и баллистический наконечник из бумажного литья.

Переделываются под учебные литые фугасные бомбы из серого чугуна: качество его оказалось низким и боевая эффективность бомб упала.

Учебные бомбы требуют заряда – указателя места падения. Для ночных усло- вий его сделали быстро, а с дневным не получается. Ф. В. Козлов высказывает мысль:

«можно применить молотый шлак». Через очень короткое время его идея реализуется представителями ВВС прямо на заводе.

Немало забот у химиков: ввиду трудностей с сырьем для пиротехнических бомб нужны заменители. Проверяется возможность использовать вместо натриевой сели- тры гипс и т. д.

Н. А. Котовым отрабатываются прыгающие мины.


image


Авиабомбы, подготовленные к отправке на фронт


Продолжают очень серьезную работу, связанную с промышленным производ- ством, технологи.

В связи с нехваткой металла в стране,ГСКБ-47 поручается разработать норморас- ход металла на каждый из калибров фугасных бомб. Требовалось учесть технологию, условия производства, наконец, оборудование заводов. Норморасход, утвержденный Госпланом СССР, приобретал силу закона, поэтому ошибаться было нельзя. Такая ра- бота была проведена Шечковым, Курушенковым, Боголюбским, А. А. Силаевым и др. в очень сжатые сроки.

Интенсивную работу во время войны продолжал и отдел А. И. Зверева. Конструкция мин в условиях военного времени была изменена таким образом,

чтобы свести к минимуму механическую отработку, аналогично тому, как это было сделано на фугасных авиабомбах. Пришлось также расширить допуски на размеры.

Конструкторы постоянно контролировали влияние этих изменений на эф- фективность оружия. Заметно снизилась лишь кучность 50-мм осколочной и 120-мм осколочно-фугасной мины по сравнению с точеными стальными минами, но это снижение в условиях военного времени было допустимо.



160-мм осколочно-фугасная минометная мина


image


160-мм миномет

image

Важные качественные изменения в советском минометном вооружении произош- ли в 1943 году. Недостаточно эффективные в бою 50-мм ротные минометы были сня- ты с производства. На вооружение Красной армии поступил 160-мм миномет образца 1943 года конструкции И. Г. Теверовского. Учитывая условия производства военного времени, конструкторы минного отдела, руководимого А. И. Зверевым, спроектирова- ли к этому миномету мощную 160-мм фугасную мину в корпусе из сталистого чугуна с минимальной механической обработкой.

Работа над миной велась очень напряженно. В ней участвовали А. О. Геворков, Е. В. Шмидт, З. Д. Найденова, В. А. Приклонский и др.

160-мм миномет и фугасная мина к нему показали очень высокие боевые каче- ства. Они стали мощным наступательным оружием на завершающем этапе Великой Отечественной войны. В отзывах с фронтов отмечалось, что это эффективное оружие разрушения всех видов полевых укрытий, надежное средство подавления и уничтоже- ния артиллерийских и минометных батарей противника. Ни одна армия не имела та- кого мощного и маневренного оружия.

Принятие на вооружение 160-мм миномета с мощной фугасной миной знамено- вало собой завершение создания системы минометного вооружения Красной армии. Главный маршал артиллерии Н. Н. Воронов в своих воспоминаниях дал очень высо- кую оценку эффективности 160-мм фугасных мин.

В начале 1944 года приказом наркома минометного вооружения П. И. Паршина

№ 94 от 9 марта 1944 года было ликвидировано КБ-35, известное тем, что его кон- структоры создали фугасные авиабомбы ФАБ-100-85КГ и ФАБ-250-200НГ в железо- бетонных корпусах. Но главное, что разработали в КБ-35 – это пятитонная фугасная авиабомба ФАБ-5000.

В целях наилучшего использования конструкторских кадров по авиабомбострое- нию, ликвидации дублирования в работе и сосредоточения научно-конструкторских сил сотрудники КБ-35 были переведены в ГСКБ-47.

Апрель 1944 года для ГСКБ-47 был знаменательным. Нарком минометного воору- жения П. И. Паршин во многом помогал ГСКБ в выполнении заданий правительства по созданию боеприпасов для Советской армии. П. И. Паршин не только руководил работой предприятия и активно вникал в ее содержание, но и был хорошо осведом- лен о том, какие боеприпасы были созданы и освоены ГСКБ в серийном производстве до начала войны и в ее ходе. Поэтому нарком обратился в правительство к ходатай- ством о награждении ГСКБ-47.

Президиум Верховного Совета СССР за успешное выполнение заданий прави- тельства по созданию новых видов боеприпасов Указом от 15 апреля 1944 года наградил Государственное союзное конструкторское бюро № 47 орденом Ленина. 83 сотрудника предприятия были удостоены государственных наград. В их числе были Н. Т. Кулаков, Н. И. Крупнов, А. И. Зверев, А. П. Якушев, награжденные орденом Ленина, А. И. Та- ранов, Н. П. Васильев, А. Д. Михайлов, Д. Е. Бургомистров, награжденные орденом Трудового Красного Знамени, Ф. В. Козлов, А. Л. Яночкин, И. А. Шибакин, Е. Т. Ше- стоперова, В. А. Гужавин, Б. В. Успенский, Ф. И. Сидоров и др., награжденные орденом Красной Звезды, Г. О. Лисенков, К. Ф. Носов, С. В. Головкин, Н. А. Котов, С. В. Белов, Е. Б. Шмаенок, Д. М. Кислов, В. А. Преображенский, Н. И. Кочетков, Д. Ф. Турахин, А. С. Кирьянов, А. А. Силаев, И. Г. Гайдуков и др., награжденные орденом «Знак Поче- та», В. В. Сурков, Н. П. Сидякин, П. А. Матарыгин, А. А. Кубяков, Л. В. Феофанов и др., награжденные медалью «За трудовую доблесть».


image


После вручения наград сотрудникам предприятия в Кремле


Указы Президиума Верховного Совета СССР 16 апреля 1944 года были опубли- кованы в центральных газетах. В передовой статье газеты «Правда» от 16 апреля под- черкивалась большая роль работников ГСКБ-47 в создании новых видов боеприпасов. В те годы это была самая высокая награда для конструкторского бюро, так как

ни одно НИИ или КБ по боеприпасам таких высоких наград не имело.

По поводу награждения коллектива на предприятии провели митинг в столовой на первом этаже нового здания. На митинг приехал нарком П. И. Паршин, чтобы по- здравить работников ГСКБ с высокой наградой. Коллектив был бесконечно рад высо- кой оценке своего труда и государственной награде. Наркомат организовал для работ- ников предприятия и членов их семей большой концерт в зале им. П. И. Чайковского. Однако, как выяснилось, не все были согласны с награждением ГСКБ-47. Во вре-

мя митинга в ГСКБ приехал сотрудник Совнаркома Денисов и сообщил руководству предприятия, что в Совнарком поступило заявление, подписанное Наркомом боепри- пасов Б. Л. Ванниковым, заместителем Председателя Госплана Борисовым и генерал- майором Кирпичниковым, в котором оспаривались представленные в ходатайстве П. И. Паршина сведения о том, что ГСКБ-47 создало, а НКО принято более ста образцов боеприпасов. Указанные данные было легко доказать, так как в ГСКБ-47, как это уже упоминалось ранее, хранились подлинники научно-технических журналов (НТЖ), ко- торые утверждались Наркоматом обороны при принятии образцов на вооружение.

И действительно, проверив предъявленные НТЖ, Денисов выписал все номера и даты НТЖ, просчитал их количество и уехал.

Через 2 дня стало известно, что, ознакомившись с результатами проверки, сня- ли с заявления в Совнарком свои подписи Борисов и Кирпичников, а затем и нарком Б. Л. Ванников.

Случившееся недоразумение можно объяснить тем, что Борисов и Кирпичен- ков вообще мало знали о работах ГСКБ-47, а руководство Наркомата боеприпасов не имело исчерпывающей информации о том, сколько и каких образцов авиационных и других боеприпасов было создано ГСКБ-47 в довоенные и военные годы. Как уже


говорилось, только снаряжательные заводы НКБ были загружены снаряжением авиа- бомб и мин, а корпуса этих боеприпасов делались на механических заводах Наркомата минометного вооружения и многих других наркоматов.

Если бы Б. Л. Ванников до передачи предприятия в НКМВ занимался работами ГСКБ-47 так, как это делал П. И. Паршин, то он, как прекрасный организатор, обла- давший великолепным знанием промышленности, мог бы во многом помочь ГСКБ в работах по созданию новых боеприпасов. Что это так, говорит тот факт, что в апреле 1944 года Б. Л. Ванников приложил много усилий для того, чтобы вернуть ГСКБ-47 в НКБ. Распоряжением Государственного комитета обороны от 28 апреля 1944 года предприятие было вновь переведено в состав Наркомата боеприпасов.

Наркомат стал намного больше внимания уделять ГСКБ и оказывать ему помощь. Б. Л. Ванников лично и его заместители М. В. Хруничев, Н. В. Мартынов, П. Н. Пигол- кин пристально следили за всеми работами предприятия, вникали во многие разработки. В конце 1943–1944 гг. широко начинают поступать в армию новые самолеты: Ил-

10, Ту-2, несколько позднее закладывается Ту-4. Эти машины обладали более высоки- ми летными характеристиками по высоте и скорости полета, чем предшествовавшие.

Существующие авиабомбы не были рассчитаны на применение в таких условиях, и нередко оказывались неустойчивыми.

В то же время авиационные конструкторы при создании новых машин заметно уменьшали бомбоотсеки; теперь там размещалось 50–60% веса бомбовой загрузки ста- рых машин.

Руководство предприятия выступило с предложением: согласовать габариты ави- абомб с генеральными конструкторами самолетов А. Н. Туполевым, В. М. Мясищевым, С. В. Ильюшиным, П. О. Сухим, А. С. Яковлевым, А. И. Микояном. Это был очень важ- ный шаг с точки зрения унификации и упорядочения проектирования как авиабомб, так и бомбоотсеков, после этого началась разработка новой системы фугасных авиа- бомб. Полная отработка этих авиабомб была завершена уже после войны, и они были приняты на вооружение с индексом М-46. В этих бомбах ушки были впервые прива- рены непосредственно к корпусу, а бугели не ставились вовсе.

В боях на территории Германии, где немецкие войска сопротивлялись с особен- ной ожесточенностью, 160-мм мины показали себя особенно хорошо. Изготовление 160-мм мин сразу после принятия их на вооружение было поставлено очень широко. Два московских завода были специально выделены только для изготовления оборудо- вания: завод деревообделочных станков делал штампы, завод на Красносельской ули- це – литейную оснастку.

В начале 1945 года правительство вновь награждает орденами и медалями груп- пу работников предприятия. Среди них сотрудники минного отдела: А. О. Геворков, А. М. Матяшов, Н. И. Чиликин, технологи В. И. Кузнецов, Л. А. Рабинович, А. А. Сила- ев, Б. К. Ярцев; замечательные наши рабочие: П. И. Беляев, И. И. Гордеев, С. С. Дутов, А. В. Родионов, В. И. Смирнов, В. К. Тимофеев и др.

За создание 160-мм мин Н. Т. Кулакову, А. И. Звереву, А. О. Геворкову в январе 1946 года была присуждена Государственная премия.

Великая Отечественная война близилась к концу.

Среди множества различных видов боеприпасов, которыми были оснащены со- ветские войска, ГСКБ-47 были созданы до войны или во время войны:

• фугасные авиабомбы калибров 50, 100, 250, 500, 1000, 2000 кг;

• бронебойные авиабомбы калибров 250, 500, 1000, 2000 кг;


• зажигательные авиабомбы в твердом, жидком и отвержденном снаряжении;

• фугасно-зажигательная авиабомба ЗАБ-100 ЦК;

• осветительные авиабомбы: САБ-3М, САБ-15, САБ-25, САБ-100–55, САБ-100-75;

• фотоосветительная авиабомба ФОТАБ-50-35;

• авиационная граната АГ-2;

• противолодочные авиабомбы МПЛАБ-100 и МПЛАБ-250;

• аэронавигационная авиабомба АНАБ-1;

• дымовая авиабомба ДАБ-250;

• мины для гладкоствольных минометов: осколочные, осколочно-фугасные, фу- гасные, зажигательные, дымовые, специального назначения калибров 50, 82, 107,

120, 160 мм;

• огнеметы: фугасный и траншейный;

• заградительные мины: противопехотные, противотанковые, железнодорожные, металлические и деревянные;

• диверсионные средства: мины «сюрприз», липкие мины; миноискатель и др. Очень большое значение имела отработанная в чрезвычайно короткий срок систе-

ма фугасных авиабомб модели М-43. Благодаря ей была достигнута экономия стали и проката при выпуске этих важнейших боеприпасов в 1,7 раза; загрузка станочного оборудования и квалифицированной рабочей силы сократилась в 4,4 раза. Произ- водство ФАБов только по заводам Наркомата минометного вооружения возросло в 1-м квартале 1944 года по сравнению с 1-м кварталом 1943 года в 11 раз.

Модернизация же подвесной системы сократила расход качественной стали поч- ти в 10 раз.

Боеприпасы, созданные ГСКБ-47, показали в ходе Великой Отечественной вой- ны высокие боевые качества.

В годы Великой Отечественной войны промышленность изготовила и постави- ла 48,5 млнавиабомб общей массой почти 1 млн. тонн, 286,6 млн комплектных мино- метных выстрелов. За период войны минометчики израсходовали 198 895,8 тыс. мин, что составило 53% общего расхода боеприпасов полевой артиллерии Красной армии. Материалы по истории Великой Отечественной войны свидетельствуют, что наи- большие потери в живой силе на советско-германском фронте фашистская Германия

понесла от минометного огня.

Высокие боевые качества показали инженерные боеприпасы, созданные как во вре- мя войны, так и до войны. За годы войны их было произведено 67,7 млн штук.

В боях на харьковском направлении в 1943 году была применена мина ОЗМ-152, управляемая по радио. В результате подрыва на большом расстоянии была уничтоже- на колонна немецких танков и идущей пехоты. Уже указывалось на то, что все подсту- пы к Ленинграду также были минированы этой миной.

После окончания войны предприятие получило от Украинского и Белорусского партизанских штабов справку об ущербе, нанесенном оккупантам боеприпасами, соз- данными в ГСКБ-47 только на железнодорожном транспорте.

На Украине было пущено под откос свыше 4500 эшелонов с живой силой и тех- никой противника; в Белоруссии было уничтожено свыше 3000 эшелонов. Четыре со- трудника предприятия: Н. Т. Кулаков, Н. И. Крупнов, Н. С. Носков и Б. М. Ульянов были награждены медалями «Партизан Отечественной войны».

Важное значение имел и дифференциальный индукционный миноискатель, кото- рый позволял отыскивать мины, в том числе и неметаллические.


Чрезвычайно высокие боевые качества показала 160-мм мина для гладкостволь- ных минометов.

Огромная работа была проделана технологами, помогавшими промышленности налаживать выпуск боеприпасов.

Коллектив предприятия в течение всех лет войны трудился чрезвычайно напря- женно, не жалея сил.

Высокая оценка работы предприятия со стороны государства – орден Ленина, ко- торого удостоено ГСКБ-47 – очень дорога всему коллективу.

Коллектив предприятия проводил на фронт 189 рабочих, инженеров, техников, в том числе 9 женщин.

После войны возвратились на предприятие участники Великой Отечественной войны М. В. Грачев, А. Ф. Карпов, награжденные за свои подвиги орденами Красного Знамени, Славы и др.; Н. Н. Шайкин, В. В. Герасимов, И. И. Мейлих, награжденные орденами Красной Звезды; В. В. Мельников, Г. П. Курин, А. П. Сидякин, В. И. Ионов, награжденные орденом Славы; В. П. Брежнев, награжденный двумя орденами Отече- ственной войны; В. А. Страхов, награжденный двумя орденами Красной Звезды и ор- деном Отечественной войны; В. Н. Фомин, Н. И. Цветков, Б. М. Ульянов, К. М. Шаров, А. Ф. Викулов, И. А. Черединкин, З. А. Пшеницына, Н. И. Зеленская, удостоенные раз- личных ратных наград, и другие.

И сегодня на предприятии работают ветераны Великой Отечественной войны. Только становится их все меньше. Если в 1968 году их было свыше 150 человек, то в 1988 году осталось всего 37, а в 2010-м – 2.

Не вернулись с фронтов Великой Отечественной 50 наших товарищей. Большая часть погибших были бойцами Московского ополчения. А бойцам Московского опол- чения досталась трудная доля, они встретили рвущегося к столице врага на рубеже Смо- ленск – Ельня. Последние письма от Н. Бусыгина, Н. Горбунова, М. Шибакина – всех, кто попал в одну часть, пришли к родным в августе 1941 года в разгар тяжелейших боев под Ельней. Там, вероятно, все они и погибли. Могил их никто не знает, памятник им, как и многим миллионам им подобным, – это вечный огонь у Кремлевской стены.

Они отстояли нашу страну, выгнали захватчиков с нашей земли, разгромили фа- шистов в их логове. Мы никогда не забудем тех, кто отдал за это свою жизнь. Не за- будем товарищей, которые работали рядом с нами. Вечная слава им, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!


Первые послевоенные. 1946–1960


Разгром фашистской Германии и милитаристской Японии в результате Второй мировой войны был триумфом всего прогрессивного человечества.

Перевод народного хозяйства страны на мирные рельсы, восстановление про- мышленности, транспорта, сельского хозяйства, разрушенных городов и деревень тре- бовало громадных средств. Трудности были слишком велики, чтобы их можно было быстро преодолеть, но все же постепенно мирная жизнь стала налаживаться. Пред- приятие продолжало работать над усовершенствованием боеприпасов.

Тщательно изучается опыт войны, трофейное, а также американское и ан- глийское вооружение, намечаются направления новых разработок. Несмотря на ограниченность средств в стране сразу после окончания войны, было признано необходимым активно развивать военную технику. И тому существовали серьез- ные причины.

В начале августа 1945 года, менее чем через три месяца после капитуляции Гер- мании авиация США произвела атомную бомбардировку японских городов Хиро- сима и Нагасаки. Главной целью этой бомбардировки было – объявить всему миру, и в первую очередь Советскому Союзу, о том, что США располагают сверхмощным оружием. Естественно, что такой шаг не мог не насторожить Советское правительство, народ нашей страны. Благодаря героическим усилиям отечественной науки и техники в 1949 году американская монополия на ядерное оружие была сорвана – Советский Союз создал свою атомную бомбу.

В эти годы ГСКБ-47 наряду с другими НИИ и КБ отрасли (НИИ-6, НИИ-504 и др.) привлекалось к сложным конструкторским работам по созданию первых совет- ских ядерных изделий – атомных бомб РДС-1 и особенно РДС-2. Сведения об этом были рассекречены совсем недавно.

Эта работа на предприятии выполняла группа в составе Н. Т. Кулакова, Ф. И. Си- дорова, Н. Н. Смирнова и Л. В. Меркушина.

Но наличие ядерного оружия не исключало необходимости держать на высоком техническом уровне обычные виды вооружения. Это диктовалось безопасностью


страны. Поэтому работы над совершенствованием обычного вооружения, в том числе и в ГСКБ-47, не были прерваны ни на один день.

В начале 1945 года предприятию была поручена работа по созданию управля- емых и планирующих авиабомб. Возглавил эти работы А. Ф. Турахин. Его отдел был укомплектован кадровыми работниками ГСКБ. В отдел также пришли неко- торые бывшие сотрудники предприятий авиационной промышленности, молодые специалисты из МВТУ им. Баумана. Специалисты отдела тщательно изучили тро- фейную техническую документацию и образцы немецких управляемых авиабомб

«Хеншель-293» и «Фритц-Х».

Предполагалось развивать работы по двум направлениям – по линии создания управляемых планирующих и управляемых непланирующих авиабомб.

Две конструкции планирующих авиабомб массой 1000 кг, управление которыми осуществлялось с помощью аэродинамических рулей, были созданы достаточно бы- стро. Обе конструкции успешно прошли летные испытания.

Непланирующими авиабомбами предполагалось управлять с помощью интерцеп- торов. Однако работа над этим направлением показала, что успешная разработка по- добной техники силами сравнительно небольшого отдела невозможна.

В 1948 году государственными органами принимается решение о передаче этой тематики вместе с основным составом отдела в новую специализированную конструк- торскую организацию.

В первые послевоенные годы на предприятии прорабатывалось еще одно на- правление.

В 1947 году организуется отдел неуправляемых реактивных бомб. Начальником его был назначен Ф. И. Сидоров, позднее его сменил Н. А. Монаков. Отдел должен был раз- рабатывать авиабомбы для поражения кораблей, подводных лодок, водных сооружений. Бомбу-торпеду, которую нужно было создать, предполагалось сбрасывать с само- лета как обычную бомбу. Но во время полета у бомбы включался вспомогательный ре- активный двигатель, и после приводнения она должна была на небольшой глубине по- дойти к кораблю и поразить его. Эту работу (тема «Акула») вела группа под руковод- ством И. И. Добренчика. Впоследствии работу продолжил В. В. Моторин. Реактивная глубинная бомба (PГБ), которую разрабатывала группа ведущего инженера В. М. Ми-

ронова, должна была запускаться с корабля для поражения подводной лодки.

Топ-мачтовая бомба сбрасывалась с самолета на очень малой высоте (так назы- ваемое топ-мачтовое бомбометание). Приводняясь под малыми углами, бомба долж- на была рикошетировать по направлению к кораблю. Работу по этой теме возглавлял П. П. Топчан. И, наконец, реактивную рикошетирующую бомбу с группой сотрудни- ков разрабатывал Ю. А. Сторожев. Бочкообразный корпус этой бомбы перед сбрасы- ванием должен был раскручиваться под самолетом. Реактивный двигатель увеличи- вал дальность полета бомбы на воздушном участке траектории, но при подходе бомбы к воде должен был от нее отделиться. Дальнейшие эволюции совершались одной боч- кой, рикошетировавшей в направлении дамб, плотин и т. п. надводных сооружений.

Применение рикошетирующих средств требовало не только изучения рикоше- та при приводнении, но и управления им для обеспечения стабильного наведения авиабомбы. Сложность этой задачи требовала и серьезной исследовательской рабо- ты, развития лабораторно-экспериментальной базы и увеличения числа сотрудников. К сожалению, ничего этого не было сделано, так как основным направлением работ ГСКБ-47 оставалось создание обычных авиационных бомб.


image


image

Фугасная авиабомба модели 1946 года ФАБ-250 М46 Фугасная авиабомба модели 1946 года ФАБ-3000 М46


К 1950 – 1951 гг. работа над реактивными и рикошетирующими бомбами посте- пенно свертывается, а затем часть из них передается на другое предприятие.

Однако опыт, приобретенный инженерами, работавшими в отделе реактив- ной тематики, оказался очень ценным. Впоследствии П. П. Топчан, И. И. Добренчик, В. В. Моторин стали ведущими специалистами предприятия, возглавляли новые на- правления работ.

Несколько ранее другому предприятию передается тематика по созданию огнеме- тов. В 1946 году из состава ГСКБ-47 выделяется отдел Н. С. Носкова, занимавшийся разработкой инженерных боеприпасов и оружием для партизан. На базе отдела создает- ся самостоятельный Научно-исследовательский инженерный институт. Так ГСКБ-47, когда-то возникшее на базе завода «Мастяжарт», само стало предприятием, давшим на- чало новым институтам.

Уже говорилось о том, что появившиеся в армии в конце войны самолеты Ил-10 и Ту-2, а также созданный после войны Ту-4 имели значительно большую высоту и ско- рость полета, нежели ранее существовавшие. Процесс резкого повышения основных характеристик самолетов после войны идет полным ходом. Скорости 750-1000 км/час, высоты 10 000 м, еще недавно считавшиеся далекой перспективой, быстро становятся пройденным этапом. Постепенно перестают казаться фантастическими и высоты по- лета самолетов 20 – 25 км, скорости 2000, а то и 3000 км/час.

Все авиабомбы, в том числе и типа М-46, в новых условиях бомбометания были неустойчивы. Более сложные задачи предстояло теперь решать и конструкторам специ- альных авиабомб, таких, как осветительная, фотоосветительная и т. д. Перед ГСКБ-47 встала задача произвести, по сути, полное перевооружение самолетов.

Основная трудность, с которой столкнулись конструкторы, заключалась в необходи- мости обеспечить устойчивый полет бомб при скоростях, близких к скорости звука и пре- восходящих ее. (Известно, что в зоне звуковых скоростей происходит резкое изменение аэродинамических характеристик летящего тела.) Теоретических данных, которые позво- лили бы расчетным путем оценить устойчивость и сопротивление воздуха, не было.


image


Фугасная авиабомба модели 1954 года ФАБ-250 М54

image

Фугасная штурмовая авиабомба ФАБ-1500Ш



image


Фугасная авиабомба

модели 1954 года ФАБ-500 М54 и осколочно-фугасная авиабомба ОФАБ-100-120


image


Фугасные авиабомбы

модели 1954 года ФАБ-5000 М54 и ФАБ-9000 М54

Невозможна была и отработка баллистики бомб методом натурных испытаний: это было очень дорого даже при наличии нужных типов самолетов, а их еще не было; тактико-технические требования задавались с учетом развития авиации, и скорост- ные, как и высотные машины, еще только закладывались или проходили стадии пер- вых испытаний.

В 1946 году для проверки устойчивости бомб начинает применяться метод отстре- ла моделей из пушки. Первые модели, корпуса которых были сварными, разрушались при выстреле. Однако постепенно основные параметры моделей были отработаны и соз- дана применительно к авиабомбам своя методика оценки результатов. Широко исполь- зуется и другой метод оценки баллистических характеристик авиабомб: продувка моде- лей в аэродинамических трубах. Он применялся еще до войны, но был, эпизодическим… После войны продувка моделей стала использоваться достаточно широко. Рабо-

ты эти проводились в основном в ЦАГИ; позднее, в связи с загруженностью этого ин- ститута, аэродинамические трубы были построены в других организациях. Методика продувки и оценки ее результатов потребовала от специалистов ГСКБ-47 большой до- полнительной работы. По предложению В. В. Моторина и А. В. Минятова совершен- ствуется методика динамических продувок, они широко внедряются в практику отра- ботки изделий.

Параллельно с этим велась разработка новой системы фугасных бомб Г. П. Ку- риным, А. А. Филатовым, Е. Э. Гарфом и др. под руководством А. Ф. Турахина. По- ложение конструкторов было очень сложным. В 1952 году были утверждены новые технические условия на габариты авиабомб, согласованные с генеральными конструк- торами самолетов. Соблюдение их было обязательно, в особенности при разработке бомб основного назначения. Между тем, утвержденные техническими условиями ТУ- 52 длина, диаметр, размах стабилизатора были очень неудобны с точки зрения устой- чивости при больших скоростях, в особенности для калибров 100 и 500 кг. Однако си- стема фугасных авиабомб M-54, включавшая шесть калибров от 250 до 9000 кг, была все же создана.


Очень серьезные затруднения при работе над новой системой ФАБов возникли также в связи с решением проблемы прочности корпуса при ударе о преграду. Это при- вело к значительной задержке в сдаче всей системы авиабомб на вооружение.

Наряду с созданием фугасных авиабомб отделом отрабатываются бронебойные авиабомбы, а также так называемые ФАБ-ТС – толстостенные фугасные бомбы, пред- назначенные для поражения целей повышенной прочности. Три калибра таких бомб были разработаны ведущим инженером Г. П. Куриным при участии В. В. Герасимова и В. И. Старостина.

Созданием бронебойных бомб руководил В. В. Яковлев. Им совместно с группой сотрудников была выполнена серьезная научно-исследовательская работа, в которой на основании изучения проблемы бронепробиваемости были определены пути соз- дания БРАБов. В отработке бронебойных бомб активно участвовали С. А. Древалев, В. И. Калашникова и др.

Помимо этого, отдел исследует возможность создания кумулятивных противо- танковых бомб, ведет работы в области баллистики и т. д. В этот период в отделе очень серьезно занимаются изучением возможности применения раскрывающихся и вы- движных стабилизаторов – успешное решение этой задачи позволило бы обеспечить и устойчивое падение бомб, и соблюдение ТУ-52. Однако по-настоящему надежными оказались все же жесткие стабилизаторы.

В 1955 году в связи с увеличением работ над осколочно-фугасными авиабом- бами был образован новый отдел, начальником которого был назначен А. А. Фила- тов. Туда была передана часть тем из отдела А. Ф. Турахина по созданию осколочно- фугасных образцов.

Перед конструкторами фугасных авиабомб возникают новые задачи: создание мощных фугасных авиабомб для применения с малых высот и разработка бомб для на- ружной подвески.

Трудность применения фугасных авиабомб с небольших высот (а скорость са- молетов при бомбометании оставалась достаточно большой) заключалась в том, что из-за малых углов падения бомбы могли рикошетировать. После проведения научно-исследовательской работы В. В. Марковым была создана бомба калибра 250 кг и Л. А. Гребеневой – калибра 1500 кг. Особенно высокую эффективность, в ходе испытаний, показала низколетящая ФАБ-1500Ш, снаряженная новым мощным ВВ.

Во избежание рикошета на головной части бомбы был установлен антирикошет- ный насадок. Кроме того, с помощью парашюта осуществлялось торможение бомбы.

Необходимость в разработке специальных авиабомб для наружной подвески воз- никла в связи с появлением скоростных истребителей-бомбардировщиков, на кото- рые бомбы подвешивались под крылья или под фюзеляж. При полете с подвешенны- ми снаружи авиабомбами типа М-54 скорость и дальность самолета резко снижались, так как эти бомбы имели плохообтекаемую форму и заметно увеличивали лобовое со- противление самолета.

Кроме того, возникла и другая сложность.

При более или менее продолжительном полете на большой скорости стенки кор- пуса бомбы начинали нагреваться. Соответственно нагревалось ВВ, детонатор, нако- нец взрыватель. Могла возникнуть опасность самопроизвольного срабатывания бомб под самолетом. Необходимо было изыскать способы обезопасить бомбы в случае на- грева или термоизолировать их.



Фугасная авиабомба

модели 1962 года ФАБ-500 М62


image


Фугасная термостойкая авиабомба ФАБ-500Т

image

Форма авиабомб для наружной подвески была предложена В. В. Моторинъм. В отличие от ранее принятых в ФАБах эта модель имела обтекаемую головную часть, удлиненный хвостовой конус с малым углом конусности, минимальные размах и дли- ну стабилизатора.

На базе этой модели были разработаны и в 1962 году сданы на вооружение ФАБ- 250 и ФАБ-500 М-62. Эти бомбы применимы также и для внутрифюзеляжной подвески. Что касается кинетического (аэродинамического) нагрева авиабомб, то пробле-

ма была решена, в 1962 году были приняты на вооружение авиабомбы ФАБ-250 и ФАБ-500 М62Т с термостойкостью 200°С, а в 1976 году термостойкость ФАБ-500Т была повышена до 300°С.

На вновь образованный отдел, в который была передана тематика по осколочно- фугасным авиабомбам, были, помимо этого, возложены и другие задачи; исследование вопросов прочности, а также создание практических (учебных) авиабомб. Объединя- ло эти три различных направления следующее.

Промышленностью был найден способ получения высокопрочного магниевого чугуна. Новый материал необходимо было исследовать с тем, чтобы выяснить возмож- ность применения его для осколочно-фугасных, фугасных и других авиабомб. Иссле- дованиями занималась группа прочности, в которую входили Ю. В. Иерусалимский, М. Л. Гарцштейн, И. П. Хлызов и др., созданием ОФАБов – К. Н. Шамшев, В. А. Карам- зин и др. Разработка практических авиабомб была поручена М. Г. Кашириной.

Исследования характеристик магниевого чугуна показали, что он обладает как не- обходимой прочностью, так и способностью к дроблению, необходимой для осколочно- фугасных бомб. Это позволило разработать бомбы АО-25-ВЧ, ОФАБ-100П.

Успешно прошла и отработка технологии изготовления бомб из высокопрочного чугуна на валовых заводах (она велась в Ленинграде на заводе «Большевик»).

Новые условия бомбометания вызвали необходимость дальнейшего развития ме- тодов определения нагрузок, действующих на корпус авиабомбы при встрече с пре- градой, и методики расчета на прочность. В результате научно-исследовательской ра- боты, которая была проведена группой прочности совместно с МГУ, была создана те- оретическая основа методов по определению законов проникания авиабомб в прегра- ду и возникающих при этом нагрузок, а также разработана методика расчета на проч- ность с учетом последних достижений теории пластичности.

При отработке практической авиабомбы, предназначенной для обучения летного со- става, решалась задача применения неметаллических материалов. Заложены были кон- струкции, в которых использовались шлаки цветных металлов и бетон. В окончательном варианте конструкции корпус практической авиабомбы был выполнен из железобетона. Начиная с 1946 – 1948 гг. предприятие пополняется молодыми специалистами,

окончившими МВТУ им. Баумана, Московский авиационный институт и др.

Приток свежих сил был неизбежен и необходим: задачи, которые были поставле- ны перед коллективом, все больше усложнялись, многие из них требовали углублен- ной теоретической проработки, широты кругозора. Это ни в какой мере не означало

«вытеснения» старшего поколения инженеров.

По-прежнему активно работали Н. Т. Кулаков, А. Ф. Турахин. Еще больше разво- рачивались организационные способности и техническая разносторонность Ф. В. Коз- лова, А. П. Якушева; активно работал отдел под руководством В. А. Преображенского и др. Творческое содружество «старшего» и «молодого» поколения позволило коллек- тиву предприятия подняться на более высокий технический уровень разработок, дик-


туемый скачком, совершенным авиацией всего мира в связи с применением в самоле- тостроении реактивных двигателей.

Из числа сотрудников, начавших свою работу в КБ после войны, выросло немало серьезных инженеров, внесших большой и ценный вклад в развитие авиабомбострое- ния и других видов боеприпасов.

Среди них П. П. Топчан, лауреат Ленинской премии, впоследствии главный кон- структор и заместитель начальника предприятия, И. И. Добренчик, кандидат техни- ческих наук, крупный специалист по проектированию боевых частей, В. В. Моторин, более 25 лет посвятивший проработке сложнейших вопросов баллистики, М. Л. Гарц- штейн, много сделавшая для успешного решения вопросов прочности.

Очень большие работы велись в течение всего послевоенного времени в отделе, которым руководил после ухода с предприятия В. М. Виноградова А. П. Якушев. Здесь была сосредоточена почти вся тематика, связанная с использованием пиротехниче- ских средств: зажигательные, фугасно-зажигательные, осветительные, фотоосвети- тельные, сигнальные авиабомбы и др.

В составе отдела наряду с инженерами-конструкторами работали до 1950 года пиро- техники Н.Н. Доброхотова и В.П. Молчанова. Позднее был образован специальный от- дел под руководством В.А. Преображенского, объединивший все работы по снаряжению. В связи с повышением высот и скоростей полета самолетов менялись и условия ночного воздушного фотографирования. Состоящая на вооружении ФОТАБ-50-35 не могла обеспечить требуемой освещенности местности. Поэтому А. И. Купчихиным и Б. П. Молчановой с группой сотрудников ведется работа по созданию фотоосвети- тельной авиабомбы калибра 100 кг. Распыление и зажигание порошка обеспечивалось специальным зарядом. Оба варианта показали примерно одинаковую эффективность; на вооружение была принята ФОТАБ-100-80 со снаряжением из порошка сплава AM. Преимущества его заключались в практически полной безопасности при снаряжении, в противовес высокочувствительной фотосмеси. Сила света этой бомбы была в три

раза выше, чем у ФОТАБ-50-35.

В эти годы активно развертывает разработку пиротехнических составов НИИ-862. Совместно с этим институтом Ю. В. Иерусалимским разрабатывается ФОТАБ-250-215. Резкий рост веса дал и большой скачок в эффективности: бомба ка- либра 250 кг в два раза превзошла по силе света ФОТАБ-100-80.

Возможность удовлетворения требований, заданных ВВС в 1954 году, была най- дена в результате длительной и трудоемкой научно-исследовательской работы, вы- полненной А. П. Якушевым, Д. Г. Гилевич, В. П. Молчановой и В. А. Преображенским с группой конструкторов. На основе ее результатов был создан весьма эффективный образец бомбы с новым снаряжением, в калибре 100 кг.

Столь же широко велись в отделе работы по другим видам осветительных средств. Вскоре после войны Я. Б. Раскиным, Н. Г. Доброхотовой и др. разрабатывались парашютные ракеты. Основным в них были новые рецептуры пиротехнического сна-

ряжения, которые давали огонь зеленого и красного цвета.

Очень большими и трудоемкими были работы над крупногабаритными осве- тительными бомбами САБ-250-170 (вед. инженер Дранник) и САБ-250-180 МФ (вед. инженеры Я. Б. Раскин и Е. Б. Шмаенок). Особенный интерес представляла САБ-250-180 МФ, в которой применялась многофакельная система. Эта конст- руктивная схема позволила создать образец, в полтора раза превышающей по мощ- ности CAБ-250-I70, хотя габариты их были одинаковы.


image


Авиабомба для ночной аэрофотосъемки ФОТАБ-250Т


image


Светящая многофакельная авиабомба ФОТАБ-250-180МФ


image


image

Разовая бомбовая кассета калибра 250кг РБК-250 ЗАБ-2,5 Фугасно-зажигательная авиабомба ФЗАБ-250


В отделе отработкой светящих авиабомб занимались конструктор Е. Б. Шмаенок, С. Г. Дранник, Я. Б. Раскин, Н. Е. Улыбина, Н. П. Артамонов, Г. В. Матвеев, Е. В. Федо- ров, В. А. Гужавин, Н. В. Новова; отработкой пиротехнического снаряжения – Н. Н. До- брохотова и З. С. Титова.

Серьезные работы велись в этом отделе в направлении создания зажигательных средств.

Над авиабомбой ЗАБ-250 ЛГ работала группа ведущего инженера Л. А. Гребене- вой. Зажигательный состав, который получил название «липкое горючее» (он обладал способностью прилипать к вертикальным предметам), был разработан В. А. Преобра- женским, З. А. Ромашовой, А. В. Романовской и сотрудником НИИ-6 Беловым.

В. В. Маслова, В. О. Пронин, В. А. Гужавин вели разработку разовой боевой кассе- ты РБК-250 с ЗАБ-2,5 в трех вариантах в целях улучшения технологичности и упро- щения применения ЗАБ малого калибра. В результате этой работы был получен эф- фективный и простой боеприпас.

С целью улучшения баллистики в отделе была проведена модернизация ЗАБ-100ЦК. В середине 1950-х годов начинается разработка по заданию ВВС так называемых зажи- гательных баков. Отличие их от авиабомб состоит в том, что они подвешивается под крылья истребителей на специальные (не бомбовые) держатели. Это сосуды большой емкости, мас- сой до 500кг. Горючую смесь для зажигательных баков разрабатывал специализированный

институт. Вели разработку С.Г. Дранник и А.И. Савушкин с группой конструкторов. Зажигательный бак не только был принят на вооружение как очень эффективный

вид боеприпаса, но прошел многократную модернизацию в связи с появлением новых самолетов.

Не оставлял отдел еще одного важного направления.

Уже говорилось о том, что ЗАБ-100 ЦК оказалась весьма эффективной не только как зажигательное, но и как фугасное средство. Поэтому отдел приступает к разработ- ке специальных фугасно-зажигательных авиабомб. Их эффективность определяется суммой фугасного действия патронов и зажигательного действия смесей.


image

ФЗАБ-250 была разработана в 1953 году ведущим инженером Н. Е. Улыбиной. Ею же в 1957 году совместно с В. П. Молчановой создана в высшей степени эффектив- ная ФЗАБ-500.

Была еще одна область, которой этот отдел успешно занимался: это разработка мишеней для испытания ракет системы ПВО. Руководил ими А. П. Якушев, в рабо- те участвовали Е. Б. Шмаенок, Б. С. Пронин, И. П. Артамонов, Е. Г. Дранник, А. И. Са- вушкин, Г. В. Матвеев, Е. В. Федоров, В. А. Гужавин, А. И. Данилов, Т. А. Жингалова, Г. Н. Белицкая и др. Была создана малогабаритная мишень М6.

В 1946 году предприятию, НИИ-6 и НИИ-862 была поручена чрезвычайно важная и сложная работа: исследование сохранности снаряжения различных ти- пов авиационных бомб и установление гарантийных сроков их хранения (сро- ков, в течение которых изделия сохраняют эффективность на том же уровне, как при сдаче образцов). В работе принимали участие представители управлений заказов и тыла ВВС.

Было решено отобрать с войсковых баз изделия, выпущенные в разные годы, и ис- следовать их. Для отбора были назначены междуведомственные комиссии, которые посетили почти все базы ВВС, расположенные на всей территории страны. От нашего предприятия в этих работах принимали участие В. А. Преображенский, М. А. Ефимов, З. А. Ромашова, Н. Н. Доброхотова. Главный инженер предприятия Г. А. Талдыкин воз- главлял всю работу комиссии.

Г. А. Талдыкин – один из сотрудников предприятия, работавших с первых дней создания отдела при заводе «Мастяжарт». В предвоенные годы он прошел большой путь – от рядового сотрудника до начальника отдела подготовки производства. В пер- вые месяцы войны вместе с группой инженеров он был переведен на работу в Нар- комат боеприпасов. В 1946 году А. Талдыкин снова возвращается в ГСКБ-47, уже в качестве главного инженера. С тех пор он в течение многих лет являлся одним из ру- ководителей предприятия.

В течение 1947 – 1948 гг. были проведены большие работы по анализу снаряже- ния, оценке его эффективности при наземных и летных испытаний. Общий объем исследований был очень велик и позволил собрать чрезвычайно важный материал по стойкости в боеприпасах ВВ и пиротехнических составов, изготовленных различ- ными заводами.

В результате почти десятилетних исследований в январе 1955 года по предложе- нию ГСКБ-47 Министерствами обороны и оборонной промышленности было при- нято совместное решение об установлении гарантийных сроков хранения фугасных, осколочно-фугасных, светящих, зажигательных и фотоосветительных авиабомб. Из- учение возможных гарантийных сроков хранения по защитным покрытиям, смазкам, полимерным и другим материалам, которые применялись в боеприпасах, продолжа- лись длительное время, правда, в несколько меньших масштабах.

Говоря о химиках, нельзя не сказать о большом значении личного примера В. А. Преображенского. Человек редкостной сдержанности, немногословный, он сы- грал большую роль в становлении нашего предприятия в предвоенный период, как вы- сокоодаренный специалист-пиротехник.

После 1950 года в отделе В. А. Преображенского были созданы три лаборатории: технологическая (ее задачей было обеспечение снаряжения корпусов ВВ); пиротех- ническая; аналитическая. Вот как охарактеризовал В. А. Преображенский задачу пиротехнической лаборатории: «подбор снаряжения и снаряжение боеприпасов».


Малогабаритная мишень М6



Агитационная авиабомба АГИТАБ-250

image

«Подбор», за которым часто стояли годы работы, и результаты, иногда казавшиеся специализированным институтам неправдоподобными!

В 1956 году в отделе создается лаборатория защитных покрытий (включающая гальванические, химические и лакокрасочные), в 1961-м – лаборатория полимерных материалов, которая ведет работу по внедрению в конструкции пластмасс, отработке термозащиты, внедрению заливочных компаудов, новых синтетических клеев, герме- тики и т. д. и т. п. В этой лаборатории, руководимой В. И. Лобановой, активно работали Т. И. Журина, А. А. Тихомиров, О. Г. Голикова и др.

Огромная работа проводится в течение послевоенных лет Ф. В. Козловым и его сотрудниками. Так, им совместно с В. М. Виноградовым был разработан осколочный реактивный снаряд ОФРС-132 для знаменитой системы M-13 («катюша»),

В 1947 году направление разработки специальных средств выделяется в само- стоятельный отдел. Ядро его составили А. Т. Мирошников, М. А. Ильин, В. М. Анохин, Б. В. Кудрявцев. Сюда же пришли П. С. Демиденко, позднее Г. С. Шелаев и др.

Одной из разработок, которая в течение многих лет не давалась конструкторам, было создание разовой боевой кассеты (РБК) для мелких бомб – осколочных, зажига- тельных и т. п. Эта работа с 1949 года продолжается в отделе, руководимом Ф. В. Коз- ловым. Была отработана кассета калибра 250 кг (РБК-250). Кассета РБК-250 непосред- ственно предназначалась для противотанковых авиабомб ПТАБ-2,5, которые и были разработаны. Позднее в отделе, руководимом А. И. Купчихиным, а затем Ф. Т. Козловым, на ее принципе были разработаны РБК-100 и РБК-500. На основе этой же РБК-250 в от- деле, руководимом Ф. В. Козловым, была впоследствии создана агитационная авиабомба АГИТАБ-250.

Г. В. Шелаевым с группой сотрудников была отработана ориентирная морская бомба ОМАБ-25. О ее эффективности говорит то, что время горения заряда достига- ло 60 мин.

Одной из интереснейших конструкций этого отдела были противосамолет- ные авиабомбы (ПРОСАБ). Они создавались (ведущий инженер М. А. Ильин) в 1952 – 1955 гг., когда ракеты класса «воздух – воздух» только начинали отрабаты- ваться и были весьма эффективным средством борьбы истребителей с бомбардиров- щиками, идущими строем. ПРОСАБы представляли собою корпус, начиненный боль- шим количеством осколочных элементов, снаряженных мощным ВВ. На заданной высоте элементы выбрасывались из корпуса, а затем взрывались, но не одновременно, было отработано три разных замедления. B результате образовывался конусный объ- ем, заполненный осколками. Высота его была до 400 м, диаметр основания до 1500 м.

Трудно перечислить все конструкции, созданные в течение послевоенных лет этим отделом. Здесь и осколочная бомба калибра 100 кг из сталистого чугуна, и зажигатель- ная авиабомба калибра 500 кг ЗАБ-500В (с вязким горючим, созданным специализи- рованной организацией), и новая конструкция РБК-250. Разработка применительно к этой кассете мелких боеприпасов велась В. Е. Колесниковым (ОФАБ-5) и В. Л. Ие- русалимской (ПТАБ-2,5).

В отделе постепенно сосредоточивалась большая группа молодых, но сильных ин- женеров: Е. Ю. Солодовник, В. Е. Колесников, В. Л. Иерусалимская, В. Г. Куприянов, В. Д. Третьяков и др.

Обширен диапазон разработок отдела, руководимого Ф. В. Козловым. Эта ши- рота интересов, кругозора всегда была отличительной чертой Федора Васильевича. И реализация разнообразнейших замыслов была бы невозможна, если б объему разра-


image


image

Противосамолетная авиабомба ПРОСАБ-100 М52 Противолодочная авиабомба ПЛАБ-500-380


боток не соответствовала огромная энергия, уменье организовать работу, вдохновить своих сотрудников.

Одновременно с развитием авиации и других видов военной техники в после- военные годы резко возросли и тактико-технические характеристики подводных лодок. В более поздние годы военно-морское ведомство США начнет усиленно развивать строительство подводных лодок с атомным реактором, создавать ра- кеты с ядерным зарядом, которые должны выстреливаться с этих лодок. Но уже в 1946 – 1947 гг. стало ясно, что средства борьбы с подводными лодками необходи- мо усиленно развивать.

В период Второй мировой войны поражение их осуществлялось с помощью авиа- ции, которая атаковала обнаруженные лодки глубинными и противолодочными бом- бами ПЛАБ-100 и ПЛАБ-250.

Соответственно, ГСКБ-47 поручается создание новых противолодочных средств. В связи с этим в начале 1948 года из отдела, занимавшегося проектированием ФА- Бов, была выделена группа сотрудников и образован новый отдел. На него были также возложены обязанности создания противокорабельных средств, начальником отдела был назначен А. Л. Яночкин, заместителем – Г. Д. 3акаляев. B это время Н. А. Котовым с группой конструкторов уже велась научно-исследовательская работа по подбору за- ряда для поражения подводных лодок.

На Каспийском море, в районе Баку, Н. А. Котовым с группой сотрудников были выполнены обширные экспериментальные работы. Для них была спроектирована и построена специальная мишенная обстановка и изготовлены заряды разной величи- ны. На испытаниях сравнительно небольшие заряды образовывали большие пробои- ны в мишенях, имитирующих прочный корпус. Так родилась идея создания малокали- берной противолодочной бомбы ПЛАБ-МК.

Отработка конструкции потребовала значительного времени, новых экспери- ментов. Были уже назначены государственные испытания, и все же представители заказчика не скрывали своего весьма скептического отношения к новому боепри-


пасу. Местом испытаний был назначен Кронштадт. Условия для образца были соз- даны самые жесткие.

Вот как рассказал о том, что тогда произошло, начальник отдела А. Л. Яночкин.

«… Когда мы подошли к месту испытаний и увидели огромный отсек подводной лодки, который висел на крюке двухсоттонного плавучего крана, в нас невольно нача- ло закрадываться сомнение: а вдруг пробоины не получится? Ведь толщина прочного корпуса была 34 мм…» Бомба была установлена на отсеке, и отсек медленно погрузил- ся в воду. После глухого подводного взрыва последовало длительное ожидание, на- конец, отсек подняли из воды, конструкторов посадили в шлюпку и повезли к отсеку. На прочном его корпусе зияла огромная пробоина. В 1954 году ПЛАБ-МК была при- нята на вооружение.

В 1950 году отделом была отработана модернизированная авиабомба МПЛАБ-I00. Она предназначалась для бомбометания как с 2000 м, так и с высот 50 м. Последнее было возможно благодаря наличию у нее противорикошетного устройства.

К авиабомбе большой емкости ПЛАБ-500, работу над которой вел Н. Н. Смир- нов с группой сотрудников, были предъявлены требования малых относов при бомбо- метании, а также отсутствия рикошета при сбрасывании с высот 50 м. Бомба должна была нести большой заряд ВВ. Отработка представила определенные трудности, осо- бенно обеспечение малых относов. Была у исполнителей тревога и в отношении рико- шетирования.

Испытания на морском полигоне противорикошетных свойств бомбы представ- ляли любопытное зрелище. Испытателям, которые расположились вблизи места приводнения, было хорошо все видно. Самолет идет на высоте 50 м. Вот он захо- дит на боевой курс, набирает максимально возможную скорость, открываются люки и оттуда выпадает пятисоткилограммовая бомба. Она подходит к воде под очень ма- лым углом и кажется: сейчас коснется воды и запрыгает, как ловко пущенный ка- мешек. Но нет – бомба приводнилась и исчезла под водой. ПЛАБ-500 была сдана на вооружение в 1951 года.

Одной из наиболее трудных в отработке оказалась всплывающая бомба. Она пред- назначалась для испытаний взрывателей, отрабатываемых для морских авиабомб. Их создание упиралось в невозможность установить причины отказов, так как бомбы тонули, а с ними тонули и взрыватели. Отработка была поручена И. В. Галактионову. По существу речь шла о создании простейшей бомбы – лаборатории. Конструкция должна была иметь высокую надежность всплытия при многократном ее применении. К 1953 году образец был отработан и принят на вооружение.

В 1953 году после длительной отработки успешно прошла государственные испы- тания противопехотная мина ОЗМ. Эта тематика, как уже указывалось, была вскоре после окончания войны изъята из ГСКБ-47, но Н. А. Котов сумел все же добиться раз- решения провести отработку. Мина ОЗМ была последней из конструкций такого рода, созданных на предприятии.

Хотя характеристики подводных лодок начали заметно меняться в первые после- военные годы, последующие 10–15 лет принесли скачок, еще более разительный, по- добно тому, как это происходило в авиации.

Если лодки послевоенной постройки имели максимальную глубину погружения порядка 150 м, то к 1959 году начинается реализация проектов, предусматривающих погружение уже до 300 – 400 м. Соответственно возрастала статическая прочность корпусов, а отсюда повышалась и их взрывостойкость.


image

В связи с этим в 1959 году в отделе А. Л. Яночкина была начата научно- исследовательская работа, целью которой была количественная оценка взрыво- стойкости подводных лодок при подрыве в различных условиях зарядов различных калибров, с различными рецептурами ВВ. Объем работ был очень большой; воз- главляло работу ГСКБ-47. В выполнении темы участвовали Центральный научно- исследовательский институт им. академика Крылова, ВВИА им. Жуковского, ин- ституты ВМФ и министерства. На предприятии работу по этой теме вела группа О. И. Озерецковского.

Полученные результаты явились отправной точкой для дальнейших исследо- ваний ряда институтов. На предприятии на их базе была предпринята разработка авиабомбы для борьбы с подводными лодками, срабатывающей от неконтактного ги- дроакустического взрывателя. Бомба эта, ПЛАБ-250-120, носившая при отработке на- звание «Ласточка», была сдана на вооружение в 1963 г.

Примерно в это же время была закончена тема под названием «Скворец». (ПЛАБ-50). Если «Ласточка» знаменовала появление первой ПЛАБ с неконтактным гидроакустическим взрывателем, то со «Скворцом» на вооружение противолодоч- ной обороны поступила бомба с неконтактным магнито-электрическим взрывателем. Особо тяжелой была отработка устойчивости бомбы при движении в воде: в случае неустойчивого движения взрыватель ее мог сработать от магнитного поля Земли. Группе ведущего инженера К. С. Калайда пришлось немало потрудиться, отрабаты- вая прочный стабилизатор, не деформирующийся при ударе бомбы о воду.

В 1958 году отделу была поручена одна из самых трудоемких работ, когда-либо встречавшихся в его практике: отработка комплекса «Беркут» для обучения летчи- ков морской авиации бомбометанию по подводным лодкам. Комплекс включал бомбу и буй; последний должен был находиться на подводной лодке.

Схема работы должна была быть следующей: в момент приводнения заряд бом- бы взрывался; бомба должна была всплыть и факелом обозначить место приводнения. В то же время по звуку от взрыва подводная лодка выпускала буй. Всплыв, он тоже должен был обозначить свое местонахождение факелом. По расстоянию между факе- лами оценивалась точность выполнения задачи.

Факелы должны были фотографироваться с самолета в любое время суток. Соз- дание их представляло большую сложность. Эта тема выполнялась группой под руко- водством Н. И. Зеленской и была успешно завершена в 1963 году.

За послевоенные годы очень сильно изменилось техническое оснащение наших производственных подразделений предприятия. Расширился станочный парк произ- водства № 1, отдельные участки стали самостоятельными цехами, площади их выросли. До 1957 года работало очень много рабочих, пришедших на предприятие еще в 1930 – 1932 гг., чья квалификация и опыт росли вместе с ростом предприятия, кто так же вложил в него все свои силы, как вкладывали инженеры, техники. Ветераны успели выучить новое поколение. В большом коллективе было очень много высоко- квалифицированных, способных людей, энтузиастов, не уступавших тем, кто работал

еще в 4-м цехе завода «Мастяжарт».

Из этого второго поколения одни пришли сюда в 16 лет по окончании ремеслен- ного училища, это токари А. А. Касьянова (Савельевских), В. И. Баутин, Г. П. Грачева (Тарусина), слесарь Е. Ф. Малюгина (Сорокина). Других, таких же юных, привели ро- дители, здесь они начали работать, отсюда были призваны в армию и сюда же верну- лись снова (В. И. Терентъевских, А. Е. Максимов, Н. И. Гуднев и др.).


Противолодочные авиабомбы ПЛАБ-250-120 и ПЛАБ-50



240-мм осколочно-фугасная минометная мина

image

Третьи начинали работу с небольшой квалификацией и здесь выучивались. Среди них В. В. Мельников, И. Д. Дворников, А. П. Сидякин, Ю. С. Барабанщиков, В. В. Долбышев, А. К. Ерохин, Н. С. Ерохин, В. Ф. Волков, В. В. Громов, В. Т. Комраков, С. И. Кондрашин, Л. Ф. Феофанов и многие другие. Выпускники ремесленного учили- ща А. И. Иленхо и Истомин стали начальниками цехов.

Изменилось и производство № 2. Выросли мастерские, резко возрос образова- тельный уровень технического персонала. Если во время войны и первые послево- енные годы на производстве № 2 были на счету дипломированные техники, то в 50-е годы там работало много инженеров. Появились совершенно новые мастерские, свя- занные с новыми направлениями нашей работы.

Активно работал в послевоенный период минный отдел. Основным недостатком мин были во время войны недолеты. Опасность заключалась в том, что под огонь мог- ли попасть свои же солдаты.

На основании изучаемых материалов отделом были заново созданы 82-мм, 107-мм, 120-мм и 160-мм мины всех типов с корпусами из стали и сталистого чугуна. Их тактико-технические характеристики были значительно выше тех, что применя- лись во время войны.

Заново проектируется 160-мм мина для нового миномета, разработанного кон- структорским бюро под руководством Б. И. Шавырина. Эта мина была более совер- шенна, нежели созданная в годы войны.

Все эти работы проводились в период пребывания отдела в ГСКБ-47. Реше- ние о переводе отдела в НИИ-24 было принято в связи с наличием в этом ин- ституте литейной базы. Это дало возможность отработать технологию отливки с учетом повышения требований на изготовление корпусов мин безобработочного варианта.

В 1950 году минный отдел завершил работу, начало которой было положено еще до войны: создание мощной 240 -мм стальной мины, предназначенной для раз- рушения ДЗОТов тяжелого типа, каменных и кирпичных зданий, приспособлен- ных под укрепленные огневые точки, ДОТов, расположенных в подвальных этажах кирпичных зданий и т. п. (Созданию мины долгое время препятствовало отсутствие 240-мм миномета, который лишь к 1950 году был создан минометным СКБ.) На по- казательных стрельбах 240-мм мины получили очень высокую оценку и были при- няты на вооружение.

За разработку 240-мм и новой 160-мм мины А. И. Звереву и сотрудникам отдела Н. Л. Горбатиковой, В. А. Приклонскому, Н. И. Чиликину в 1951 году была присужде- на Государственная премия.

В 1948–1949 гг. СКБ под руководством Б. И. Шавырина создается новый тип орудия: безоткатное. Эти орудия имели перед обычными артиллерийскими орудия- ми то преимущество, что они были значительно легче и соответственно мобильнее. Для безоткатных орудий создаются осколочная, осколочно-фугасная, кумулятивная и учебная мины двух калибров.

В 1955 году минный отдел возвращается в ГСКБ-47. Здесь отрабатывается ряд конструкций мин специального назначения: осветительные, дымовые, противорадио- локационные, специальные, осколочно-фугасные с неконтактным взрывателем и др.

Одним из совершенно новых видов вооружения, широко развившимся в послево- енные годы, явилось управляемое ракетное оружие. В связи с ростом объема заданий и возникновением новых технических направлений в конце 1955 года» на предприя-


image

тии создается отдел, которому поручается разработка боевых частей к ракетам класса

«воздух – воздух» и «земля – воздух».

Боевые части, хотя и не являются самостоятельным боеприпасом, имеют свою специфику, делающую их довольно сложными для исполнения. Прежде всего, как один из элементов дорогостоящего комплекса, они должны быть высокоэффективными. Очень серьезные требования предъявляются к их габаритам. Если габариты авиабомб были связаны с возможностью подвески их в определенном количестве в бомбоот- сек самолета, и в отдельных случаях заказчик мог допустить подвеску меньшего чис- ла бомб, то габаритные размеры боевой части должны соблюдаться абсолютно точно по диаметру, весу, центровке. Стыковка БЧ с другими отсеками ракеты должна быть точной и надежной. Прочностные характеристики боевых частей определяются пере- грузками, которые испытывает ракета по всем осям. Все это показывает, что создание боевых частей – дело по-своему трудное.

Основным типом боевых частей, которые стали разрабатываться на предприятии, были боевые части осколочного действия, при этом осколочное поле должно было обладать высокой удельном энергией и размерами, необходимыми для перекрытия всех накапливаемых неточностей наведения.

При образовании отдела боевых частей – его возглавили И. И. Добренчик и К. И. Козорезов – было выдвинуто направление, которое предусматривало дро- бление целого корпуса на осколки заданного веса и формы при высокой начальной их скорости.

В развитие этого направления началась проработка различных технических ме- тодов его реализации. Изготавливались корпуса из профильного стального проката; применены были винипластовые оболочки, которые вкладывались в корпус для того, чтобы профильным получался заряд из ВВ. По мере проработки, изучения и создания на этом принципе боевых частей к различным ракетам возникает и другое направле- ние: готовые осколки, армированные прочнейшей эпоксидной смолой, размещаются по наружной поверхности боевой части.

В эти годы в отделе К. И. Козорезова была разработана боевая часть к зенитной ракете комплекса противовоздушной обороны, которой, как известно, был сбит амери- канский самолет-разведчик У-2. В этот же период в отделе была создана боевая часть направленного действия к первой советской противоракете В-1000 (ведущий инженер по теме А. В. Продунов). 4 марта 1961 года эта противоракета с разработанной пред- приятием боевой частью, запущенная из района Балхаша, впервые в мире успешно перехватила головную часть баллистической ракеты Р-12, запущенной из района Капустина Яра. Нужно отметить, что подобный опыт американцы смогли повторить только 24 года спустя.

В работах над боевыми частями участвовала большая группа сотрудников пред- приятия: И. И. Добренчик, К. И. Козорезов, Ф. Т. Козлов, Н. П. Шибалкин, Н. П. Арта- монов и др. За успешное выполнение заданий правительство наградило этих и других сотрудников орденами и медалями.

Помимо боевых частей к ракетам класса «воздух – воздух», с 1956-1957 гг. за- дания на разработку боевых частей другого вида и к другим классам ракет получают подразделения предприятия.

Одной из первых (в отделе, руководимом А. Л. Яночкиным) была начата Н. Н. Смирновым работа по созданию боевой части к противокорабельной ракете. Были предъявлены требования: пробитие разнесенных броневых преград (палуб ко-


Авиационная ракета Р-4


image


Осколочно-фугасная боевая часть для авиационной ракеты Р-4


рабля), зажжение горючего, находящегося под ними, а также инициирование взрыва боеприпасов, находящихся в погребах корабля.

Разработке конструкции предшествовали длительные исследования, экспери- менты, лишь после этого была начата непосредственная работа над боевой частью. На решение этой задачи потребовалось пять лет. За ее выполнение ведущий инженер темы Н. Н. Смирнов был удостоен государственной награды – ордена «Знак Почета». Позднее в этом же отделе ведущим инженером В. И. Лебедевым с группой сотрудни- ков была создана более мощная боевая часть к ракете подобного назначения.

Ведущим инженером Н. Е. Улыбиной с группой сотрудников была создана боевая часть к ракете класса «земля – земля».

Большие работы по созданию боевых частей велись в отделе, руководимом Ф. В. Коз- ловым. Они имели разные габариты, предназначались для ракет разных классов.

К 1959 году техническая оснащенность Советской армии современными видами вооружения колоссально возросла; на первое место все более активно выходят различ- ные виды неуправляемой и управляемой ракетной техники. В тематике предприятия возрастают заказы на разработку боевых частей.

Объем заданий на разработку авиабомб и мин для гладкоствольной артиллерии на- чинает заметно сокращаться. Сокращаются ассигнования и на научно-исследователь- ские работы. ГСКБ-47 предполагается переключить на проектирование строительных сооружений для запуска баллистических ракет.

Это означало, что предприятию не нужны будут специалисты по боеприпасам или им придется менять квалификацию. Таким образом, возникала опасность поте- ри крупных специалистов, очень много сделавших для оснащения армии, ставилось под угрозу само существование большого сплоченного коллектива, имевшего славные традиции и огромный опыт разработки средств авиационного и минного вооружения. Учитывая все это, руководство и партийная организация добиваются поручения

предприятию новых работ.


image

Фронтовая крылатая ракета ФКР-1


image


Фугасно-боевой заряд ФБЗ-1 для фронтовой крылатой ракеты ФКР-1


Годы планомерного развития. 1961 – 1970


В октябре 1960 года Постановлением ЦК КПСС и СM СССР на предприятие была возложена разработка противолодочных комплексов.

Противолодочные авиабомбы обычного вида, которые разрабатывались на пред- приятии раньше, как и неуправляемые реактивные бомбы, которыми недолго зани- мались в 1947 – 1950 гг., могли решить весьма ограниченный круг тактических за- дач: за время с момента обнаружения лодки самолетом до момента погружения бомбы на нужную глубину лодка могла спокойно переместится на безопасное расстояние.

Реактивные противолодочные ракеты «Пурга» и «Кондор», создание которых было поручено предприятию, должны были после приводнения самостоятельно, с ис- пользованием средств гидролокации и самонаведения, найти подводную лодку, до- гнать ее и поразить. Различие между двумя ракетами было не очень значительным и связано с особенностями их применения.

Темы не имели научно-исследовательского задела. Ранее проводились только поисковые работы в весьма ограниченном объеме. На предприятие было направлено около 40 инженеров, участвовавших в поисковых работах. Однако среди них почти не было специалистов по гидроакустике, гидродинамике, управлению, специальному приборостроению, электромеханике, гироскопии – как раз по тем областям, от зна- ния которых в значительной мере зависело решение поставленных задач. Мало было и двигателистов. На работу по новой тематике была переведена основная часть кон- структорских кадров КБ, занимавшихся ранее разработкой авиабомб, мин, боевых частей. Им предстояло приобретать новые знания, переучиваться. Срочно набирались и специалисты по дефицитным специальностям. В кратчайший срок численность вновь организованного СКБ-1 достигла 250 человек.

В составе предприятия было сохранено два отдела, где сосредоточилась оставша- яся бомбовая тематика, отдел боевых частей и отдел в г. Красноармейске, продолжав- ший заниматься средствами ближнего боя.

Для выполнения работ по «Пурге» и «Кондору» было вновь образовано восемь отделов, на которые возлагался определенный круг задач. Возглавили их переведен-


image


Е. М. Коган, Кулаков, Д. Д. Руказенков, Г. А. Талдыкин


ные на предприятие Отмахов, Гучков, Минаев, Давыдов и др., а также кадровые кон- структоры ГСКБ-47 Турахин, Яночкин, Филатов, Шмидт, А. Е. Бургомистров, а впо- следствии – Зверев, Якушев и др.

Главным конструктором был утвержден С. С. Бережков. Научно-техническое со- стояние новой тематики было весьма тяжелым. С самого начала было известно, что не- которые вопросы, без знания которых невозможно грамотное решение общей задачи, просто не изучены. Однако даже те сотрудники, которые работали над темой с самого начала, представляли всю ее сложность не вполне отчетливо.

Работники ГСКБ-47, которым приходилось переквалифицироваться техниче- ски, оказались, помимо этого, в новых для себя технико-организационных условиях. Раньше комплекс, с которым им приходилось иметь дело, выглядел, как система само- лет – авиабомба – взрыватель, причем каждый элемент её был внутренне самостоя- телен; теперь все элементы снаряда, все его узлы, конструктивное и технологическое их оформление были теснейшим образом между собою увязаны, а вся система, в дан- ном случае – снаряд, была частью более общей системы, включавшей в себя самолет и начальный комплекс обнаружения.


Были трудности и другого рода. Нехватка помещений задерживала развертыва- ние необходимых лабораторий, а без них невозможно было работать, Из-за отсутствия своей производственной базы изготовление изделий было первоначально поручено заводу, не обладавшему необходимой культурой производства, поэтому большие бри- гады конструкторов и технологов вынуждены были непрерывно находиться на этом заводе. Образцы прямо с завода отправлялись на испытания, не проходя надлежащей проверки; не проходила проверки и аппаратура основных смежников.

Крайне тяжелым делом оказалась организация испытаний. Ни испытательной базы, ни специального обслуживающего персонала не было. Большие бригады кон- структоров и рабочих по три-четыре месяца (а то и больше), меняя друг друга, весь возможный для испытаний сезон находились в Феодосии, собирая изделия. Целью испытаний была отработка конструкций. Между тем, четкого технического руковод- ства группой конструкторов, которые этим занимались, не было. В результате при- нимаемые решения иногда бывали случайными, необоснованными. Из-за отсутствия навыков, опыта, работа шла медленно, неквалифицированно, что сказывалось на ре- зультатах испытаний. Нередко трудно было понять, в чем причина неудачи: в недо- статках аппаратуры, элементов конструкции или в неправильности сборки.

Отсутствовала строгая техническая документация, поэтому невозможно было осуществить четкую направленность в отработке. Даже проследить техническую ло- гику тех или иных решений иногда бывало затруднительно.

Коллектив СКБ-1, руководство предприятия прилагали огромные усилия к тому, чтобы улучшить ход дела. Но продвигалось оно очень медленно. Только в декабре 1963 года, с очень большим опозданием, был завершен эскизный проект, частично подтвержденный натурными пусками. В марте 1964 года эскизный проект был утвер- жден. Коллективу СКБ-1 это стоило громаднейшего напряжения; не было практиче- ски ни одного отдела, где сотрудники не работали допоздна.

Однако начало натурных испытаний вскоре после принятия эскизного проекта снова выявило низкий уровень подготовки работы: эксперименты были нерезульта- тивны, изделия тонули.

В июле 1964 года приказом министра был назначен новый главный конструктор темы «Кондор» А. И. Зарубин. До этого он работал на большом предприятии, кото- рое занималось сложнейшими комплексными разработками. Опыт этого предприятия был использован новым главным конструктором в работе.

Причиной нерезультативности пусков снаряда явилась низкая надежность рабо- ты электрической схемы и бортовой автоматики из-за слабой автономной отработки узлов и агрегатов. Этого можно было избежать, если бы предварительно производи- лась комплексная отработка схемы на стенде. Но этого не делалось.

Первой мерой, которая была предпринята для ликвидации ненормального поло- жения, было создание нового отдела с контрольно-испытательной станцией (КИС). (В это время было произведено некоторое сокращение тематики по разработке боевых частей, что позволило выделить помещение для нового отдела). Начальником отдела был назначен молодой инженер Е. И. Солодовников.

Оборудование и ввод в строй КИС было осуществлено в чрезвычайно короткие сроки, под личным контролем начальника предприятия и главного инженера.

Благодаря самой напряженной работе коллектива этого отдела и производства

№ 1 было полностью переподготовлено и отработано 10 изделий, которые по мере го- товности поставлялись на натурные испытания.


Параллельно с этим организовывались другие новые отделы и лаборатории, тща- тельнейшим образом готовилась программа испытаний, регистрирующая аппаратура и т. д. В 1965 году «Кондор» успешно проходит летно-конструкторские испытания. (Работа над «Пургой» в декабре 1964 года была прекращена в связи с общностью за- дач, решаемых обоими образцами.) В начале 1966 года начался последний, заключи- тельный этап отработки снаряда: совместные испытания.

В 1969 году авиационная противолодочная ракета ДПР-1 была принята на во- оружение. Таким образом, несмотря ни на что, коллектив ГСКБ-47, сложившийся, как разработчик авиабомб и мин – «старой» сравнительно с «Кондором» техники – этот коллектив оказался способен подчинить себе технику «новую».

Из среды СКБ-1 выдвинулись такие сильные в техническом отношении руко- водители, как В. Д. Хотяков, Е. И. Солодовников, Э. А. Курский, В. Ф. Мельников, В. В. Замотин, И. Е. Сахаров, Г. С. Грудинин, А. А. Филатов, Н. Е. Улыбина и др. Боль- шую роль в координации усилий коллектива и техническом руководстве отделами сы- грали заместители главного конструктора А. А. Отмахов и Н. С. Привалов.

14 мая 1969 года состоялось решение правительства в соответствии с которым был создан новый институт – НИИ прикладной гидромеханики. Туда практически в полном составе было переведено СКБ-1. Так ГСКБ-47 в очередной раз дало дорогу новому направ- лению развитии техники, начало которому было положено в стенах на Вельяминовской.

В период Великой Отечественной войны очень большая нагрузка лежала на тех- нологических службах. Сразу после войны изготовление авиабомб и мин резко сокра- тилось. Основная задача технологов в эти годы – обеспечение технологичности вновь разрабатываемых конструкций.

Каждое из технических направлений курирует определенная группа технологов. Так, тематика СКБ-1 сопровождается инженерами Коровиным, Орловым, Иванкиным, Цепляевым и др., боевые части – группой под руководством Т. Д. Лебедевой, авиабом- бы – группой С. В. Белова, средства ближнего боя и мины – группой В. И. Нездойминова. На этих же технологов была возложена обязанность и оказания помощи произ- водству при изготовлении изделий, находящихся в стадии отработки. При этом им

нередко приходится решать достаточно сложные задачи.

Очень много трудностей возникло при изготовлении производством № 1 двига- телей для изделий СКБ-1. Нужно было обеспечить механическую обработку и свар- ку деталей, изготовленных из высокопрочных сталей, осуществить термокалибровку цилиндров. С этой задачей с помощью своих товарищей успешно справился технолог В. П. Иванкин. Нельзя не упомянуть и специалиста по термообработке А. К. Кривича. Иногда технологическим отделам приходилось участвовать в пуске новых про- изводственных подразделений. Так, Б. К. Ярцев в 1958 года более полугода провел в г.

Красноармейске, обеспечивая ввод в действие цеха № 5.

Трудоемкая работа легла на плечи технологов при изготовлении изделий СКБ-1 на опытном заводе министерства. Помощь В. А. Цепляева, Т. Д. Лебедевой, В. П. Иван- кина, Ильюхина и других сыграла в освоении этих изделий очень серьезную роль.

Помимо текущей работы, технологи занимаются обобщением опыта производ- ства боеприпасов в военные годы. Были тщательно изучены условия изготовления бомб и мин, описаны применявшиеся технологические процессы.

В порядке помощи валовому производству было налажено литье головок фугас- ных бомб системы М-46 из стали 35 – обыкновенная сталь 2 или сталь 3 не удовлетво- ряли требованиям прочности.


В 1948 – 49 гг. бригада технологов и сварщиков в составе Б. К. Ярцева, Л. А. Раби- новича, В. И. Кузнецова, В. П. Соколова, Н. И. Кочеткова, А. Н. Фролова, Куниса и др. работала на заводе «Ростсельмаш», налаживая в специальных цехах производство фугасных авиабомб крупных калибров. Отработанная там технология и организация производства впоследствии использовались другими заводами.

Общее усложнение задач, решаемых нашими конструкторами, вызвало необхо- димость выделения самостоятельного отдела сварки, образования отдела главного металлурга.

Конструкторские отделы и лаборатории долгое время размещались в главном корпусе. С появлением СКБ-1, когда возникла необходимость создания новых от- делов и лабораторий, помещения стало не хватать. В связи с этим в 1962 году было предпринято сооружение четырехэтажного лабораторного корпуса площадью 2700 м2. Осуществить строительство силами специализированного треста было невозможно, так как площадка под новое здание находилась на закрытой территории. Руковод- ством предприятия было решено построить новый корпус своими силами.

Заметно расширилось и производство № I. Длительное время положение его было очень тяжелым. Несмотря на то что в 1956 году был обновлен практически весь ста- ночный парк, рост объема заданий обгонял прирост мощностей. Негде было хранить дорогостоящую оснастку, столярная мастерская, компрессорное отделение и вспомо- гательные службы отдела главного механика разместились в подвальном помещении основного корпуса, а места все равно не хватало.

В 1961 году было построено новое термическое отделение, где разместились элек- тропечи и селитровые ванны. Кроме того, там были дополнительно установлены две шахтные электропечи для закалки и отжига крупногабаритных изделий.

Но нормальной работе производства № I препятствовало чрезвычайно неприят- ное обстоятельство: недостаток электроэнергии. Еще со времени образования НИО при заводе № 67 энергоснабжение цехов осуществлялось через подстанцию этого завода. За два десятилетия самостоятельного существования производственная база ГСКБ-47 очень выросла, между тем количества отпускаемой электроэнергии не хватало для нормальной работы станков и электрических агрегатов. При вклю- чении электропечей для термообработки деталей приходилось останавливать станочный парк. Лишь осенью 1961 года было получено разрешение Мосэнерго на строительство при ГСКБ-47 самостоятельной электроподстанции. Однако это разрешение было дано с условием, что предприятие само пророет двухкилометро- вую траншею для прокладки высоковольтного кабеля. Подходила зима, а проклад- ка кабеля невозможна при минусовой температуре воздуха. Тогда к этой авральной работе был привлечен коллектив предприятия. В ней приняли участие все сотруд- ники предприятия, кто мог держать лопату – свыше 1000 чел. В течение нескольких дней траншея была выкопана. В 1962 году проблема энергоснабжения предприятия была полностью разрешена.

В том же 1962 году было построено и введено в эксплуатацию заготовительное отделение производства № 1, реконструирована котельная.

Для оперативной отработки средств ближнего боя в г. Красноармейске в 1958 году был введен в эксплуатацию цех № 5. Работа эта была выполнена силами рабочих цеха в очень сжатые сроки.

И все-таки производственно-механическая база оставалась узким местом, сры- вавшим часто сроки отработки изделий.


В 1965 году было введено в действие производство № 3 – опытный завод в Туле, строительство которого потребовало огромных усилий, а налаживание там работы – постоянной помощи со стороны технологов и конструкторов.

Для обеспечения жилплощадью сотрудников завода был построен жилой дом на 57 квартир.

В 1965 году производственные и лабораторно-конструкторские площади пред- приятия составляют 23 000 м2, против 1200 м2, которыми располагали в 1940 году.

Заметно изменилось и производство № 2. В 1956 году были реконструированы первая и вторая мастерские с установкой более мощных гидравлических прессов. Вза- мен старых деревянных выстроены новые кирпичные помещения. Для обслужива- ния новых технических направлений созданы специальные лаборатории, перестрое- ны склады. Дороги, по которым осенью и весной было не пройти, были в основном заасфальтированы. Для детей сотрудников ГСКБ-47 в г. Красноармейске построен детский комбинат на 120 мест, оборудованный в соответствии с самыми современ- ными требованиями. Многое сделал для осуществления всех этих работ заместитель главного инженера И. П. Салмин.

Общая реорганизация существующих производственных баз, строительство но- вых, создание новых отделов и лабораторий – все это осуществлено в течение несколь- ких лет. Большая роль в этом принадлежит начальнику предприятия Д. Д. Руказенко- ву, который вложил сюда свой огромный организаторский опыт.


Новые достижения. 1971 – 1980


Как уже упоминалось, в послевоенный период с целью эффективного использо- вания самолетов дальней авиации для поражения различных военно-промышленных объектов и обеспечения максимальной загрузки их отсеков была создана система осколочно-фугасных и фугасных авиабомб серии М-54 (ОФАБ-250–270, ФАБ-250, ФАБ-500 и др.).

В развитие этой системы для применения с наружной подвески скоростных носи- телей была создана система удобообтекаемых авиабомб серии М-62.


image

ФАБ 500 М62


image


ФАБ-500 М54

ОФАБ-250–270


image


ФАБ-500ШН

image

МГАБ-03, МГАБ-ЛЗ, МГАБ-СЗ


image


ПЛАБ – 250-120

image

ОФАБ-500ШР


Для обеспечения боевого применения АБСП со сверхзвуковых носителей с на- ружной системой подвески без ограничения режимов полета и необходимости пора- жения целей с малых и предельно малых высот при преодолении объектовой системы ПВО вероятного противника были созданы системы хорошо обтекаемых штурмовых (ОФАБ-250ШН, ФАБ-500ШН), термостойких (ОФАБ-100Т, ФАБ-500Т) и др. авиабомб. В связи с возросшими тактико-техническими характеристиками (ТТХ) подво- дных лодок в начале 1950-х годов в ГСКБ-47 была создана серия новых противолодоч- ных средств поражения (авиабомбы ПЛАБ-100, ПЛАБ-МК, ПЛАБ-500, ПЛАБ-250–120, ПЛАБ-50) и средств обозначения, включающих ориентирные авиабомбы – ОМАБ-25-8Н, ОМАБ-25-12Д. Несколько забегая вперед по хронологии, отметим, что в 1970-х годах были разработаны взрывные источники звука МГАБ-ОЗ, МГАБ-ЛЗ, МГАБ-СЗ – малогабаритные авиационные бомбы с одиночным, линейным и спиральным зарядом, обеспечивающим излу- чение акустических сигналов большой мощности, обладающих различными пространственно-

временными характеристиками.

Появление новых классов целей и разработка новых конструктивно-физических принципов поражающего действия определило создание и принятие на вооружение объемно-детонирующих и бетонобойных авиабомб (ОДАБ-500, БЕТАБ-500ШП). Была


image


ОДАБ-500 ПМ


image

ЗБ-500Ш


image


РБК-500 АО-2,5РТ


image

БЕТАБ-500ШП


разработана также серия зажигательных баков и авиабомб (ЗБ-500Ш, ЗБ-250Ш, ЗАБ-500Ш, ЗАБ-500В и др.), снаряженных напалмовыми и металлизированными за- жигательными составами.

Исключительно плодотворной для повышения эффективности АБСП яви- лась идея создания кассетного оружия. Эффективность поражения живой силы, авиационной и ракетной техники, танков, САУ, БМП и других видов целей кас- сетным оружием, как показывают оценки специалистов, почти на порядок выше по сравнению с моноблочными фугасными и осколочно-фугасными авиабомбами калибра 250 – 500 кг, при применении их в составе современных боевых авиаци- онных комплексов.

С целью оснащения ВВС этим высокоэффективным оружием были созданы ра- зовые бомбовые кассеты и блоки для авиационных контейнеров в снаряжении ку- мулятивными, осколочными, зажигательными боевыми элементами, а также про- тивопехотными и противотанковыми минами (РБК-500 ШОАБ-0,5М, РБК-500 АО-2,5РТ, РБК-500 ПТАБ-1, БКФ ПФМ-1С, БКФ ПТМ-1 и др.).

Простое перечисление разработанных авиационно-бомбовых средств поражения и поставленных на производство на заводах Министерства машиностроения СССР



Номер


Изделие


Разработчики

по каталогу


Главный конструктор,


Специалисты

изделий

ведущий конструктор

и технологи


1


Фугасная авиационная бомба ФАБ-250 М62


Добренчик И. И. Гарф Е. Э.

Ярцев Б. К., Белов С. В., Усин И. Т.,

Кузнецов В. И., Молчанова В. П., Романенко Г. П.,

Львов В. Н., Кошелев В. И., Селиванова Н. С.,

Добашина Н. С., Кабанов А. Г.


7


ФАБ-500 ШН


Маркин О. П.


Мишин А. А., Чернушенко Е. Т., Воль И. А.,

Терешин А. А.

Щебатурин В. А., Савченко Е. Н., Авдюнин В. И.,

Хайкин Б. С.

Буторин А. В.


11


Осколочно-фугасная авиационная бомба ОФАБ-100-120


Кулаков Н. Т. Карамзин В. А.

Преображенский В. А.,

Ярцев Б. К., Зиновьева А. Ф., Кузнецов В. И.,

Усин И. Т.,Чернушенко Е. Т., Кошелев В. И.,

Савченко Е. Н.


21


РБК-500 ЗАБ 2,5 СМ


Добренчик И. И. Маркин О. П. Прокофьев В. В.

Маслова В. В., Ярцев Б. К., Коломин М. И., Пугачев В. М., Кузьмина Т. А.,

Смеликов В. Г., Прокофьева Л. А., Раевский В. Н., Белых В. И.


57


ЗБ-500АС


Добренчик И. И. Степин В. П.


Рабинович Л. А., Кузнецов В. И., Титова З. С., Смеликов В. Г., Савченко Е. Н.


64


ОДАБ-500 ПМ


Маркин О. П. Ришин А. Э. Ратнер В. Л.

Поликарпов Б. С., Мишин А. А., Смеликов В. Г., Кошелев В. И., Чернушенко Е. Т., Молчанов А. П., Романенко Г. П., Воль И. А., Петров И. Б., Пагнаев П. Ф.


76


МГАБ-ОЗ,


Моторин В. В., Маркин О. П.,


Ярцев Б. К., Кудрявцев В. И.,

77

МГАБ-ЛЗ,

Калайда К. С., Ратнер В. Л.,

Прокофьева Л. А., Миронюк О. С.,

78

МГАБ-СЗ

Шелехов В. С., Волжин К. В.

Стрельников Е. Н.


81


Мишень М-6


Добренчик И. И. Шмаенок Е. Б.


Ярцев Б. К., Кузнецов В. И., Белых В. И., Белов С. В., Кузнецов А. Г., Романенко Г. П.


88


П-50Т


Годунов В. А. Власов В. Ф.


Воль И. А., Белых В. И., Львов В. Н., Пугачев В. М.,Карягин В. И., Прокофьева Л. А., Прокопов В. А., Кошелев В. И., Рыжков И. В.


94


ОФАБ-500У


Домнин В. П. Журавлев Е. Н. Кореневский Ю. Э.


Кошелев В. И., Коломин М. И., Кудрявцев В. И., Шнейдерман О. А., Романенко Г. П.


ОФАБ-500У


image

и привлеченных министерств и ведомств займет несколько страниц, укажем лишь не- которые их них.

Анализ локальных и региональных конфликтов последних лет показал, что бом- бардировочная авиация вносит решающий вклад в достижение поставленных целей, а в системе авиавооружения доля АБСП в решении боевых задач на различных ТВД, по оценкам военных специалистов, достигает 70%.

Неуправляемые АБСП находятся на вооружении всех развитых стран – участниц блока НАТО.

Необходимость наличия неуправляемых АБСП в системе вооружения даже пер- спективных самолетов диктуется двумя основными обстоятельствами:

– во-первых, в условиях ослабленной или подавленной ПВО противника неу- правляемые АБСП позволяют авиации успешно решать боевые задачи с гораздо мень- шими материальными затратами;

– во-вторых, в военное время при наличии контрударов противника могут воз- никнуть серьезные трудности восполнения управляемых средств поражения из-за осо- бой уязвимости их высокоточного производства и его сложной кооперации.

Учитывается также ряд преимуществ перед управляющими средствами поражения:

• высокая эффективность поражающего действия;

• практическое отсутствие ограничений по условиях хранения, транспортирования и боевого применения со всех типов носителей;

• высокая надежность и безопасность;

• простота конструкции и обслуживания, исключающая регламентные работы;

• относительно низкая стоимость.

Всеми этими преимуществами обладает, например, универсальная осколочно- фугасная бомба ОФАБ-500У (главный конструктор – В. П. Домнин, начальник отде- ла – Е. Н. Журавлев, ведущий конструктор – Ю. Э. Кореневский; специалисты и тех- нологи – В. И. Кошелев, М. И. Коломин, В. И. Кудрявцев, И. В. Рыжков, А. П. Молча- нов, Ю. Г. Куликов, В. А. Корнышев, С. Х. Арбузова и др.).

Эта авиабомба практически не имеет ограничений по условиям ее доставки к цели и режимам боевого применения (ограничения определятся возможностями современ- ных самолетов фронтовой и дальней авиации). Конструкция авиабомб и в зависимо- сти от объекта поражения позволяет обеспечить надповерхностное (включая водную поверхность), мгновенно-контактное и замедленное (с различным временем задерж- ки) срабатывание.


Уникальная универсальность новых неуправляемых АБСП в сочетании с пока- зателями эффективности их боевого применения, превосходящими лучшие миро- вые аналоги по широкому спектру объектов поражения, определили им место в та- кой важной составляющей боеготовности страны, как несение боевого дежурства са- молетами фронтовой авиации.

В создании АБСП плодотворно участвовали и трудились, начиная с 60-х годов ХХ столетия С. Х. Арбузова, Н. П. Артамонов, О. Г. Бессарабский, В. Г. Бойченко, В. А. Брыков, В. Н. Бугера, В. Ф. Власов, К. В. Волжин, А. А Гаврин., Н. К. Гарнов, Е. Э. Гарф, В. В. Герасимов, В. А. Годунов, Г. В. Голубкова, А. А. Гришечкин, В. Н. Гу- щин, П. С. Демиденко, И. А. Димитров, И. И. Добренчик, С. А. Древалев, В. П. До- мнин, Е. И. Дубровин, Г. Б. Езерский, Е. Н. Журавлев, С. А. Задворный, Г. Д. Закаля- ев, В. В. Замотин, Н. И. Зеленская, Р. К. Зинатулин, А. К. Зотов, А. П. Иванов, К. С. Ка- лайда, В. А. Карамзин, А. П. Кинденов, Ф. В. Козлов, Ф. Т. Козлов, Ю. Э. Кореневский, В. А. Корнышев, Н. А. Котов, Н. В. Кржижановский, Ю. Г. Куликов, В. И. Лебедев, Г. Н. Лубянкина, Е. К. Макаров, О. П. Малютин, О. П. Маркин, А. А. Марков, В. В. Мар- ков, В. В. Маслова, Г. М Мигукин., Г. А. Моршанкина, В. В. Моторин, О. И. Озерец- ковский, В. П. Панов, В. С. Песков, В. А. Петров, А. К. Писарев, В. В. Прокофьев, В. Ю. Пучков, В. Л. Ратнер, А. Э. Ришин, А. Ф. Руденко, Ю. Н. Рыбин, А. И. Савушкин, В. К. Слаев, Н. М. Смирнов, Е. Ю. Солодовник, Е. Е. Соловков, В. П. Степин, Ю. А. Сто- рожев, Н. А. Супрунов, В. Н. Судницын, А. А. Терешин, В. Д. Третьяков, С. Х. Уна- нян, М. Я. Урин, В. М. Ушаков, Г. Б. Ушакова, Е. В. Федоров, Б. С. Хайкин, В. А. Хро- мов, Г. В. Чижевская, В. Д. Шадрин, В. С. Шелехов, Н. П. Шибалкин, Н. В. Широкова, Е. Б. Шмаенок, А. Л. Яночкин, А. П. Якушев и др.

Количество сданных на вооружение и поставленных на серийное производство АБСП составило, например, за IХ пятилетку (1971 – 1975 гг.) – 18; за Х пятилетку (1975 – 1980 гг.) – 38; за ХI пятилетку (1980 – 1985 гг.) – 14.


Минометно-артиллерийские выстрелы


Основным направлением развития минометного вооружения в период 1946 – 1955 гг. наряду с улучшением технических характеристик было повышение надеж- ности функционирования боеприпасов и безопасности расчета. Были разработаны новые мины для всех калибров находившихся на вооружении минометов с упрочен- ными стабилизаторами и корпусами из стали и сталистого чугуна. Повысилась точ- ность изготовления основных деталей мин. Эти мероприятия исключили недолеты и разрушения мин при выстреле и улучшили кучность боя практически в два раза.

В 1950 году на вооружение был принят сверхмощный 240-мм миномет со сталь- ной фугасной миной массой 140 кг, способной поражать ДЗОТы тяжелого типа, кир- пичные и каменные здания и пр. По могуществу этой системе нет равной в мире до на- стоящего времени.

Большой вклад в создание минометных выстрелов в те годы внесли А. И. Зве- рев, А. О. Геворков, М. М. Жирнов, С. П. Кунцевич, A. M. Матяшов, З. Д. Найдено- ва, В. А. Приклонский, Н. Е. Семенов, Н. И. Чиликин, Е. В. Шмидт, А. А. Булгаков, Н. Л. Горбатикова и др.

В конце 1970-х начале 1980-х годов на вооружение армии принимаются новые гладкоствольные минометы с повышенными баллистическими характеристиками: 82-мм миномет 2Б14, 82-мм автоматический миномет 2Б9 (не имеющий аналогов в мире), 120-мм миномет 2Б11 и др.

К штатным 120-мм минометам разработаны четыре новых выстрела. Следует отметить, что принципы создания высокоэффективных минометных выстрелов, за- ложенные первым их создателем А. И. Зверевым, были усовершенствованы на базе имевшегося научно-технического задела.


image

120-мм выстрел с осветительной миной


120-мм выстрел с осветительной миной (глав- ный конструктор – Белухин Г. Е., начальник отдела

– И. М. Лужнов, ведущий конструктор – И. М. Кры- лов, ведущие технологи и специалисты – В. Г. Рытьков, В. И. Кудрявцев, В. Г. Смеликов, химики – В. И. Лоба- нова, С. А. Евтеев) для освещения целей и местности и постановки световых ориентиров был принят на во- оружение в 1975 году. Мина парашютного типа, кон- тейнерная, осветительный состав на основе натриевой селитры, метательный заряд переменный, взрыватель дистанционно-контактного действия.



Калибр, мм


120


Масса мины, кг


16,3


Дальность стрельбы,м


1000 – 5400


Эффективность: сила света


1,5·106 кд


Освещаемая площадь R, м


450


Время освещения, с


45

Основные ТТХ выстрела


image

120-мм выстрел с зажигательной миной


Основные ТТХ выстрела



Калибр, мм


120


Масса мины, кг


16,3


Дальность стрельбы,м


450 – 5700


Эффективность:


шесть очагов пожара


Время действия, с


60

120-ммвыстрелсзажигательнойминой(главныйкон- структор – Г. Е. Белухин, начальник отдела – И. М. Луж- нов, ведущие исполнители – Ю. В. Садков, В. А. Вахо- нев, ведущие технологи и специалисты – В. А. Цепляев, В. Г. Рытьков, В.С. Кушников,В. И. Кудрявцев, Е. Н. Сав- ченко, ведущие химики – З. С. Титова, В. И. Лобано- ва) для создания очагов пожара принят на вооружение в 1975 году. Мина кассетного типа, безпарашютная, зажи- гательный состав, метательный заряд переменный, взры- ватель дистанционно-контактного действия.


image


120-мм выстрел с осколочно-фугасной миной


Основные ТТХ выстрела:



Калибр, мм


120


Масса мины, кг


16,1


Дальность стрельбы, м


450 – 7100

120-мм выстрел с осколочно-фугасной миной (главный конструктор Г. Е. Белухин, начальник отдела – Е. А. Туваев, ведущие исполнители – Б. В. Красовский, М. М.Коноваев,конструкторы–Л. Г.Николаева,В. С.Ир- туганова, ведущие технологи – А. М. Николаев, А. П. Мол- чанов, В. Г. Смеликов, А. Н. Нифонтова, В. Г. Рытьков, В. И. Кудрявцев, В. С. Рычихин) для поражения живой силы, небронированной техники и разрушения оборони- тельных сооружений принят на вооружение в 1980 году. Мина с корпусами из высокопрочного чугуна и ста-

ли, взрывчатый состав из тротила с алюминиевой пу- дрой, метательные заряды дальнобойный и переменный, взрыватель механический контактного действия.


image

120-мм выстрел с дымокурящей миной



120-мм выстрел с дымокурящей миной (глав- ный конструктор – И. Е. Рогозин, начальник отде- ла – Ю. Г. Снопок, ведущий исполнитель – В. Т. Ки- ричанский, ведущие технологи – А. М. Николаев, М. Н. Замалов, В. И. Авдюнин) для ослепления наблю- дательных пунктов, создания сбоев в работе аппаратуры наведения огневых средств и средств подсветки, рабо- тающих в видимом и ближнем инфракрасном диапа- зонах, путем постановки дымовых завес в ходе боевых действий, принят на вооружение в 1992 году. Мина па- рашютного типа бесконтейнерная, дымовой состав, ме- тательный заряд дальнобойный или переменный, взры- ватель дистанционного контактного действия.

Основные ТТХ выстрела:



Калибр, мм


120


Масса мины, кг


16,1


Дальность стрельбы, м


1000–6800


image

Основные ТТХ выстрела:



Калибр, мм


82


Масса, кг


3,27


Дальность стрельбы, м


125 – 4200

Эффективность – приведенная площадь осколочного поражения живой силы, м2


715

82-мм выстрел с осколочной миной


Мина оригинальной конструкции обеспечивает не- прерывную подпитку дымового облака в течение 150 секунд. Парашютная система состоит из 4 парашю- тов. В определенной точке траектории, в зависимости от установки, срабатывает взрыватель, задействуется вышибной заряд и происходит отделение хвостовой части мины. Головная часть мины с дымовым составом спускается на парашютах. Вблизи грунта или после ее приземления происходит воспламенение дымообразу- ющего состава с некоторой задержкой. Из специально сформированных отверстий в этой части мины проис- ходит выход дыма и образование маскирующего облака, которое существует за счет подпитки.

К 82-мм миномету разработан новый выстрел с осколочной миной (главный конструктор – И. Е. Ро-


гозин, начальник отдела – Е. А. Туваев, ведущий испол- нитель – В. В. Леоненко, конструкторы – Н. Г. Газизов, Л. К. Пеньевская, ведущие технологи и специалисты – И. Т. Усин, А. М. Николаев, А. П. Молчанов, И. А. Воль, А. Н. Нифонтова, И. А. Мартынова, В. Н. Раевский, П. Ф. Пагнаев) для поражения живой силы и неброни- рованной техники и в 1983 году принят на вооружение.

Выстрел укомплектован дальнобойным и перемен- ным метательными зарядами. Мина с корпусом из высо- копрочного чугуна с тротиловым снаряжением, взрыва- тель механический контактного действия.


Выстрелы к самоходному артиллерийскому орудию 2С9


120-мм самоходное артиллерийское орудие (САО) 2С9 представляет собой легко- бронированную артиллерийскую установку, размещенную на быстроходном гусенич- ном шасси, для выполнения следующих задач:

• уничтожения или подавления огневых средств, живой силы, открытой и находя- щейся в укрытиях полевого типа;

• поражения артиллерийских и минометных батарей, бронированных целей, ракет- ных установок и пунктов управления.

Стрельба из САО может вестись как с закрытых огневых позиций, так и прямой наводкой следующими видами боеприпасов:

• 120-мм выстрелами с осколочно-фугасными и кумулятивными снарядами, специ- ально разработанными для САО;

• 120-мм минометными выстрелами (с осколочно-фугасной, осветительной, зажи- гательной и дымокурящейся минами).

САО имеет в канале ствола нарезы малой крутизны.

120-мм выстрел в 1981 году принят на вооружение (главный конструктор – Г.Е. Белу- хин, начальник отдела – Е.А. Туваев, ведущий исполнитель – М.М. Коноваев, конструкто- ры – В.Н. Сучков, М.И. Малышев, В.Т. Киричанский, ведущие технологи – А.А. Петров, О.И. Украинская, В.Е. Кузнецов, В.А. Щебатурин, Е.Н. Савченко, Н.И. Скрыкалова). Выстрел состоит из осколочно-фугасного стального снаряда, взрывателя и метательного заряда, содержащего трубку (зарядное устройство), воспламенитель и пороховые пакеты. Взрыватель взводится под действием сил инерции при движении снаряда в канале ствола, при встрече с преградой происходит его мгновенное или замедленное срабатывание в за- висимости от установки. Метательный заряд полный и переменный присоединяется к сна- ряду перед стрельбой с помощью быстросъемного (байонетного) узла соединения. Такой узел соединения гарантирует выстрелам все преимущества выстрелов раздельного заря- жания в процессе хранения и транспортировки, и все достоинства унитарных выстрелов при выполнении боевой задачи. Корпус снаряда имеет готовые нарезы, за счет которых обеспечивается вращение снаряда и устойчивость его на траектории.

Применение готовых нарезов на корпусе позволило создать осколочно- фугасный снаряд с оптимальным соотношением геометрических размеров, меха- нических характеристик материала корпуса и энергетических параметров разрыв- ного заряда, обеспечивающих увеличение коэффициента наполнения боевой части до 30% и повышенную эффективность осколочного и фугасного действия за счет рациональных дробления корпуса и массы разрывного заряда (по эффективности действия он практически не уступает артиллерийскому снаряду калибра 152 мм).

В 1987 году принят на вооружение выстрел с радиовзрывателем вместо механиче- ского контактного действия (ведущий исполнитель М. М. Коноваев)

Выстрел позволил повысить дальность стрельбы на 25% и эффективность по лег- кобронированной технике в 1,5 раза 120-мм осколочно-фугасной мины. Главный кон- структор Г. Е. Белухин, и ведущий исполнитель М. М. Коноваев удостоены звания

«лауреатов Государственной премии СССР».


image


120-мм осколочно-фугасный выстрел


120-мм выстрел принят на вооружение в 1984 году (главный конструктор – И. Е. Рогозин, начальник отде- ла – Е. А. Туваев, ведущий исполнитель – Ю. Г. Снопок, конструкторы – В. Н. Сучков, М. И. Малышев, ведущие технологи – А. А. Петров, О. И. Украинская).


Калибр, мм


120


Масса мины, кг


19,8


Дальность стрельбы, м


1000 – 8850

Отличительной особенностью выстрела являет- ся то, что корпус снаряда выполнен из высокопрочно- го чугуна, исключена переходная алюминиевая втулка под взрыватель, а оживальная часть корпуса уточнена (утолщена) для обеспечения высокой проникающей способности осколочно-фугасного снаряда. При уста- новке взрывателя на большое время замедления снаряд пробивает полуметровую кирпичную стену и взрывает- ся за ней.


Основные ТТХ выстрела


image


120-мм осколочно-фугасный выстрел увеличенной дальности



Калибр, мм


120


Масса мины, кг


19,8


Дальность стрельбы, м


13 000

120-мм выстрел принят на вооружение в 1987 году (главный конструктор – И. Е. Рогозин, начальник от- дела – Е. А. Туваев, ведущий исполнитель – Ю. Г. Сно- пок, конструкторы – В. Т. Киричанский, В. А. Приоров, ведущие технологи – А. А. Петров, О. И. Украинская, В. И. Кошелев, И. Г. Воропаев, В. И. Орлов) для пораже- ния живой силы, небронированной и легкобронирован- ной техники, разрушения оборонительных сооружений на больших дальностях. В том же году принят на воору- жение выстрел с радиовзрывателем (ведущий исполни- тель М. М. Коноваев).


Основные ТТХ выстрела


Выстрел состоит из осколочно-фугасного активно- реактивного снаряда, полного метательного заряда, со- держащего трубку (зарядное устройство), воспламени- тель и пороховые пакеты.

Корпус снаряда стальной с готовыми нарезами и ре- активным двигателем. Реактивный заряд двигателя тор- цевого горения предназначен для сообщения снаряду дополнительной скорости на траектории в целях увели- чения дальности стрельбы.

В процессе движения снаряда в канале ствола про- исходит срабатывание замедлителя узла воспламенения заряда реактивного двигателя, от которого воспламе- няется ракетный заряд. Замедлитель воспламенения представляет собой пиротехническое замедлительное устройство, механизмы которого срабатывают под дей- ствием осевой силы инерции при выстреле.

Сочетание твердотопливного заряда торцевого го- рения с периферийным расположением сопловых от- верстий обеспечивает высокую кучность боя активно- реактивного снаряда, стабилизируемого вращением, взрыватель механический контактного действия с даль- ним взведением и установками на мгновенное и замед- ленное действие.


image


120-мм кумулятивный выстрел


Основные ТТХ выстрел:



Калибр, мм


120


Масса мины, кг


13,1


Дальность стрельбы, м


1000


Бронепробиваемость, мм


более 600

120-мм выстрел со снарядом кумулятивного дей- ствия принят на вооружение в 1989 году (главный кон- структор – И. Е. Рогозин, начальник отдела – Е. А. Тува- ев, ведущие исполнители – В. А. Приоров, В. П. Зайцев, конструкторы – М. М. Коноваев, А. В. Богорад, В. С. Ир- туганова, Л. Г. Гончаренко, Н. В. Белякова, ведущие тех- нологи – А. А. Петров, О. И. Украинская, С. М. Кузьмин, И. В. Рыжков, Е. Н. Савченко) для поражения брониро- ванный целей – танков, САО, БМП, БТР.


Выстрел со снарядом кумулятивного действия, корпус которого имеет готовые нарезы, с раскрывающимся надкалиберным оперением стабилизатора, трассером, ме- тательным зарядом с байонетным узлом соединения со снарядом, головодонного пье- зоэлектрического взрывателя.

Кумулятивный заряд одновременно является эффективным средством борьбы с живой силой за счет большого количества осколков, образующихся при разрыве тол- стостенного стального корпуса боевой части.

Следует отметить еще одну особенность конструкции выстрела. Боевая часть сна- ряда имеет жесткий ступенчатый обтекатель. В момент встречи с навесной динамиче- ской защитой снаряд, обладая большой кинетической энергией, способен обтекателем разрушить такую защиту без ее задействования и тем самым обеспечить традиционное поражение основной преграды кумулятивной струей.

Большой вклад в разработку минометно-артиллерийских выстрелов нового по- коления (с 1980 г.) внесли главные конструкторы по направлению Г. Е. Белухин, Е. А. Туваев, И. Е. Рогозин, В. М. Базилевич, ведущие инженеры-конструкторы – от- ветственные исполнители НИОКР М. М. Коноваев, В. А. Приоров, Ю. Г. Снопок, В. Т. Киричанский, В. В. Леоненко, Б. В. Красовский, М. В. Иванов, Н. М. Снаговский. В создании минометно-артиллерийских выстрелов активно участвовали, творче-

ски трудились на протяжении многих лет: Н. И. Антипкина, О. А. Антонова, Л. В. Аще- улова, А. Р. Багадаев, Г. И. Базилевич, Н. Ф. Безгина, Н. В. Белякова, Г. И. Березина, А. В. Богорад, И. В. Васильева, Н. Г. Васильева, Н. М. Волчёнкова, Т. В. Волчёнко- ва, Н. Г. Газизов, А. Ю. Дорошенко, В. Н. Елисеенко, Н. Н. Зайцева, Н. И. Засмоли- на, В. С. Иртуганова, Ю. П. Коновалова, С. Л. Костров, Л. Н. Кострова, В. А. Кошель, И. А. Крапчатова, В. Л. Краснов, О. А. Кремнева, Н. А. Кучеров, В. М. Ленин, В. А. Ли- нёва, З. Ф. Лучинина, М. И. Малышев, Г. А. Мартынова, В. И. Медведев, А. Г. Ми- шин, Н. И. Муравьева, Л. Г. Николаева, Н. Е. Орлова, Л. И. Папукова, И. Д. Пашов- кина, Л. К. Пеньевская, В. Ф. Руссков, А. В. Свирякин, А. А. Семенов, И. А. Семенов, Н. В. Середа, А. А. Слаева, Н. В. Снопок, А. И. Сосиков, В. Н. Сучков, Т. Г. Сухоцкая, О. А. Сухоцкая.

По техническим характеристикам отечественные выстрелы к гладкоствольным миномётам находятся на уровне лучших зарубежных аналогов, а выстрелы с нарезны- ми снарядами к САО значительно их превосходят.


Противотанковые гранатометные комплексы и ручные гранаты



image

Ручной противотанковый гранатомет РПГ-2

Под средствами ближнего боя подразумевается вооружение, которое позволя- ет вести борьбу с живой силой и техникой противника в непосредственной близо- сти от него. Самым распространенным видом такого оружия является ручная гра- ната. В предвоенные годы в основном разрабатывались обычные ручные осколочные оборонительно-наступательные гранаты.

В 1938 году при заводе № 58 для разработки средств ближнего боя было созда- но конструкторское бюро № 30. Отработанные им гранаты дистанционного действия применялись на фронтах Великой Отечественной войны для борьбы с танками. В 1943 году КБ-30 была создана первая ручная граната кумулятивного действия.

По окончании войны, в сентябре 1945 года, с целью создания необходимых условий для разработки средств ближнего боя на базе КБ-30 при заводе № 58 было создано ГСКБ-30.

В 1949 и 1950 гг. были приняты на вооружение первые противотанковые гранато- меты – ручной РПГ-2 и станковый СПГ-82, образцы первого поколения советских гра- натометов. В 1949 году за разработку гранатомета РПГ-2 группе конструкторов, в том числе С. Г. Коршунову и В. Ф. Кузьмину, присуждена Сталинская премия (А. В. Смо- ляков – руководитель работы в ГСКБ-30). Одновременно сообщалось, что старший сержант М.Т. Калашников удостоен Сталинской премии за разработку автомата. В плане «комплексного обслуживания» поля боя автомат сроднился с гранатометом, и более полувека они не расстаются друг с другом.

Однако техническая оснащенность ГСКБ-30 оставалась низкой, что не давало ему возможности решать задачи на необходимом уровне. В декабре 1952 года оно ликви- дируется, и тематика передается в НИИ-24, но не надолго, в 1955 году разработка гра- натометных средств ближнего боя передается в НИИ-582.

Перемещение тематики из организации в организацию приводило к утрате кадров. Создание новых гранатометов шло низкими темпами, технический уровень их оставлял желать лучшего. Ввиду этого разработка противотанковых гранатометов начинает по- ручаться и другим институтам и КБ: филиалу HИИ-1 в г. Красноармейске, НИИ-582, НИИ-3 ГРАУ и др. В каждой из этих организаций тематика средств ближнего боя за- нимала далеко не основное место: работа зачастую велась кустарно, с малой отдачей.

Все это вместе привело к тому, что к 1958 году создалась серьезная угроза отставания в вооружении нашей армии противотанко выми гранатометами от зарубежных армий.

С целью концентрации сил, координации исследований и разработок, проведения единой технической политики и создания в кратчайшие сроки высокоэффективных противотанковых гранатометных средств в апреле 1958 года приказом ГКОТ ГСКБ- 47 было определено головным разработчиком этого вида боеприпасов. Закрепление функции головного предприятия по комплексу за ГСКБ-47 – разработчиком выстре- ла – полностью отвечало технической стороне проблемы: выстрел определяет основ- ные боевые характеристики противотанкового гранатометного комплекса.

При передаче тематики в ГСКБ-47 были переведены сотрудники из НИИ-582, филиала НИИ-1 (г. Красноармейск) и СНИП. На их базе создаются два отдела –


в Москве и в Красноармейске. Возглавить эту работу было поручено П. П. Топчану, тогда заместителю главного конструктора ГСКБ-47.

Отдел в Москве состоял в основном из бывших сотрудников ГСКБ-30. Сюда вхо- дили М. Г. Зайцев (бывший начальник отдела НИИ-582), С. Г. Коршунов, В. Ф. Кузь- мин, Л. Н. Толмачев, Л. И. Александров, В. В. Удальцов, П. С. Ершов и другие. Здесь прорабатываются темы РПГ-4 и линеметатель.

Тематика по ближнему бою и сотрудники, работавшие над ней в филиале НИИ-1 и в КБ СНИПа, были объединены в г. Красноармейске. В отдел, который возгла- вил Б. А. Пустыгин (бывший начальник КБ СНИП), его заместителем был назначен В. К. Фирулин (бывший начальник отдела филиала НИИ-1). На два отдела было переда- но сразу пять опытно-конструкторских тем: РПС-250, РГ-150, РГ-250, РПС-400, РГ-I00 (заряд из бездымного пороха для РПГ-2, а также одна научно-исследовательская работа (Р – ротный или ручной, П – противотанковый, Г – гранатомет, С – система. Цифра при обозначении показывает заданную дальность прямого выстрела при высоте цели 2 м). Постановлением правительства было предусмотрено проведение двух ОКР

по разработке ручного РПС-250 и ротного РПС-400 гранатометов. Группы, которые вели правительственную тематику, возглавили В. И. Медведев (РПС-250) и Е. А. Ту- ваев (РПС-400).

Работы по РПС-250 проводились в соответствии с приказом ГКОТ, которым был опре- делен круг соисполнителей по составным частям: ОКБ-575 – по гранатомету, НИИ-6 – по боевой части, НИИ-125 – по метательному и маршевому заряду, ГСКБ-604 – по взры- вателю, НИИ-22 – по пирозамедлителю-воспламенителю, НИИ-862 – по трассеру.

Опытно-конструкторское бюро № 575 – правопреемник ОКБ-2 завода им. В. А. Дегтярева – является разработчиком РПГ-7 по техническому заданию ГСКБ- 47, а серийное производство и модернизация в 1961 – 2006 гг. осуществлялись на Ков- ровском механическом заводе, ныне ОАО «Завод им. В. А. Дегтярева». Активные участники этих работ: А. М. Никифоренко, И. И. Потапов, В. Н. Иванов, А. П. Сорокин, В. В. Дегтярев, Н. П. Рассолов, Е. Е. Бровкин, А. В. Алымов, М. Н. Горбунов и др. спе- циалисты, обеспечившие разработку, модернизацию и серийное производство РПГ-7. К 1958 году за предшествовавшие 9 лет (с 1949 г.) армия не получила ни одно-

го нового образца. Поэтому к работам отдела было приковано внимание Военно- промышленной комиссии, управлений Госкомитета по оборонной технике и Ми- нистерства обороны. Положение было настолько серьезно, что над системами с дальностью прямого выстрела до 400 метров работало пять организаций, в том числе НИИ-3 ГРАУ, в надежде, что хотя бы одна справится с поставленной задачей.

Главный конструктор Н. Т. Кулаков, его заместитель П. П. Топчан постоянно бы- вали в отделе, но налаживалась работа медленно. Причина этого крылась не только в многотемности. В работавших ранее над этой тематикой организациях в качестве основного метода был принят поиск удачных конструктивных решений. Создавалось большое количество вариантов, которые проверялись, а в случае неуспеха снова начи- налось конструирование. Анализ же получаемых результатов, который позволил бы точно установить, какой из элементов конструкции на что влияет, притом не только качественно, но и количественно, в должной мере не производился.

Работы были переданы на стадии технического проекта, который выполнялся как первый этап ОКР (этап эскизного проекта не предусматривался), по которому практически не было никакого задела, кроме идей. Достаточно сказать, что по РПС-250 пришлось изменить внутрибаллистическую схему спустя почти два года с нача-


ла работы. Первоначально выбранная схема – гранатомет с калиберным каналом ствола по всей длине и метательный заряд с инертной массой – была заменена на динамо-реактивный гранатомет с поднутрением с соответствующим изменением метательного заряда.

Руководство ГСКБ-47 вынуждено было провести кадровые перестановки. В февра- ле 1959 года заместитель главного конструктора П.П. Топчан отказался от занимаемой должности, по его просьбе руководство предприятия назначило его начальником отдела, и он уехал в Красноармейск, чтобы конкретно руководить конструкторским коллекти- вом. Заместителем начальника отдела назначается Г.Е. Белухин, а ведущим инженером по ОКР РПС-250 назначается В.К. Фирулин с освобождением от должности заместителя начальника отдела. Указанные перестановки, особенно назначение начальником отдела П.П. Топчана, благотворно сказались на ходе работ и климате в коллективе отдела.

В течение почти полугода казалось со стороны, что работа в отделе застыла на ме- сте: весь коллектив работал допоздна, однако никаких явных результатов не было видно. Между тем делалось то, с чего следовало начинать: подвергались анализу все элементы конструкции, влияние тех или иных конструктивных параметров, разброса этих параметров.

Заданные заказчиком Министерства обороны тактико-технические характери- стики систем значительно превосходили характеристики зарубежных образцов.

Система – это гранатомет и граната. Отсюда вытекает одно из решающих и наибо- лее трудно выполнимых требований: высокая кучность. Трудность определяется вли- янием на нее чрезвычайно большого числа параметров. Часть из них более подвластна конструкторам: это стабильность работы двигателя, весовые и габаритные характери- стики гранаты и гранатомета. Но есть такие, как, например, эксцентриситет тяги (ре- активной силы) и ветер. При относительно невысоких (по сравнению с артиллерий- скими орудиями) стартовых скоростях и больших дальностях полета, достигаемых за счет маршевого двигателя, бороться с ветром трудно.

В ходе разработки гранаты возникали принципиальные сложности в обеспечении кучности, драматизировавшие обстановку, вызывали своеобразный эмоциональный всплеск. П. П. Топчан обратился в ЦК КПСС с письмом о невозможности обеспечения высоких требований по кучности боя гранат при выбранной схеме выстрела, что было обоснованным и подтвердилось результатами испытаний на всех последующих этапах разработки. Трудно сказать, чем руководствовался в тот момент Петр Петрович, ре- шившись на эту акцию. Возможно, это была нередкая в то время тяга к исповеди перед высшим судьей. Заказчику было нелегко.

К чести представителей заказчика, в том числе начальника отдела ГАУ полковника Н. И. Афанасьева и старшего офицера отдела О. С. Успенского, которые, безусловно, пони- мали всю сложность решаемой задачи, было допущено снижение требований к кучности боя. Компромиссный подход заказчика к решению вопроса, связанного с повышенным рассеиванием гранат на этом этапе разработки, основывался на данных аналитических проработок, которые предполагали получение многообещающих результатов.

А результаты нужны были срочно. Поэтому в Красноармейск в это время посто- янно приезжают и руководители предприятия, и представители Главного управления Госкомитета, и представители заказчика, привозят консультантов из различных ор- ганизаций, в ходе обсуждения непрерывно выдвигаются предложения. Особенно по- могло конструкторам техническое предложение инженера Груздева из НИИ-24 по вы- бору времени замедления включения двигателя.


А «научил» летать гранату по-настоящему О. Ф. Дзядух, предложив ввести в кон- струкцию выстрела «турбинку», которая заставила вращаться гранату внутри ствола, чем была обеспечена приемлемая кучность боя: Вв≤ 0,6; Вб ≤ 0,8.

Основные силы коллектива отдела были сосредоточены на темах РПС-250 и РПС-400. Оба выстрела отрабатывались по двухтактной схеме: динамо-реактивный старт плюс действие маршевого реактивного двигателя на траектории. И хотя этот принцип был известен давно, конструкции такого типа в гранатометном противотан- ковом вооружении, где требуется очень высокая кучность стрельбы, не существовало. Главная задача всех систем ближнего боя заключается в том, чтобы при мини- мальном их весе обеспечивать на заданном расстоянии поражение целей, имеющих

броню определенной толщины с минимальной затратой боеприпасов.

Приказом ГКОТ создание кумулятивной боевой части к гранатам PПC-250 и РПС-400 было поручено научно-исследовательскому институту, где работали наи- более видные специалисты в области кумуляции. Однако то, что было институтом предложено, не удовлетворило конструкторов отдела: не обеспечивалась стабиль- ность бронепробиваемости.

Группа, возглавляемая В. П. Зайцевым, отработала свой вариант боевой части, ко- торый отличался от варианта НИИ-6 стабильностью результатов (гарантированное пробитие заданной толщины бронеплиты с частостью не менее 80%) и лучшей техно- логичностью. Отработка варианта отдела № 25 стала осуществимой опять же благо- даря возможностям, которыми располагало производство № 2.

Конструкции обоих вариантов, их технологические особенности и результаты ис- пытаний были рассмотрены в Техническом управлении ГКОТ. Результатом этого рас- смотрения было решение: партию гранат к РПС-250 комплектовать вариантом боевой части ГСКБ-47. С этого момента все кумулятивные боевые части в интересах отдела, а впоследствии и ГСКБ-47, стала разрабатывать группа, которой бессменно, около 30 лет, руководил В. П. Зайцев.

image

В 1960 году РПС-250 (впоследствии ей было присвоено наименование РПГ-7 с выстрелом ПГ-7В – в обиходе часто используется термин «семерка») была предъ- явлена на полигонно-войсковые испытания, которые с успехом выдержала.


Ручной противотанковый гранатомет РПГ-7В с выстрелом ПГ-7В


Постановлением правительства от 15 июля 1961 года этот комплекс был принят на вооружение Советской армии взамен гранатомета РПГ-2 с выстрелом ПГ-2В.

Через 12 лет после принятия на вооружение РПГ-2 мотострелковое отделение без из- менения штата получило мощное противотанковое средство с дальностью прямого выстре- ла большей в 3,3 раза, увеличенной на 30% бронепробиваемостью и значительно расширен- ным диапазоном углов встречи с преградой, в котором обеспечивается надежное действие боевой части (0°÷70° от нормали к преграде у ПГ-7 против 0°÷45° у ПГ-2), что явилось след- ствием применения пьезоэлектрического взрывателя НИТИ (С.И. Кудж, Р.А. Авдюнина).

В сравнении характеристик отечественных и зарубежных образцов «семерка» уверенно с большим отрывом заняла первое место благодаря системной работе спе- циалистов «Базальта» по совершенствованию характеристик комплекса.

Конструкция гранатомета и выстрелов к нему (а их разработано 7 модификаций, в том числе тандемный и термобарический), принятые в 80 – 90-х годах ХХ века, ока- зались настолько совершенными, что уже на протяжении 50 лет, начиная с ПГ-7В, они находятся на вооружении более 80 стран мира, а в некоторых странах налажено их се- рийное производство.

Американский новодел RPG-7-USA и ряд выстрелов к нему, разработанные ком- панией Airtronik USA Inc. на основе конструктивных, баллистических и компоновоч- ных решений, «заимствованных» у наших «семерок», продвигается на рынке не иначе, как под русскоязычным названием «Amerikansky RPG». В настоящее время фирма готовится завершить испытания облегченного варианта RPG-7 Elite.

По поступающим сведениям, самыми надежными являются гранатометы и вы- стрелы отечественного производства, т. е. изготовленные на Ковровском механиче- ском заводе, ФГУП «Базальт» и заводах Урала. РПГ-7 с выстрелами к нему по праву относится к числу крупнейших изобретений военной техники и достоин занять пьеде- стал почета рядом с автоматом Калашникова по популярности. Что касается могуще- ства, то, как утверждал Справочник Jane’s еще в 1981 году, РПГ-7 с выстрелом ПГ-7В, ПГ-7ВЛ и др. – самое мощное индивидуальное оружие бойца.

Это было очень важно для нашей армии; по сути, было получено первое, по-настоящему высокоэффективное оружие, с помощью которого пехота могла от- разить танковую атаку с больших расстояний. Не менее важно это было и для кон- структоров: работы над РПГ-7 с гранатой ПГ-7В заложили основу для создания новых, более мощных образцов.

По результатам завершения одногодичной НИР с 1960 года ГСКБ-47 по догово- ру с ГАУ приступило к выполнению ОКР по созданию станкового противотанкового комплекса с ДПВ 800 м. Теме был присвоен шифр «Копье». ГСКБ-47 было назначено головным по комплексу и ответственным исполнителем по выстрелу. Ответственным исполнителем по гранатомету было назначено ЦКИБ СОО (г. Тула). Все предприятия- соисполнители вели отработку по ТЗ головного исполнителя и по договорам с ним.

В результате достигнута «орудийная» ДПВ, равная 800 м, прицельная 1300 м, луч- шая по тем временам кучность и меткость боя. В калибре 73 мм обеспечена бронепро- биваемость 300 мм. Достигнута ветроустойчивость гранаты в 4,5 раза выше, чем у ПГ-7. Граната, отработанная по теме «Копье», имеет коэффициент формы i43 (по закону со- противления 1943 г.) и баллистический коэффициент соответственно в 1,7 и в 2,4 раза лучше, чем у гранаты ПГ-7. При этом дульная масса гранаты 2,56 кг всего лишь в 1,25 раза превышает массу гранаты ПГ-7, выдерживая при выстреле в 1,85 раза большие перегрузки, при этом имеет скорость в конце активного участка траектории 705 м/с,


image

что в 2,5 раза выше аналогичного значения скорости гра- наты ПГ-7. По кучности при стрельбе по вертикальному щиту в относительных цифрах (значения Вв и Вб отне- сены к ДПВ) получены результаты по вертикали 1/1600 против 1/550 у ПГ-7 и по направлению («по боку») со- ответственно 1/1600 против 1/410. В первом приближе- нии для наглядности можно сказать, что зачетная группа из 7 гранат ПГ-9 попадает в квадрат 2 х 2 м на дальности 800 м, а такая же группа гранат ПГ-7 в прямоугольник

2,4 м х 3,2 м на дальности 300 м.

Комплекс станковый противотанковый гранатомет СПГ-9 с выстрелом ПГ-9В успешно выдержал полигон- ные и войсковые испытания и был рекомендован (по- сле устранения замечаний эксплуатационного характе- ра по станку) для принятия на вооружение.

Постановлением правительства от 16 сентября 1963 года СПГ-9 и выстрел ПГ-9В были приняты на во- оружение Советской армии взамен гранатомета СГ-82 (ДПВ 200 м, масса гранатомета 38 кг, бронепробивае- мость 175 мм), 82-мм безоткатного орудия Б-10 (ДПВ 380 м, масса 86 кг) и 57-мм противотанковой пушки ЗИС-2 (масса орудия 1250 кг, бронебойный снаряд на дистанции 1000 м пробивал броню 105 мм). Масса гранатомета СПГ-9-47,5 кг.

Приказом министра обороны было определено штат- ное место – мотострелковый батальон, расчет 4 человека, количество гранатометов – 2 шт. С 1978 года количество гранатометов в батальоне было увеличено до 3 шт.

За создание комплекса противотанковых средств, в который вошли наряду с ПТУР и артиллерийским вы- стрелом противотанковые гранатометы РПГ-7 и СПГ-9 с выстрелами ПГ-7В и ПГ-9В, в апреле 1964 года была присуждена Ленинская премия. От ГСКБ-47 пре- мии были удостоены П. П. Топчан, В. И. Барабошкин и В. К. Фирулин.

С принятием СПГ-9 с выстрелом ПГ-9В (в обще- нии часто используется термин «девятка») была за- вершена замена в противотанковой системе ближнего боя гранатометов первого поколения на второе. Пехота Советской армии получила современные высокоэффек- тивные образцы гранатометного вооружения, по своим ТТХ значительно превосходящие зарубежные аналоги.

В 1960-х годах перед конструкторами бронетан- ковой техники была поставлена задача по созданию боевой машины пехоты (БМП-1) с орудием, имеющим относительное малое усилие на цапфах. Для выпол-

нения последнего требования выстрел должен иметь Выстрел ПГ-9В



Выстрел ПГ-15В image

относительно «низкую» внутреннюю баллистику (от- носительно низкую величину максимального давления в канале ствола). При определении исполнителя по от- работке выстрела выбор пал на ГСКБ-47 с ориентацией на выстрел ПГ-9В.

В результате проработки нескольких вариантов вы- стрелов с проведением натурных испытаний, в том чис- ле варианта чисто активного (без маршевого двигателя), конструкторам отдела № 16 в Красноармейске удалось решить эту задачу, применив во вновь разрабатываемом выстреле ПГ-15В гранату ПГ-9, практически без изме- нения. Это «практически» заключалось в замене матери- ала шайбы (алюминий вместо гетинакса) в узле соеди- нения гранаты с метательным зарядом для обеспечения трехкратного заряжания выстрела с использованием ме- ханизма заряжания. После необходимых проверок это изменение было внесено в конструкторскую документа- цию на гранату ПГ-9. Таким образом, выстрелы ПГ-9В и ПГ-15В комплектуются единой гранатой ПГ-9.

В 1966 году БМП-1 с орудием 2А28 (при отработ- ке шифр «Гром») и выстрелом ПГ-15В была принята на вооружение Советской армии. Позднее была создана боевая машина для воздушно-десантных войск БМД-1 с этим же комплексом вооружения.

После сдачи на вооружение выстрелов ПГ-7В и ПГ-9В коллективу отдела предстояло выполнить большой объем работ, не предусмотренный тематическим пла- ном, по постановке этих выстрелов на серийное про- изводство. Громадный объем работ по постановке этих выстрелов был выполнен технологическими службами предприятия. Немало сил и «нервов» затратило на эту работу и руководство предприятия. Как-то, вернувшись с очередного «заслушивания» в министерстве, началь- ник ГСКБ-47 Д. Д. Руказенков «уточнил» название это- го вида вооружения: «средство ближнего мордобоя».

Разработать и успешно сдать заказчику новое оружие

– это еще не все. Верные традициям ГСКБ-47, сложив- шимся в годы Великой Отечественной войны, конструк- торы отдела вместе с технологами проводят громадную работу по внедрению образцов в валовое производство. Работа эта требует много времени, сил, и все же она успешно выполняется. Технологи Б. К. Ярцев, Л. А. Ра- бинович, А. С. Петрухин, И. Т. Усин, В. И. Нездойми- нов, В. А. Малышев, А. М. Николаев, химики-технологи под руководством В. А. Преображенского, А. А. Тихо- мирова, В. Н. Раевского и др. постоянно бывают в цехах опытных производств и на заводах, оказывая им помощь.


image

Высокая оценка работы конструкторов была одновременно оценкой работы всего коллектива ГСКБ-47 и особенно коллектива отдела в Красноармейске: Е. И. Дубро- вина, Г. Е. Белухина, Е. А. Туваева, В. И. Meдведева, группы бронепробиваемости и ее руководителю В. П. Зайцева, М. М. Коноваева, В. Р. Мальгина, Г. И. Берези- ной, И. Е. Рогозина, А. Ф. Кораблева, О. Ф. Дзядуха, В. П. Тихонова, А. А. Семенова, Е. А. Цыгановой и многих других.

По праву эту высокую оценку могли разделить с отделом многие сотрудники про- изводства № 2, его руководитель И. П. Салмин, главный инженер производства № 2 Г.Г. Валеев, коллектив цеха № 5, а также технологи предприятия, много сделавшие для успешного внедрения изделий ближнего боя в валовое производство.

Можно прямо сказать: со сложнейшим комплексом работ по средствам ближне- го боя ГСКБ-47 справилось, еще раз доказав свою способность к решению новых за- дач по созданию современных систем вооружения. Тематика ближнего боя получила на предприятии такие же права гражданства, как и авиабомбостроение.

В 1966 году большая группа сотрудников предприятия за укрепление обороно- способности страны была награждена орденами и медалями. Ордена Ленина были удостоены Д. Д. Руказенков, начальник предприятия, начальник отдела Ф. В. Козлов, слесарь В. В. Мельников, орден Трудового Красного Знамени получили главный ин- женер предприятия Г. А. Талдыкин, главный конструктор П. П. Топчан, начальники отделов Е. И. Дубровин и Ф. Т. Козлов, 13 человек награждены орденом «Знак По- чета», среди них Е. М. Коган, заместитель начальника предприятия, И. И. Добренчик, П. С. Демиденко, Г. Е. Белухин, Г. В. Матвеев, В. В. Моторин, В. Н. Матвеев, Н. Е. Улы- бина, А. А. Шалыгин и др., медалью «3а трудовую доблесть» – М. В. Карпов, З. Р. Шай- кина, Е. П. Артамонов (всего 10 человек), 14 человек – медалью «За трудовое отли- чие». В их числе С. П. Баскаков, Г. Г. Окишев, А. Ф. Карпов, З. С. Титова, А. В. Разуваев, В. Г. Золотов, Н. И. Гусев и др.

Принятие на вооружение гранатометов РПГ-7 с выстрелом ПГ-7В и СПГ-9 с вы- стрелом ПГ-9В вывело страну на передовое место в мире по разработке гранатометных средств ближнего боя (СББ).

В последующие годы тематика гранатометных СББ занимает одно из основных направлений научно-технической деятельности предприятия.

Основываясь на результатах отработки выстрела ПГ-9В, велась проработка воз- можности улучшения тактико-технических характеристик выстрела ПГ-7В, в первую очередь уменьшения технического рассеивания, уменьшения сноса гранат под воз- действием боковой составляющей скорости ветра и увеличения бронепробиваемости. По результатам этих проработок были определены основные ТТТ к новому выстрелу и была принята ОКР по его созданию. Эта работа была проведена в 1965 – 1966 гг., в результате которой был создан новый выстрел ПГ-7ВМ с головной частью в кали- бре 70,5 мм (у ПГ-7В – 85 мм) с бронепробиваемостью 300 мм (у ПГ-7В – 260 мм). При этом массу выстрела удалось уменьшить на 10% – 2 кг вместо 2,2 кг.

Было достигнуто существенное уменьшение чувствительности гранаты к воздей- ствию бокового ветра – обеспечено снижение в 1,85 раза. Техническое рассеивание при стрельбе по вертикальному щиту уменьшено до величин Вв ≤ 0,5 м, Вб ≤ 0,6 м (у ПГ-7В Вв ≤ 0,6 м, Вб ≤ 0,8 м).

В 1969 году выстрел ПГ-7ВМ к гранатомету РПГ-7 и его модификациям был при- нят на вооружение (начальник отдела – Е. И. Дубровин, начальник отдела – Г. Е. Бе- лухин, ведущие исполнители – В. И. Медведев, В. К. Фирулин, В. П. Зайцев, конструк-


120-мм мины


image


Создатели первых гранатометных комплексов


торы – О. Ф. Дзядух, В. А. Приоров, А. С. Старостин, В. И. Туваева, В. М. Ленин, ведущие специалисты и тех- нологи – А. М. Николаев, В. А. Малышев, В. К. Про- копов, В. И. Нездойминов, И. Т. Усин, В. Г. Смеликов, В. Е. Кузнецов).


image


Выстрел ПГ-7ВМ



Основные ТТХ выстрела ПГ-7ВМ

Выстрел ПГ-7ВМ сохраняет конструктивную схему выстрела ПГ-7В по названиям – боевая часть, реактив- ный двигатель, метательный заряд со стабилизатором.


Калибр БЧ, мм


70


Масса, кг


2,0


Дальность стрельбы, м


прямого выстрела


310


прицельная


500


бронепробиваемость, мм


300

Конструктивные, внутри- и внешнебаллистические параметры выстрела ПГ-7ВМ не требуют каких-либо изменений в конструкции гранатомета, в том числе его прицельного оснащения. В этот период был разрабо- тан десантный вариант гранатомета РПГ-7Д (ЦКИБ- СОО – ведущий исполнитель В. Ф. Фундаев), у кото- рого для сокращения длины, допустимой из условия десантирования на парашюте, был введен разъем. Это привело к некоторому увеличению массы гранатомета. Разъемное соединение ствола с патрубком позволяло их складывать в компактную упаковку длиной 630 мм, что обеспечивало безопасное десантирование гранато- метчика вместе с гранатометом. С появлением оптиче- ского прицела для ведения стрельбы в ночных условиях (ЦКБ Точприбор) гранатомет оснащается складными телескопическими сошками (двуногой). Гранатометы с ночным прицелом получили условное обозначение РПГ-7ВН, РПГ-7ДН.

image


Производство гранатомета РПГ-7Д было поручено коллективу Ковровского механического завода с учетом накопленного опыта изготовления РПГ-7В.

В процессе подготовки производства конструк- торами Н. П. Рассоловым, С. Г. Соловьевым, тех- нологами под руководством главного технолога С. Н. Братановского и металлургами под руководством главного металлурга Л. И. Левита была проведена от- работка деталей и сборочных единиц на взаимозаме- няемость и технологичность, разработано специальное оборудование и оснастка для обработки сухарного сое- динения ствола с патрубком и др.

Основные участники работ по внедрению ва- риантов деталей и сборочных единиц гранатомета: С. Н. Абакшин, М. К. Фролова, С. Н. Грекин, Б. Н. Бакин, Ю. А. Куликов, Ю. М. Шикин, В. П. Бабин, В. П. Перцев, Н. Ф. Хрыкин, Л. И. Левит, В. А. Киселев, Н. П. Широко- ва, В. П. Апряткина и др.

Осколочный выстрел ОГ-9В к станковому грана- томету СПГ-9 был создан с целью повышения огневых возможностей мотострелковых подразделений в борь- бе с живой силой и в 1971 году принят на вооружение (главный конструктор – Е. И. Дубровин, начальник от- дела – Е. А. Туваев, ведущий исполнитель – М. М. Ко- новаев, конструкторы – А. Ф. Кораблев, А. А. Семенов, Б. П. Романов, В. С. Даньшин, Б. В. Красовский, ведущие специалисты и технологи – И. Т. Усин, А. М. Николаев, В. И. Нездойминов, В. К. Прокопов, А. П. Молчанов, В. Г. Смеликов, В. Е. Кузнецов).

Выстрел ОГ-9В состоит из гранаты и метательного заряда, по конструкции аналогичного метательному за- ряду выстрела ПГ-9В, присоединяемого перед стрельбой к гранате с помощью быстросъемного соединения, ана- логичного разработанному для выстрела ПГ-9В. Граната содержит боевую часть осколочного действия и стабили- затор, состоящий из перфорированной трубки с жестким



Масса выстрела, кг


5,5

Дальность прицельной стрельбы, м


до 4500

Основные ТТХ выстрела ОГ-9В


Выстрел ОГ-9В



Основные ТТХ выстрела ПГ-9ВС

калиберным оперением на конце. Реактивного двигателя нет. В связи с тем, что масса гранаты ОГ-9 больше массы гранаты ПГ-9, разрушаемое звено связи гранаты с заряд- ным устройством метательного заряда, которое должно выдерживать усилие заряжания и разрушаться при от- соединении гранаты от зарядного устройства в процессе выстрела, было соответственно упрочнено. Корпус бое- вой части из сталистого чугуна снаряжался тротилом.

В целях повышения эффективности осколочного поля в 1976 году принят на вооружение модернизиро- ванный осколочный выстрел ОГ-9ВМ (главный кон- структор – Г. Е. Белухин, начальник отдела – Е. А. Ту- ваев, ведущий исполнитель – М. М. Коноваев, ведущий технолог – А. А. Петров). Для увеличения количества крупных осколков и максимального исключения пыле- видных снаряжение тротилом было заменено на снаря- жение менее мощным составом, что в целом обеспечило повышение приведенной площади осколочного пораже- ния живой силы.

С появлением в 1980-х годах высокопрочного чу- гуна осколочный выстрел был вновь модернизиро- ван и в 1986 году был принят на вооружение выстрел ОГ-9ВМ1 (главный конструктор – И. Е. Рогозин, на- чальник отдела – Ю. Г. Снопок, ведущий исполнитель

– М. М. Коноваев, ведущие технологи – А. А. Петров, А. П. Молчанов, В. А. Щебатурин, В. И. Лобанова).


Калибр БЧ, мм


73


Масса, кг


4,4


Бронепробиваемость, мм


более 400

В 1973 году взамен выстрела ПГ-9В, по результа- там проведения только научно-исследовательской ра- боты (без ОКР), завершенной 1970 году, на вооруже- ние был принят новый выстрел ПГ-9ВС (главный кон- структор – Е. И. Дубровин, начальник отдела – Г. Е. Бе- лухин, ведущие исполнители – В. П. Зайцев, О. Ф. Дзя- дух, конструкторы – Ф. П. Тихонов, В. И. Туваева, ве- дущие специалисты и технологи – И. Т. Усин, В. И. Ло- банова, А. М. Николаев, В. К. Прокопов, С. М. Кузьмин, В. Г. Смеликов, В. Е. Кузнецов).


image


Выстрел ПГ-9ВС


image


image


image

Выстрел ПГ-7ВС




Калибр БЧ, мм


72


Масса, кг


2,0


Дальность стрельбы, м


прямого выстрела


310


прицельная


500


Бронепробиваемость, мм


400

Очередной задачей модернизации противотанковой гранаты для РПГ-7В в начале 1970-х годов стало зна- чительное повышение её бронепробиваемости при со- хранении массы и габаритов выстрела ПГ-7ВМ. Новый выстрел ПГ-7ВС к гранатомету РПГ-7В был принят на во- оружение в 1973 году (главный конструктор – Е. И. Ду- бровин, начальник отдела – Г. Е. Белухин, ведущие ис- полнители – В. П. Зайцев, О. Ф. Дзядух, конструкторы – В. А. Приоров, А. С. Старостин, В. М. Ленин, В. И. Ту- ваева, ведущие специалисты и технологи – И. Т. Усин, А. М. Николаев., С. М Кузьмин., В. И Кошелев., В. К. Прокопов, М. Н. Замалов).

Выстрел ПГ-7ВС был создан на базе научно- технического задела в области совершенствования ку- мулятивных зарядов и боевых частей в целом, без из- менения каких-либо элементов гранатомета и его прицельного оснащения. При этом было достигнуто по- вышение бронепробиваемости более чем на 30% при со- хранении габаритно-массовых параметров. Выстрел был принят на вооружение по результатам выполнения только научно-исследовательской работы (без ОКР) и успешно освоен в серийном производстве.

Повышение характеристик в новом выстреле было достигнуто за счет использования более мощного ВВ в боевой части, использования сплава меди для облицов- ки кумулятивного заряда, изменения технологии произ- водства облицовки. Снижение скорости вращения грана- ты на траектории позволило снизить распыление куму- лятивной струи под действием центробежной силы. Про- веденные конструктивные и технологические доработ- ки позволили повысить бронепробиваемость с 300 мм до 400 мм без увеличения габаритов боевой части.

Основные ТТХ выстрела ПГ-7ВС


Выстрел ПГ-7ВЛ


image

Основные ТТХ выстрела ПГ-7ВЛ



Калибр БЧ, мм


93


Масса, кг


2,6


Дальность стрельбы, м


прямого выстрела


250


прицельная


300


Бронепробиваемость, мм


более 500

Противотанковый выстрел ПГ-7ВЛ (главный кон- структор – Г. Е. Белухин, начальник отдела – И. Е. Ро- гозин, ведущие исполнители – В. М. Ленин, В. П. За- йцев, О. Ф. Дзядух, конструкторы – А. З. Шаманаев, В. С. Даньшин, С. Х. Иртуганов, В. А. Приоров, ведущие специалисты и технологи – А. М. Николаев, С. М. Кузь- мин, В. К. Прокопов, В. Г. Смеликов, М. Н. Замалов, В. И. Авдюнин, Т. И. Журина, В. Н. Раевский) был создан в 1977 году в связи с применением на танках более мощ- ных видов защиты, таких, как разнесенная и многослой- ная броня. Следует отметить, что благодаря постоянно проводимым исследовательским работам в области по- вышения бронепробиваемости боевых частей гранато- метных выстрелов, ко времени появления усиленной бронезащиты на танках уже имелась конструкция ку- мулятивного заряда, обеспечивающего бронепробивае- мость на 25% и 50% выше, чем боевые части выстрелов ПГ-7ВС и ПГ-7ВМ.


Предварительными экспериментальными исследо- ваниями была произведена оценка энергетических воз- можностей «силовой установки» выстрела ПГ-7ВС –


image

реактивного двигателя и метательного заряда при со- хранении конструкции гранатомета неизменной. Было показано, что для повышения бронепробиваемости при соответствующем снижении дальности стрельбы может быть увеличена масса боевой части. Это было по- ложено в основу создания выстрела ПГ-7ВЛ, который обеспечил на 25% большую, чем у выстрела ПГ-7ВС, бронепробиваемость при снижении дальности прямого выстрела на 20%.

По сравнению с выстрелом ПГ-7ВС выстрел ПГ-7ВЛ, кроме разных боевых частей, имеет увеличен- ный размах оперения (в связи с увеличением калибра БЧ), несколько увеличенное время замедления воспла- менения реактивного двигателя (в связи с изменением длины волны собственных колебаний гранаты после вы- лета ее из ствола для включения реактивного двигателя в оптимальной зоне волны) и новый метательный заряд, конструктивно аналогичный метательному заряду вы- стрела ПГ-7ВС (разработчик КНИИХП).

Для ведения прицельной стрельбы всеми четырьмя выстрелами (ПГ-7В, ПГ-7ВМ, ПГ-7ВС и ПГ-7ВЛ) была откорректирована сетка оптического прицела, получив- шего обозначение ПГО-7В2.

В этот же период были проведены большие экспе- риментальные исследования по повышению величи- ны допустимого настрела гранатомета без изменения тактико-технических характеристик комплекса (жи- вучесть гранатомета). Статистика эксплуатации гра- натометов показала, что живучесть гранатомета опре- деляется величиной разгара критического сечения с настрелом. Если допустимый настрел выстрелами ПГ- 7В, ПГ-7ВМ и ПГ-7ВС составлял 300 выстрелов, то до- пустимый настрел выстрелами ПГ-7ВЛ ограничивался 250 выстрелами. Исследования завершились введением в конструкцию гранатомета сменного критического се- чения, позволившего практически в два раза повысить живучесть гранатомета.

Разработанный на Ковровском механическом заводе вариант конструкции патрубка имел вставное сопло, вы- полненное как отдельная деталь, а цилиндрическая часть канала патрубка была постоянного сечения по всей дли- не. После проведения заводских испытаний на полигоне ГРАУ в объеме двух ресурсов (с заменой сопла после 250 выстрелов) гранатомет с вариантом патрубка из горяче- катаного круга был внедрен в серийное производство. Основные участники работ: от КМЗ – С. Н. Абакшин, М. К. Фролова, Е. А. Шерстнев, А. А. Зайцев, С. И. Кок-


Основные ТТХ комплекса РПГ-16



Калибр БЧ гранатомета, мм


58,3

Масса выстрела / гранатомета, кг


2,05 / 10,3


Дальность стрельбы, м


прямого выстрела


520


прицельная


800


Бронепробиваемость, мм


более 300

шаров, А. А. Евстратов, С. Н. Грекин, Ю. И. Кулев, Б. Н. Бакин, Ю. А. Куликов, Ю. М. Шикин, Л. И. Левит, А. Н. Котов, Б. В. Алешин, Б. В. Ерохин, В. И. Додонов, Р. Я. Егорова и др. От ЦНИИМ – В. П. Кузнецов, В. В. Зе- ленов, Е. С. Маклютин, Э. А. Иванов.

image

В 1970 году для вооружения ВДВ принимает- ся ручной гранатомет РПГ-16 с выстрелом ПГ-16В главный конструктор – Е. И. Дубровин, ведущие ис- полнители – И. Е. Рогозин, А. Ф. Кораблев, В. П. Зай- цев, конструкторы – О. Ф. Дзядух, Б. В. Красовский, Е. В. Кудряшов, В. И. Туваева, Ф. П. Тихонов, Ю. А. Ши- лов, В. А. Приоров, ведущие специалисты и технологи – И. Т. Усин, А. М. Николаев, В. И. Нездойминов, М. Н. За- малов, В. Г. Смеликов, В. Е. Кузнецов, В. К. Прокопов, С. М. Кузьмин). Этот комплекс обеспечивал дальность прицельной стрельбы в 1,5 раза большую чем комплекс РПГ-7 с выстрелом ПГ-7ВМ, при сохранении такого же уровня бронепробиваемости.


Ручной противотанковый гранатомет РПГ-16 с выстрелом ПГ-16В


Реактивная противотанковая граната РПГ-18


Основные ТТХ РПГ-18:



Калибр, мм


64 / 61


Масса, кг


2,6


Дальность стрельбы, м


прямого выстрела


135


прицельная


200


Бронепробиваемость, мм


300

Простота устройства, минимальное количество операций для приведения в боевое положение, малые габариты и масса – эти достоинства в полной мере были воплощены в разработанных на предприятии и сданных на вооружение в 1970 – 1980 гг. в первом образце грана- томета одноразового применения РПГ-18, а также в по- следующих РПГ-22, РПГ-26.

В конце 1960-х годов перед ГСКБ-47 была постав- лена задача по созданию нештатного противотанкового оружия с дальностью действия, в 8 – 10 раз превышаю- щей дальность броска ручной противотанковой гранаты РКГ-3ЕМ, и бронепробиваемостью, обеспечивающей пробитие защиты зарубежной бронетехники. Граната РКГ-ЗЕМ как нештатное средство борьбы с танками


image


в ближнем бою имела массу 1,2 кг, бронепробиваемость около 200 мм и реальную даль- ность броска до 15 м.

Гранаты РКГ-3ЕМ по своим тактико-техническим характеристикам не могли конкурировать с зарубежными противотанковыми системами одноразового действия (например, американской М-72, шведской «Миниман»). Создание в СССР подобного средства задерживалось из-за отсутствия порохов для реактивных двигателей с корот- ким временем работы в диапазоне температур ±50°С. К конструкции зарядов и к ре- цептурам предъявлялись повышенные требования по скорости горения и прочности.

ОКР по созданию первого образца отечественной противотанковой системы одноразового действия была начата во II квартале 1968 года со сроком окончания в 1970 году. Этот вид оружия впоследствии получил наименование: реактивная проти- вотанковая граната.

При создании первого образца (шифр темы – «Муха», сокращенное название – РПГ-18) был решен целый ряд задач и в первую очередь создание новой рецептуры пороха. Эти задачи были решены Казанским НИИХП – разработана новая рецепту- ра пористого пироксилинового пороха и отработана конструкция вкладного заряда для реактивного двигателя, работа которого заканчивается в пределах канала ствола гранатомета. ЦКИБ СОО разработан гранатомет одноразового действия телескопиче- ской конструкции. Наружная труба имеет калибр 64 мм, внутренняя – 61 мм. Наруж- ная труба изготавливается методом намотки стекловолокна.

Первый нештатный противотанковый гранатометный комплекс разработ- ки ГСКБ приборостроения в 1972 году был принят на вооружение – «Реактивная противотанковая граната РПГ-18» (начальник отделения – Е. И. Дубровин, началь- ник отдела – Г. Е. Белухин ведущие исполнители – И. Е. Рогозин, В. И. Барабош- кин, В. П. Зайцев, конструкторы – О. Ф. Дзядух, В. С. Токарев, ведущие специали- сты и технологи – И. Т. Усин, А. М. Николаев, В. И. Нездойминов, М. Н. Замалов, В. Г. Смеликов, В. Е. Кузнецов, В. К. Прокопов, В. И. Кошелев, Н. И. Добашина, А. Г. Кабанов, А. П. Карабанов).

Комплекс РПГ-18 с условным наименованием «Муха» состоит из реактивной гранаты с кумулятивной боевой частью и гранатомета, являющегося одновременно пусковым устройством и контейнером для переноски и хранения гранаты.


Реактивная противотанковая граната РПГ-22


image



image


Основные ТТХ РПГ-22

Развитие и совершенствование нештатного грана- тометного оружия происходило в зависимости от совер- шенствования противоснарядной защиты бронетехники. Поэтому в 1980 году взамен РПГ-18 была принята на воо- ружение новая противотанковая граната РПГ-22 «Нетто» (главный конструктор – Г. Е. Белухин, начальник отдела

– И. Е. Рогозин, ведущие исполнители – А. С. Старостин, В. П. Зайцев, конструкторы – О. Ф. Дзядух, Ю. И. Радчен- ко, В. И. Аксенова, П. М. Сидоров, В. С. Токарев, ведущие технологи – В. К. Прокопов, А. М. Николаев, С. М. Кузь- мин, Е.Н. Савченко, В.Е. Кузнецов, Н.С. Добашина). РПГ-22 обладала большей на 30 – 35% бронепробиваемостью и на 25% дальностью прицельной стрельбы, чем РПГ-18.

За счет увеличения калибра гранаты до 72,5 мм и массы заряда боевой части удалось значительно повы- сить бронепробиваемость с 300 до 400 мм.


Калибр, мм


72,5


Масса, кг


2,7


Дальность стрельбы, м


прямого выстрела


160


прицельная


250


Бронепробиваемость, мм


более 400

Разработка нового порохового заряда реактивного двигателя привела к повышению скорости горения поро- ха и сокращению времени работы двигателя, что позволи- ло иметь у РПГ-22 более короткий ствол. Применение вы- движного насадка на стволе позволило уменьшить длину в боевом положении по сравнению с РПГ-18 до 850 мм. При этом была увеличена начальная скорость гранаты со 114 до 133 м/с. Повышение начальной скорости гра- наты РПГ-22 увеличило дальность прицельной стрельбы до 250 м и дальность прямого выстрела до 160 м.

Новая конструкция ударно-спускового механизма, взрывателя, стабилизатора и пускового устройства по- зволили повысить надежность гранатомета и снизить время его перевода в боевое положение.

Как и при стрельбе из РПГ-18, была достигнута вы- сокая кучность стрельбы, что на дальности прямого вы- стрела обеспечивает вероятность попадания в крупную цель типа танк, близкую к 100%.


image

Реактивная противотанковая граната РПГ-26


image

Противотанковый комплекс РПГ-26 был принят на вооружения в 1985 году взамен комплекса РПГ-22. В конструкции РПГ-26 «Аглень» (главный конструк- тор – И. Е. Рогозин, начальник отдела – А. Ф. Кора- блев, ведущие исполнители – В. С. Токарев, В. П. За- йцев, конструкторы – В. Н. Байда, П. М. Сидоров, В. С. Даньшин, В. И. Аксенова, ведущие специалисты и технологи – А. М. Николаев, В. К. Прокопов, М. Н. За- малов, В. Г. Смеликов, В. И. Авдюнин, В. Е. Кузнецов). В РПГ-26 удалось решить не только те задачи, которые ставились при создании РПГ-22, но и ряд других, по- зволивших сделать образец с более совершенными эр- гономическими характеристиками.


Калибр, мм


72,5


Масса, кг


2,9


Дальность стрельбы, м


прямого выстрела


170


прицельная


250


Бронепробиваемость, мм


более 440

В этом варианте одноразового гранатометного ком- плекса удалось создать однотрубное пусковое устрой- ство без выдвижного насадка при общей длине 770 мм. Но при этом начальная скорость гранаты РПГ-26 была по- вышена до 144м/с. Достигнуто это было главным образом за счет создания более совершенного реактивного двигате- ля, который за меньший путь по стволу сообщает гранате большую скорость, заканчивая работу до момента вылета. Дальность прямого выстрела также возросла до 170м.

Однотрубное пусковое устройство упростило кон- струкцию РПГ-26 и его подготовку к стрельбе. Перевод гранатомета из походного положения в боевое положе- ние и обратно выполняется тремя простейшими опера- циями. Кроме того, новое пусковое устройство позволяет осуществлять перевод гранатомета из боевого положения в походное, если выстрел производить нет необходимости. Помимо отмеченных усовершенствований, в новой конструкции было сделано еще несколько изменений. Так, переднюю и заднюю крышки трубы не надо снимать при переводе пускового устройства в боевое положение: при выстреле задняя крышка отбрасывается истекаю-

щими газами, а передняя – разрывается обтекателем го- ловной части гранаты. Обе крышки сделаны из резины. Это упростило подготовку РПГ-26 к выстрелу.

За счет увеличения массы гранаты РПГ-26 до 1,8кг, при сохранении калибра как и у ПГ-22 – 72,5мм удалось повысилась бронепробиваемость до 440мм. Масса РПГ-26 в сборе повысилась по сравнению с РПГ-22 на 0,2 кг и со- ставляет 2,9 кг. Но практически такое увеличение массы РПГ-26 не снизило удобства ее применения.

На сегодня в РПГ-26 наиболее полно объединены все последние достижения науки и технологий для это- го вида оружия.


Основные ТТХ РПГ-26


image

image

Ручные гранаты



Ручные гранаты РГО и РГН


Основные ТТХ гранаты РГН



Диаметр корпуса, мм


60


Масса, кг


0,31


Дальность броска, м


до 35


Основные ТТХ гранаты РГО

Для поражения живой силы осколками в оборони- тельном и наступательном бою в 1981 году на вооруже- ние были приняты две новые ручные гранаты – оборони- тельная РГО и наступательная РГН (главный конструк- тор – Г. Е. Белухин, начальник отдела – И. М. Лужнов, ведущий исполнитель – В. Ф. Якунин, конструкторы

– Ю. П. Королев, В. Ф. Кузьмин, С. В. Сергиенко, веду- щие специалисты и технологи – И. Т. Усин, В. И. Орлов, В. К. Прокопов, М. Н. Замалов, В. Г. Смеликов, В. И. Ав- дюнин, И. Б. Петров, А. В. Буторин, В. И. Кудрявцев, О. А. Шнейдерман, Г. Ф. Бабикова).

РГО состоит из гранаты и ударно-дистанционного запала (УДЗ). Граната включает корпус, взрывчатый состав и детонаторную шашку для передачи детонации УДЗ к взрывчатой смеси. Корпус РГО состоит из двух наружных полусфер и двух внутренних полусфер, изго- товленных из стали. Внутренние полусферы и нижняя наружная имеют насечку, которая помогает формиро- вать осколочное поле.

Диаметр корпуса (калибр), мм


60


Масса, кг


0,53


Дальность броска, м


до 30

Ударно-дистанционный запал производит под- рыв взрывчатого состава при ударе гранаты о преграду. В случае отказа в ударном действии запал срабатывает от дистанционного устройства через 3-4 сек. Постанов- ка УДЗ (ввинчивание) производится только перед ме- танием. Бросок производится после извлечения кольца со шплинтом из УДЗ с плотно прижатым рычагом бло- кировки.

Конструктивно корпус РГН состоит из двух алюми- ниевых полусфер с внутренней насечкой. Нижняя по- лусфера РГН для удобства различения гранат не имеет насечки, в отличие от РГО. Приемы обращения с гра- натами различны: – РГО метается из-за укрытия, РГН применяется в наступательном бою.


image

30-мм осколочный выстрел ВОГ-17 к АГС-17


image



Выстрелы ВОГ-17 и ВОГ-17М к автоматиче- скому гранатомету АГС-17 разработаны ГСКБ при- боростроения в 1969 году по ТТ3 ГРАУ. В 1971 году ВОГ-17 был принят на вооружение (главные конструк- торы – П. П. Топчан, Е. И. Дубровин, начальник отдела – И. М. Лужнов, зам. начальника отдела – Ю. В. Садков, ведущий конструктор – В. Ф. Кузьмин, конструкто- ры – В. А. Савельев, Ю. П. Королев, С. В. Сергиенко, ве- дущие специалисты и технологи – И. Т. Усин, А. С. Пе- трухин, В. В. Затрускин, В. И. Кудрявцев, М. Н. Замалов, В. И. Авдюнин, Г. Ф. Бабикова).

Экспортный потенциал выстрела ВОГ-17М очень высок в мире. Это стало возможным благода- ря конструктивно-технологическим преимуществам ВОГ-17М перед другими выстрелами.

При отработке этого выстрела были опробованы раз- личные варианты исполнения корпуса, гильзы и осколоч- ной оболочки. Была отработана технология изготовления корпуса методом выдавливания из сталей марки 08, 10, 11ЮА, а также штамповкой из сталей С60 и 40Х. Кон- структоры и технологи отдали дань моде 1970-х годов – порошковой металлургии и сделали корпус из железного порошка с различными присадками. Корпуса из стали от- работаны в различных вариантах: с гладкими поверхно- стями, с наружной насечкой, с внутренней насечкой.

Однако по критерию эффективность – стоимость для серийного производства был выбран гладкий кор- пус, получаемый токарной обработкой на многошпин- дельных автоматах.

Конструктивно-технологическое исполнение вы- стрела ВОГ-17М, а также предложенные ГСКБ прибо- ростроения в 1969 году внутри- и внешнебаллистические

image

Основные ТТХ выстрела



Калибр, мм


30


Длина, мм


132


Масса, кг


0,35


Масса гранаты


0,275


Масса ВВ (А-IX-1), кг


0,034

Прицельная дальность стрельбы, м


1700


решения позволили обеспечить высокую эффективность действия боеприпаса при относительно низкой стоимости изготовления на серийных заводах отрасли. Оптимальное соотношение тактико-технико-экономических параме- тров созданного изделия подтверждено многолетним (бо- лее 40 лет) опытом изготовления и эксплуатации ВОГ-17. На протяжении жизненного цикла изделия по- стоянно проводилась работа по его совершенствова- нию, повышению технологичности и серийноспособ- ности, улучшению эксплуатационных характеристик. ФГУП «ГНПП «Базальт» может провести любую рабо- ту по повышению эффективности ВОГ-17М, например, при стрельбе по защищенной живой силе, а также по обе- спечению безопасности применения изделия в любых условиях, что достигается использованием взрывателя

предохранительного типа (У-534).


image

Противодиверсионные гранатометы



Гранатометный комплекс МРГ-1

На предприятии, начиная с 1969 года, разрабатыва- лись также принятые впоследствии на вооружение про- тиводиверсионные морские гранатометные комплексы с выстрелами для борьбы с боевыми пловцами в водных акваториях: многоствольный реактивный гранатомет МРГ-1 с гранатами РГ-55М и ГРС-55, ручной реактив- ный гранатомет ДП-61 и гранатомет ДП-64.

Гранатометный комплекс состоит из многостволь- ного гранатомета МРГ-1 и фугасной РГ-55 и сигнальной ГРС-55 реактивных гранат (главный конструктор – Ду- бровин Е. И., начальник отдела – И. М. Лужнов, веду- щий инженер – Н. А. Супрунов, ведущие специалисты и технологи – Б. К. Ярцев, А. А. Тихомиров, С. А. Евтеев, Н. Н. Бакина, В. И. Кудрявцев, В. И. Авдюнин).

Гранатомет МРГ-1 (ЦКИБ СОО) представляет собой семиствольную установку, состоящую из блока стволов, установленного на треноге, автономного ис- точника питания и кабеля. Обслуживается гранатомет расчетом из двух человек – заряжающего (он же навод- чик) и оператора, непосредственно осуществляющего стрельбу из гранатомета. Благодаря своей небольшой массе (около 60 кг), а также блочной конструкции, по- зволяющей производить его разборку, гранатомет может быть быстро установлен в специально отведенном месте палубы корабля или на берегу и подготовлен к стрельбе. С целью увеличения зоны поражения подводных диверсантов при стрельбе залпом стволы гранатомета разведены с таким расчетом, чтобы каждый из них стре-

лял в свою зону.

На базе этого гранатомета был разработан малога- баритный дистанционно-управляемый комплекс ДП-65 (главный конструктор – И. Е. Рогозин, начальник отде- ла – Ю. Г. Снопок, ведущие исполнители – В. Н. Суч- ков, Н. В. Середа). В отличие от МРГ-1 установка ДП-65 (ЦКИБ СОО), в состав которой входит также пульт пи- тания и блок управления, оснащена механизмами верти- кального и горизонтального наведения, благодаря чему гранатомет установки может наводиться на цель с пуль- та управления дистанционно с расстояния до 100 м. С пульта управления также осуществляется и стрель- ба – поочередно из каждого из 10 стволов или зал- пом. Причем пульт управления позволяет поочередно управлять четырьмя гранатометами. Стрельба ведется


теми же 55-мм реактивными гранатами, что и из грана- томета МРГ-1 – фугасной РГ-55М и сигнальной ГРС- 55 (начальник отдела – И. М. Лужнов, ведущий испол- нитель – Н. А. Супрунов, конструкторы – В. А. Петров, В.С. Кушников, ведущие технологи – В. К. Прокопов, В.Г. Смеликов, В. И. Кудрявцев, А. А. Тихомиров).

Гранаты внешне напоминают миниатюрные глу- бинные бомбы и состоят из боевой части со взрывате- лем и реактивного двигателя с кольцевым стабилизато- ром. Передняя часть взрывателя имеет форму, исклю- чающую рикошет при ударе о воду. Взрыватель, сраба- тывающий при любых углах подхода гранаты к воде, имеет несколько установок глубины подрыва. Запуск реактивного двигателя (выстреливание) осущест- вляется от электровоспламенителя через контактные шины на кольцевом стабилизаторе. Фугасная граната эффективно поражает боевого пловца в радиусе до 16 м практически во всем диапазоне глубины, где возможно его нахождение. Причем зона поражения десятикратно увеличивается.


Калибр, мм


55


Масса, кг


132


Дальность стрельбы, м


500


Радиус поражения, м


16


Глубина поражения, м


40


Время горения факела, с


50

На море, как известно, нет заранее установленных ориентиров, пользуясь которыми можно вести при- цельный огонь. Подводные взрывы гранат на поверх- ности моря также не видны. Поэтому для обозначения места нахождения обнаруженного подводного дивер- санта служит реактивная сигнальная граната ГРС-55. В отличие от фугасной гранаты боевая часть содержит в себе взрыватель мгновенного действия (срабатыва- ния), воспламенительно-вышибной заряд и пиротех- нический факел. На траектории взрыватель взводит- ся и при входе гранаты в воду мгновенно срабатывает. Горящий пиротехнический факел, имеющий положи- тельную плавучесть, выталкивается из корпуса боевой части, всплывает и горит на поверхности воды ярким красным цветом в течение не менее 50 секунд. Даль- ность видимости сигнала равна максимальной даль- ности стрельбы из гранатомета. Последующая стрель- ба на поражение ведется фугасными гранатами по го- рящему факелу.

Малогабаритный дистанционно-управляемый гранатометный комплекс ДП-65 с фугасной РГ-55М и сигнальной ГРС-55 реактивными гранатами, приня- тый на вооружение в 1991 году, предназначен в основ- ном для оснащения больших надводных кораблей и су- дов, а также различных береговых объектов, и может эффективно использоваться против различных видов подводно-диверсионных сил и средств противника.


Гранатометный комплекс ДП-65


image

Основные ТТХ комплекса


image


Основные ТТХ комплекса


Ручной противодиверсионный гранатомет ДП-64


image

ФГ-45


СГ-45



Калибр, мм


45

Масса гранаты/ гранатомета, кг


0,65/10


Дальность стрельбы, м


400


Эффективность гранат:

фугасной – глубина действия, м


до 40


радиус действия, м


14

избыточное давление в зоне, кг/см2


16

сигнальной – время горения факела, с


50

В 1990 году принят на вооружение комплекс «Руч- ной противодиверсионный гранатомет ДП-64 с фу- гасной ФГ-45 и сигнальной СГ-45 гранатами» (глав- ный конструктор – И. Е. Рогозин, начальник отдела

– Ю. Г. Снопок – ведущий исполнитель – В. Н. Суч- ков, конструкторы – Н. А. Супрунов, Н. В. Сере- да, А. В. Богорад, Г. И. Базилевич, ведущие техноло- ги – А. М. Николаев, В. С. Рычихин, В. И. Кудрявцев, В. И. Авдюнин).

Гранатомет ДП-64 с фугасной и сигнальной гра- натами предназначен для применения с подводных лодок в надводном положении, надводных кораблей, а также береговыми патрулями с целью уничтожения обнаруженных подводных диверсантов и для произ-

водства профилактического гранатометания около ко- раблей или охраняемого объекта.


За разработку противотанковых гранатометных комплексов, выстрелов к ми- нометам и орудиям типа 2С9 в 1983 году многие сотрудники предприятия были на- граждены орденами и медалями, в том числе Г. Е. Белухин, Г. И. Березина, О. Ф. Дзя- дух, Е. И. Дубровин, В. П. Зайцев, М. М. Коноваев, А. Ф. Кораблев, Б. В. Красовский, В. М. Ленин, В. И. Медведев. A. M. Николаев, И. Е. Рогозин, Б. П. Романов, А. А. Семе- нов, Ф. П. Тихонов, Е. А. Туваев и др.

На конец 1970-х годов (генеральный директор О. К. Каверин, заместитель ди- ректора Е. И. Дубровин, главный инженер И. Т. Усин, главный технолог В. И. Ор- лов, заместитель главного технолога Б. К. Ярцев, начальники технологических от- делов В. Г. Смеликов, В. А. Щебатурин, В. И. Лобанова, С. А. Евтеев, Г. П. Романенко, В. И. Кошелев) пришелся пик сданных на вооружение и поставленных на серийное производство изделий. Количество осваиваемых изделий составило, например, за IX пятилетку (1971 – 1975 гг.) – (СББ, мины – 13); за X пятилетку (1975 – 1980 гг.) – (СББ – 11); за XI пятилетку (1980 – 1985 гг.) – (СББ – 9).


На передовых рубежах. 1981–2011


В начале 1980-х годов, когда вопросам создания обычных видов оружия массово- го применения в системе вооружений стало придаваться большее значение, на пред- приятии начался новый этап научно-технической, конструкторской и производствен- ной деятельности.

В 1981 году ГСКБП преобразовано в НПО «Базальт». В 1982 году генеральным директором НПО «Базальт» был назначен Анатолий Степанович Обухов. Под его ру- ководством и при личном участии с приходом молодых ученых из МВТУ им. Н. Э. Ба- умана и других научных институтов В. А. Брыкова, А. А. Викторова, В. Н. Капиноса, А. Е. Колобановой, В. В. Коренькова, Ю. А. Крысанова, Р. Ш. Рахматулина, А. В. Токма- кова, Ю. Н. Тюняева, А. Л. Харитонова и других, а также докторов наук В. Н. Минеева, А. И. Фунтикова, Б. С. Пункевича на предприятии при проведении исследований и от- работки получили дальнейшее развитие и практическое использование методы матема- тического и физического моделирования процессов функционирования боеприпасов, систем автоматизированного проектирования, что позволяло в процессе вычислитель- ного эксперимента определять схемный облик изделия и проводить параметрическую оптимизацию его конструктивных характеристик. Целенаправленно проводились мо- дернизация и совершенствование научно-технической, экспериментальной и произ- водственной базы, широкомасштабное ее оснащение новым оборудованием, регистри- рующей аппаратурой, испытательными стендами, вычислительными комплексами.

При проектировании изделий отрабатывались и внедрялись в производство но- вые прогрессивные технологические процессы их изготовления, применялись высо- коинформативные методы испытаний.

На предприятии сформировался творческий коллектив высококвали- фицированных специалистов. Была создана научная школа, объединявшая в середи- не 1980-х годов шесть докторов и более сорока кандидатов физико-математических и технических наук.


Разовая бомбовая кассета РБК-500 СПБЭ


image

В 1990 году генеральный директор – главный конструктор НПО «Базальт» А. С. Обухов постановлением Совета Министров СССР от 14 июня 1990 года № 576 назначен Генеральным конструктором НПО «Базальт».

Крупным достижением коллектива НПО «Базальт» в 1980-е годы стала разра- ботка по инициативе А.С. Обухова, в едином калибре 500 кг рациональной системы АБСП, основанной на принципах многофакторного поражающего действия. Концеп- туальными основами построения новой системы являлись следующие положения:

• обеспечение постоянного опережающего уровня создаваемых образцов по сравне- нию с лучшими зарубежными аналогами и превосходства по эффективности дей- ствия штатных образцов в 1,5 – 3 раза при снижении затрат на выполнение типо- вых боевых задач;

• решение боевых задач авиации по поражению всего перечня заданных целей ми- нимально необходимым (рациональным по типам и калибрам) составом АБСП основного назначения;

• создание образцов, оптимизированных для поражения класса однородных по уяз- вимости целей и обеспечивающих поражение других классов целей с некоторой потерей эффективности;

• комплексная многофакторность поражающего действия единичного образца – проникающее, осколочно-фугасно-кумулятивное и зажигательное либо их раз- личные комбинации;

• блочно-модульное построение системы высокотехнологичных образцов. Унифи- цированная конструкция корпуса разовых бомбовых кассет в снаряжении раз- личными боевыми элементами.


Одним из ярких образцов рациональной номенклатуры является бомба объемно- го взрыва ОДАБ-500ПМ и ее последняя всевысотная модификация ОДАБ-500ПМВ, воплотившая в себе лучшие достижения физики, химии и конструкторской мысли.

В настоящее время в структуру новой системы АБСП входят шесть моноблочных авиабомб и одна унифицированная разовая бомбовая кассета, которая может снаря- жаться различными по назначению боевыми элементами. При создании этой системы АБСП получил наиболее полное воплощение принцип кассетирования как наиболее полно позволяющий использовать возросшее суммарное поражающее действие авиа- ционного боеприпаса.

Максимально необходимый состав, модульный принцип построения, много- факторность поражающего действия и высокий уровень унификации образцов новой системы АБСП позволяют значительно упростить снабжение войск, обучение лично- го состава, подготовку и боевое применение при повышении в 2 – 5 раз эффективно- сти решения авиацией боевых задач на различных театрах военного действия и одно- временном, более чем в три раза снижении номенклатуры по сравнению с образцами предыдущей системы, используя для их изготовления только предприятия Россий- ской Федерации.

В новой перспективной системе АБСП особое место в повышении ее эффек- тивности при использовании принципа кассетирования занимает разовая бомбовая кассета калибра 500 кг в снаряжении высокоточными противотанковыми самопри- целивающимися боевыми элементами – РБК-500 СПБЭ. Основу этой авиационной кассеты составляет созданный впервые в мире самоприцеливающийся боевой эле- мент, который после выброса из кассеты самостоятельно осуществляет на относитель- но большой площади поиск, обнаружение и поражение цели.

В 1991 году работа по созданию РБК-500 СПБЭ удостоена Государственной пре- мии СССР. Лауреатами стали Р. Ш. Рахматулин, В. К. Слаев, А. А. Терешин.

Унифицированный самоприцеливающийся боевой элемент (СПБЭ-Д) разовой бомбовой кассеты РБК-500 СПБЭ-Д успешно использован в кассетной головной ча- сти реактивной системы залпового огня (КГЧ РСЗО) «Смерч», что позволило эффек- тивно поражать современные танки, боевые машины пехоты (БМП) и другую бро- нированную технику в районе сосредоточения и на марше при наличии естествен- ных и искусственных помех. Так, например, пятью СПБЭ-Д (одна КГЧ) поражается до трех танков.

В работе принимали участие: генеральный директор и генеральный конструк- тор, доктор технических наук, профессор – А. С. Обухов, главный конструктор – Р. Ш. Рахматулин, ведущий инженер – А. П. Абраменков, ведущие специалисты – А. И. Спиридонов, О. Г. Бессарабский, специалисты производственники и ведущие технологи – М. И. Коломин, В. В. Щедров, Э. А. Авдеев, В. Г. Смеликов, В. И. Ко- шелев, В. А. Соловьев, А. В. Сидоров, И. В. Рыжков, В. И. Кудрявцев, В. И. Орлов, О. А. Шнейдерман и др.

Указом Президента РФ от 9 июля 1997 года присуждена Государственная премия Российской Федерации в области науки и техники с присвоением званий лауреатов этой премии: А. С. Обухову – генеральному директору и генеральному конструктору, доктору технических наук, профессору и ведущим специалистам – А. И. Спиридоно- ву, О. Г. Бессарабскому.

По инициативе А. С. Обухова, поддержанной министром В. В. Бахиревым, первоначально силами предприятия было начато строительство лабораторно-


производственного корпуса, который в течение года был введен в государственный план строительства. Ввод в эксплуатацию этого корпуса позволил предприятию орга- низовать современное опытно-механическое производство с полным набором всех не- обходимых цехов и участков, разместить в нем конференц-зал на 400 человек, спорт- зал, теннисный корт, тренажерный зал, зал ЛФК и сауну с бассейном.

Значительно расширились в этот период производственно-испытательные ком- плексы Красноармейского и Тульского филиалов, а также база отдыха. В Красноар- мейске детский оздоровительный лагерь получил новое рождение – вместо одноэтаж- ных деревянных корпусов летнего типа были построены современные двухэтажные теплые корпуса, пригодные для круглогодичной эксплуатации, и современный клуб- столовая. Лагерь «Искра» стал круглогодичной базой отдыха предприятия.

В 1992 году НПО «Базальт» первым из оборонных предприятий получил право на внешнеэкономическую деятельность по вопросам заключения контрактов на раз- работку и поставку за рубеж боеприпасов «Базальт». К 2000 году предприятие вошло в первую десятку предприятий страны по объему экспорта поставок боеприпасов и за- воевало устойчивый авторитет у заказывающих управлений МО, а также на междуна- родном рынке вооружения и боеприпасов.

Впервые за послевоенные годы предприятие за 18 лет под руководством А. С. Обу- хова получило столь масштабное научно-техническое, производственное и технологи- ческое развитие, не только сохранилось и выстояло в трудные 1990-е годы, но и фак- тически получило второе рождение.

Накопленный задел позволил приступить в конце 1990-х – начале 2000-х годов к созданию авиационных средств для оказания экстренной помощи в ликвидации тех- ногенных и экологических катастроф. Это спасательная кассета АСК-500 для помо- щи терпящим бедствие в море и труднодоступных районах и авиационное средство пожаротушения АСП-500, снаряженное огнегасящим составом и системой взрывного диспергирования.

В области создания противотанковых средств поражения, адекватных защищен- ности современных танков (комбинированная, разнесенная и динамическая бронеза- щита), перед разработчиками СББ встала сложная проблема по поиску принципиаль- но новых нетрадиционных конструктивно-схемных решений.

Впервые в отечественной и мировой практике задача создания противотанко- вых СББ, способных поражать комбинированную, разнесенную и динамическую бронезащиту, была решена НПО «Базальт» разработкой принципиально новой тан- демной головной части и созданием на этой основе нового выстрела ПГ-7ВР к штат- ному гранатомету РПГ-7. В 1988 году выстрел ПГ-7ВР успешно прошел полигонно- войсковые испытания и был принят на вооружение. Выстрел ПГ-7ВР не имел зару- бежных аналогов.


Противотанковый выстрел ПГ-7ВР к гранатомету РПГ-7В1


image



Калибр БЧ основной/передней, мм


105/64

Масса гранаты/ гранатомета, кг


4,5


Дальность стрельбы, м


прямого выстрела


140


прицельная


200


Бронепробиваемость, мм

более 600 (после преодоления

динамической защиты)

В начале 1980-х годов за рубежом для повыше- ния уровня защищенности танков от кумулятивных боеприпасов начали использовать «реактивную бро- ню» – навесную динамическую защиту, по отечествен- ной терминологии. Она представляет собой стальные контейнеры с металлическими пластинами и слоями ВВ между ними.

Кумулятивная струя, проходя через блок с элемен- тами, инициирует взрывчатый состав. От взрыва ме- таллические части (крышки) элементов блока и про- дукты взрыва воздействуют на кумулятивную струю и приводят к частичному ее расстраиванию. В зависи- мости от угла встречи кумулятивной струи с блоком потери в величине бронепробиваемости могут дохо- дить до 50% и более.

Имевшийся к этому времени научно-технический задел в части построения и взаимодействия тандем- ных кумулятивных зарядов позволил выработать концепцию преодоления такой защиты. Она строи- лась на применении боевой части, содержащей два автономных кумулятивных заряда, первый из ко-

Основные ТТХ выстрела ПГ-7ВР


image


Конструкторы гранатометных комплексов (слева – направо), сидят: И. Е. Рогозин, И. Е. Дубровин, В. П. Зайцев;

стоят: А. Б. Кулаковский,

С. М. Кузьмин, В. Н. Болтовский


торых взрывом с кумулятивной струей должен снимать динамическую защиту, а второй обеспечивать поражение основной бронезащиты за ней.

Поэтому выстрел ПГ-7ВР, разработанный на базе выстрела ПГ-7ВЛ, имеет новую кумулятивную боевую часть тандемного типа с сохранением конструкции двигательной установки выстрела ПГ-7ВЛ. Учитывая, что новая боевая часть стала практически в два раза тяжелее, соответственно была снижена дальность стрельбы выстрелом ПГ-7ВР.

Противотанковый выстрел ПГ-7ВР (главный конструктор – И. Е. Рогозин, начальники отдела – А. Ф. Кораблев, В. М. Базилевич, ведущие исполнители – А. Б. Кулаковский, В. П. Зайцев, В. Н. Болтовский, конструкторы – В. Н. Леоненко, О. Ф. Дзядух, Е. А. Харламов, ведущие специалисты и технологи – А. М. Николаев, С. М. Кузьмин, В. Г. Смеликов, М. Н. Замалов, В. И. Кошелев, И. В. Рыжков, В. И. Ав- дюнин) в 1988 году был принят на вооружение для борьбы с бронетехникой, оснащен- ной навесной динамической защитой.

Боевая часть гранаты ПГ-7Р состоит из двух кумулятивных боевых частей – пе- редней калибром 64 мм и основной калибром 105 мм, расположенных соосно. Перед- няя боевая часть при попадании в блок динамической защиты инициирует ВВ. Основ- ная боевая часть находится на некотором расстоянии от предзаряда, обеспечивающем ее сохранение при подрыве переднего заряда и динамической защиты. Подрыв основ- ной боевой части производится с небольшим замедлением.

Тандемная головная часть, разработанная к выстрелу ПГ-7ВР, в дальнейшем была успешно применена при разработке принятых на вооружение в 1989 году реактивной противотанковой гранаты РПГ-27 и гранатомета РПГ-29 с выстрелом ПГ-29В.

Указанная работа в 1989 году отмечена присуждением Государственной пре- мии СССР. Званий лауреатов этой премии удостоены: Е. И. Дубровин, И. Е. Рогозин, В. П. Зайцев А. Б. Кулаковский, С. М. Кузьмин, В. Н. Болтовский.

image

В последующие годы специалисты ГНПП «Базальт» продолжали напряженную работу по совершенствованию противотанкового многофункционального гранатомет- ного вооружения, обеспечивающего возможность широкого ведения боевых действий в современных условиях. Были приняты на вооружение два новых выстрела к извест- ному во всем мире гранатомету РПГ-7: ТБГ-7В и ОГ-7В.


Выстрел с термобарической боевой частью ТБГ-7В к гранатомету РПГ-7В


image


image




Калибр БЧ, мм


105


Масса, кг


4,5


Дальность стрельбы, м


550

Эффективность на уровне действия мины, мм


120

Некоторое изменение во взглядах на ведение бое- вых действий в конце 1980-х – начале 1990-х годов при- вело к требованию повышения тактической самостоя- тельности подразделений пехоты. Одним из способов решения этой задачи стало насыщение подразделений типа «отделение – взвод – рота» вооружением, обеспе- чивающим поражение самых различных целей.

Одной из таких разработок стало создание гранаты с боевой частью многофакторного (фугасного, осколоч- ного и зажигательного) поражающего действия для по- ражения живых целей, находящихся открыто или в за- щитных сооружениях, легкой бронированной техники и различных защитных сооружений.

Выстрел с такой гранатой был разработан в 1990-х годах (главный конструктор – И. Е. Рогозин, началь- ники отдела – А. Ф. Кораблев, В. М. Базилевич, веду- щий исполнитель – А. Б. Кулаковский, конструкторы – В. Н. Леоненко, Н. В. Морозова, И. А. Семенов, ведущие технологи – А. М. Николаев, В. И. Краснов, В. И. Авдю- нин, Л. А. Прокофьева) и получил наименование ТБГ- 7В (ТБГ – термобарическая граната).

Основные ТТХ выстрела ТБГ-7В


Результат действия термобарического боеприпаса

с трансформируемой оболочкой


image


Новый выстрел имеет термобарическую боевую часть калибра 105 мм и полно- стью заимствованную от выстрела ПГ-7ВР сборку реактивного двигателя и метатель- ного заряда. Взрыватель находится в донной части гранаты и обеспечивает подрыв бо- евой части при любом угле встречи с преградой.

Анализ результатов многочисленных испытаний по разным видам легкоброни- рованной техники (В. Г. Смеликов, В. М. Базилевич, А. Б. Кулаковский, В. Н. Сычев) позволил установить, что, кроме фугасного действия, такая боевая часть обладает и определенным кумулятивным эффектом, обеспечивающим пробитие бронезащиты ЛБТ с образованием отверстий более величины ее калибра (в зависимости от расстоя- ния точки взрыва БЧ до брони). Это происходит в результате заданной деформации корпуса при встрече с преградой – (патент RU 2174210 от 13 июля 2000 г.)

Полученные результаты выполненных исследований и выработанные рекомен- дации по их практической реализации способствовали созданию целого ряда изде- лий, в том числе многоцелевых боеприпасов ударного действия с трансформируемы- ми оболочками, жесткость которых по поперечным сечениям изменяется определен- ным образом с возможностью деформации при ударе о преграду с образованием куму- лятивной облицовки и струи при последующем подрыве. Это стало основой создания боевых частей к реактивным штурмовым гранатам РШГ 1, РШГ 2 и др.


Осколочный выстрел ОГ-7В к гранатомету РПГ-7В1


image


image




Калибр БЧ, мм


40


Масса, кг


2,0


Дальность стрельбы, м


700

Возможность создания осколочного выстрела к гра- натомету РПГ-7В была подтверждена в 1976 году (глав- ный конструктор – Г. Е. Белухин, ведущие исполнители

– И. Е. Рогозин, В. М. Ленин) в рамках инициативной НИР. Но продолжения по реализации результатов ис- следований в рамках ОКР не получилось, так как заказ- чик считал нецелесообразным сокращать боекомплект основных противотанковых выстрелов боевого расче- та гранатомета РПГ-7 за счет введения в него вспомога- тельного осколочного выстрела.

К тому же считалось, что дальность стрельбы оско- лочным выстрелом из гранатомета РПГ-7 перекрывает- ся автоматно-пулеметным огнем. Вторично осколочный выстрел ОГ-7В был разработан в начале 1990-х годов и принят на вооружение в 2002 году (главный конструк- тор – В. М. Базилевич, начальник отдела – Ю. Г. Снопок, ведущий исполнитель – М. М. Коноваев, ведущие тех- нологи – А. М. Николаев, М. Н. Замалов, В. И. Авдюнин, И. В. Рыжков). Имеющие место локальные конфликты показали рациональность введения в штат гранатомета РПГ-7В выстрелов фугасного и осколочного действия в дополнение к противотанковым выстрелам.

Основные ТТХ выстрела ОГ-7В


Выстрел ОГ-7В состоит из цилиндрической боевой части, стальной корпус которой имеет насечку для формирования осколков при взрыве, и метательного заряда от вы- стрела ПГ-7ВМ. Выстрел не содержит реактивного двигателя. Взрыватель головной, штатный, ударного типа.

Оптический прицел ПГО-7В3 к гранатомету РПГ-7В1 предусматривает возмож- ность ведения прицельной стрельбы также и новыми выстрелами ТБГ-7В и ОГ-7В.

Комплексы «ручной гранатомет РПГ-7В1 (РПГ-7Д1) – выстрелы различного на- значения» является продуктом коллективного труда предприятий-соисполнителей в течение десятков лет.

В 1988 году на Ковровском механическом заводе для гранатометов РПГ-7В и РПГ-7Д1 были разработаны съемная сошка и механическое прицельное приспосо- бление, состоящее из мушки и открытого прицела, у которого планка имела, помимо прежней шкалы для выстрелов ПГ-7В, ПГ-7ВМ, ПГ-7ВС, шкалу для выстрела ПГ-7ВЛ и шкалу ПГ-7ВР. За технические решения, примененные в сошке и прицельном при- способлении, С. Н. Абакшину и Е. А. Шерстневу были выданы авторские свидетельства. После проведения войсковых испытаний конструкторская документация на модернизированные варианты гранатометов РПГ-7В2, РПГ-7Д2 и РПГ-7ВН3, РПГ-7Д2Н3 с оптическим ПГО-7В3 и ночным прицелом 1ПН51 (разработчик ЦКБ

«Точприбор» – г. Новосибирск) была утверждена ГРАУ и в 1991 году Ковровский ме- ханический завод приступил к их серийному выпуску.

С целью обеспечения возможности прицельной стрельбы из гранатомета термобари- ческими выстрелами ТБГ-7В и осколочными выстрелами ОГ-7В на большие дальности было разработано съемное механическое прицельное устройство УП-7В, что позволило вести стрельбу выстрелами ТБГ-7В на дальность 550 м, а выстрелом ОГ-7В – на 700 м.

Активное участие в разработке и производстве комплексов РПГ-7В2, РПГ-7Д3, РПГ7В2Н4 и РПГ-7Д3Н4, укомплектованных ночными прицелами 1ПН92–2 (ЦКБ

«Точприбор» – г. Новосибирск), приняли руководители завода: генеральный директор В. Ф. Стюхин, главный инженер В. П. Пархоменко, конструкторы из отдела главного конструктора А. Г. Прилипко, С. Н. Абакшин, В. Н. Смирнов, А. А. Балдов, А. Е. Гусев, Н. Е. Гришанова, главного технолога – Ю. А. Куликов, В. П. Перцев, Н. Ф. Хрыкин, Ю. М. Соболев, Е. С. Горбунов, главного металлурга – Л. И. Левит, В. П. Додонов, А. Н. Котов, В. А. Киселев, начальник производства С. А. Емельянов и др. Серийное производство гранатометов РПГ-7В2, РПГ-7Д3 и их ночных модификаций с 2007 года ведет ОАО «Завод им. В. А. Дегтярева» куда было передано оборудование и оснастка от Ковровского механического завода вследствие реструктуризации.

Большую помощь в возрождении и освоении производства гранатометов там, откуда вышел первый РПГ-7, оказали первый заместитель генерального директора ОАО «ЗиД» – главный инженер Д. Л. Липсман, директор по производству А. П. Казазаев, руково- дители и специалисты проектно-конструкторского центра – В. В. Громов, А. В. Мах- нин, С. Н. Абакшин, А. А. Балдов, А. Е. Гусев, Н. Е. Гришанова, А. Е. Шишанов, отде- ла главного технолога – С. Н. Карпенков, А. В. Гаврилов, О. Д. Татаринова, отдела главного металлурга – В. Н. Червонный, В. Л. Панков, И. В. Акимов, производства № 1 – Д. Г. Хохашвили, Д. Н. Мочалов, А. М. Курилов, В. И. Макаров, М. В. Судариков и др.

Из сравнения характеристик отечественных и зарубежных образцов противотан- ковых гранатометов 60-х годов ХХ века следует, что «семерка» уверенно, с большим отрывом, заняла первое место, которое благодаря системной работе предприятий- смежников по совершенствованию характеристик комплекса за счет разработки но- вых выстрелов не уступает это место вот уже 50 лет.


Реактивная противотанковая граната РПГ-27

image




Калибр, мм


105


Масса, кг


8,3


Дальность стрельбы, м


прямого выстрела


140


прицельная


200


Бронепробиваемость, мм

более 600 (после преодоления

динамической защиты)

Противотанковый комплекс РПГ-27, принят на воо- ружение в 1989 году (главный конструктор – И. Е. Рого- зин, начальники отдела – А. Ф. Кораблев, В. М. Базиле- вич, ведущие исполнители – Ю. И. Радченко, В. Н. Бол- товский, В. П. Зайцев, конструкторы – О. Ф. Дзядух, Г. И. Базилевич, В. Н. Крапчатов, Т. С. Рогова, ведущие специалисты и технологи – В. Л. Краснов, С. М. Кузь- мин, Н. И. Скрыкалова, И. В. Рыжков, В. А. Щебатурин, В. Г. Смеликов, М. Н. Замалов, А. В. Авдюнин). Это не- штатное оружие для борьбы с любой современной бро- нетехникой, оснащенной всеми пассивными видами за- щиты, в том числе и динамической.

Основные ТТХ РПГ-27


Ручной гранатомет РПГ-29 – противотанковый выстрел ПГ-29В


image


Основные ТТХ РПГ-29



Калибр, мм


105

Масса гранаты/ гранатомета, кг


6,7/12,1 (с ОП)


Дальность стрельбы, м


прямого выстрела


300


прицельная


500


Бронепробиваемость, мм

более 600 (после преодоления

динамической защиты)

Комплекс «Гранатомет РПГ-29 – противотанковый выстрел ПГ-29В» (главный конструктор – И. Е. Рого- зин, начальник отдела – А. Ф. Кораблев, ведущие испол- нители – В. С. Токарев, В. П. Зайцев, В. Н. Болтовский, конструкторы – О. Ф. Дзядух, П. М. Сидоров, В. И. Ак- сенова, В. С. Даньшин, ведущие технологи – А. М. Ни- колаев, С. М. Кузьмин, В. Г. Смеликов, В. И. Авдюнин, А. А. Тихомиров) разработан как противотанковое ору- жие мотострелковых подразделений и в 1989 году при- нят на вооружение.

Оригинальные технические решения, в том числе

«ноу-хау» Базальта по тандемной боевой части, обеспе- чили среднюю бронепробиваемость за динамической за- щитой не менее 750 мм в калибре 105 мм, что обеспечива- ет поражение бронезащиты современных танков. По точ- ности и меткости стрельбы комплекс РПГ-29 сравним со стрелковым оружием в снайперском исполнении.

image


105-мм станковый гранатомет – противотанковый выстрел ПГ-29В


Совершенствование гранатометного оружия в течение всего рассматриваемого от- резка времени проходило как в направлении повышения эффективности боевых частей выстрелов, так и повышения дальности стрельбы. Как следует из вышеизложенного, наи- более «дальнобойным» является комплекс «Станковый гранатомет СПГ-9 – противо- танковый выстрел ПГ-9В», а наибольшей эффективностью обладает выстрел комплекса

«Ручной гранатомет РПГ-29 – противотанковый выстрел ПГ-29В» с дальностью стрель- бы на уровне комплекса «Ручной гранатомет РПГ-7 – противотанковый выстрел ПГ-7В». Как показали исследования, дальность эффективной стрельбы комплекса

«РПГ-29 – ПГ-29В» может быть увеличена практически до уровня комплекса

«СПГ-9 – ПГ-9В» с его уровнем вероятности попадания в цель за счет оснащения ком- плекса «РПГ-29 – ПГ-29В» совершенным оптико-электронным прибором управления огнем (ОЭПУО).

ОЭПУО в своем составе содержит:

• лазерный дальномер; устройство учета температуры окружающей среды (выстре- ла), боковой составляющей скорости ветра;

• счетно-решающее устройство вычисления и выдачи углов прицеливания и упре- ждения по замеренным параметрам движущейся цели (дальности, скорости и на- правления, температуры и боковой составляющей скорость ветра).

Такой прицел позволяет повысить вероятность попадания в цель при стрельбе из гра- натомета РПГ-29 выстрелом ПГ-29В на прицельных дальностях стрельбы в два раза и более. Таким образом, в перспективе на смену комплекса «СПГ-9 – ПГ-9В» может прид-

ти комплекс «РПГ-29 на станке – ОЭПУО – ПГ-29В» с высокой боевой эффектив- ностью и массой комплекса не более 20 кг. Это позволяет значительно повысить но- симый боекомплект выстрелов и вести борьбу с любой бронетехникой, в том числе оснащенной динамической защитой.


image

Реактивная штурмовая граната РШГ-1


Основные ТТХ РШГ-1



Калибр, мм


105


Масса, кг


8,3

Дальность прицельной стрельбы, м


200


Эффективность

Поражает живую силу в окопах, бункерах при разрыве гранаты

в 2 м от окопа и амбразуры, и в помещении объемом

до 300 м3

Для ведения современного боя с целью повышения огневой мощи отдельного бойца на базе реактивных противотанковых гранат РПГ-26 и РПГ-27 разработаны образцы штурмового оружия. Реактивные штурмовые гранаты РШГ-1 и РШГ-2 оснащены новыми боевыми частями многофакторного поражающего действия. Они способны эффективно поражать на поле боя практиче- ски все типы целей.

Реактивная штурмовая граната с гранатометом од- норазового применения РШГ-1 (главный конструктор – В. М. Базилевич, начальник отдела – А. Б. Кулаковский, ведущий исполнитель – С. Х. Иртуганов конструкто- ры – В. Н. Леоненко, Г. В. Гречко, ведущие технологи – В. С. Рычихин, И. В. Рыжков, А. В. Буторин, Л. А. Проко- фьева, В. И. Орлов) разработана на базе РПГ-27.

РШГ-1 предназначена для поражения живой силы и огневых точек на открытой местности, в полевых укрытиях, зданиях и сооружениях различного типа, лег- кобронированной и небронированной техники.


Реактивная штурмовая граната РШГ-2


image


image




Калибр, мм


72,5


Масса, кг


4,0

Дальность прицельной стрельбы, м


350


Эффективность


Поражает живую силу в окопах, бункерах при разрыве гранаты в 0,5…1,0 м от окопа

и амбразуры, и в помещении объемом до 200 м3


Образец пригоден для десантирования на парашютисте

Комплекс РШГ-1 «Таволга-1» состоит из реактив- ной гранаты с боевой частью фугасного (термобари- ческого) действия и гранатомета одноразового приме- нения. Боевая часть гранаты полностью заимствована от выстрела ТБГ-7В, реактивный двигатель – от РПГ-27. Гранатомет в РШГ-1 отличается от гранатомета

в РПГ-27 только прицельным приспособлением в связи с увеличением дальности стрельбы. В 2000 году РШГ-1 успешно выдержала государственные испытания.

Реактивная штурмовая граната РШГ-2 (главный конструктор – В. М. Базилевич, начальник отдела – А. Б. Кулаковский, ведущие исполнители – В. С. Токарев, И. Е. Рогозин, конструкторы – В. И. Аксенова, Н. Ф. За- йцева, ведущие технологи – И. В. Рыжков, В. С. Рычи- хин, А. М. Николаев, В. В. Жерихина, Н. В. Антонова, В. В. Щедров) создана на базе РПГ-26 и в 2003 году при- нята на вооружение. Предназначена для поражения жи- вой силы на открытой местности, в полевых укрытиях, зданиях и сооружениях различного типа, легкоброниро- ванной и небронированной техники.

Основные ТТХ РШГ-2


Реактивная противотанковая граната РПГ-28


image


image


Основные ТТХ РПГ-28


Калибр, мм

125

Длина, мм

1200

Масса, кг

13

Масса гранаты ПГ-28, кг

8,5

Дальность прямого выстрела (ДПВ) при высоте цели 2 м, м


180

Прицельная дальность, м

300


Кучность боя на ДПВ, м


Вб и Вв не более 0,6


Бронепробиваемость

Поражение современных и перспективных танков, в том числе оснащенных навесной и встроенной динамической защитой

Температурный диапазон применения, °С


– 50… + 50

Разработка нового противотанкового средства (главный конструктор – В. М. Базилевич, ответствен- ный исполнитель – П. М. Сидоров, начальник отдела – Л. Г. Гончаренко, ведущие исполнители – В. С. Токарев, В. А. Кошель, Е. А. Харламов, А. Б. Кулаковский, спе- циалисты и технологи – В. С. Рычихин, О. Б. Курганов, В. Л. Краснов, С. М. Кузьмин, Г. П. Краснова, Т. С. Рогова, А. М. Николаев, В. И. Авдюдин, М. Н. Замалов, В. Г. Сме- ликов, И. В. Рыжков, Н. В. Антонова, Г. Ф. Бабикова, В. В. Щедров, А. А. Тихомиров, Л. М. Пляшкевич) имела целью создание ручного одноразового гранатомета, обе- спечивающего максимально возможное пробитие броне- защиты перспективных танков с обязательным условием соблюдения приемлемых массо-габаритных характери- стик, обеспечивающих их ношение пехотинцем.

РПГ-28 предназначена для поражения современ- ных и перспективных танков, в том числе оснащенных навесной и встроенной динамической защитой, а также других бронецелей. Может применяться для поражения живой силы в укрытиях полевого типа, долговременных огневых точках, зданиях городского типа и на открытой местности.


Гранатометный комплекс РПГ-32 с выстрелами ПГ-32В и ТБГ-32В


image


image

image

Граната ПГ-32 Граната ТБГ-32



Масса заряженного комплекса, кг


10

Длина заряженного комплекса, мм


1200


Масса гранатомета, кг


3,8


Калибр гранатомета, мм


105

Живучесть гранатомета, выстрелов


200

Дальность прицельной стрельбы, м


700

Масса выстрела в контейнере, кг


7

Длина выстрела в контейнере, мм


1000


Расчет комплекса РПГ-32, чел.


1…2

Первый в мире мультикалиберный ручной грана- тометный комплекс предназначен для борьбы с совре- менными танками, бронированными, легкобронирован- ными и небронированными целями, поражение живой силы противника, находящихся в бункерах, ДЗОТах, легких укрытиях полевого типа, а также в жилых здани- ях и промышленных сооружениях.

Комплекс РПГ-32 эксплуатируется при температу- рах окружающей среды от минус 40°С до плюс 50°С.

В состав ручного гранатометного комплекса РПГ-32 входят:

• гранатомет многоразового использования РПГ-32 с прицельным оснащением (оптический прицел 1П81);

• гранатометные выстрелы в транспортно-пусковых контейнерах:

• ПГ-32В с противотанковой гранатой;

• ТБГ-32В с термобарической гранатой.

Гранатомет изготовлен из высокопрочного сте- клопластика и имеет электрогенератор высокой на- дежности, служащий для запуска ракетного двигателя реактивной гранаты, а также электроконтактный узел для присоединения контейнера и стыковки электриче-

Основные ТТХ РПГ-32


ских цепей комплекса. В комплект оружия входит сумка с плечевым ремнем, позво- ляющая удобно переносить гранатомет совместно с прицелом в походных условиях и обеспечивать защиту от грязи и осадков.

Противотанковый выстрел ПГ-32В представляет собой транспортно-пусковой контейнер с размещенной внутри противотанковой гранатой с тандемной кумуля- тивной головной частью и реактивным двигателем. Для стрельбы контейнер при- стыковывается к пусковому устройству. Выстрел ПГ-32В оснащен малогабаритным, но мощным твердотопливным реактивным двигателем, обеспечивающим стрельбу на дальность до 700 м. Для удобства наблюдения за полетом в реактивном двигателе установлен трассёр, обеспечивающий различимое даже при солнечном свете свечение на всей траектории полета. Боевая часть противотанкового выстрела ПГ-32В выпол- нена по тандемной схеме и обеспечивает пробитие в среднем более 750 мм брони, в том числе после поражения динамической защиты.

Термобарический выстрел ТБГ-32В в основном аналогичен по конструкции и от- личается только головной частью. Головная часть содержит мощный взрывчатый со- став, обеспечивающий выведение из строя легкобронированной и небронированной техники, а также защитных сооружений различного типа.

Комплекс может эффективно применяться в любых климатических зонах, в лет- них и зимних условиях, при ведении боевых действий в городской, полевой и гор- ной местности.

Главный конструктор – В. В. Кореньков, заместитель главного конструктора – Н. В. Середа, В. С. Токарев, – начальник отдела, В. Н. Михалев, начальник отдела, С. В. Тре- тьяков – ведущий инженер-конструктор, О. Б. Курганов – ведущий инженер-конструктор, Н. С. Родин – ведущий инженер-конструктор, Г. П. Краснова, П. М. Сидоров– ведущий конструктор, специалисты и технологи – В. С. Рычихин, А. М. Николаев, В. А. Мальков, И. В. Рыжков, В. И. Авдюнин, В. Г. Смеликов, В. К. Слаев, Е. Н. Журавлев, А. А. Тихомиров.


image


Практическое учебное имущество


image


Противотанковые гранатометные комплексы, разработанные ФГУП «ГНПП «Ба- зальт», являются мощными современными средствами ближнего боя. Особенности их боевого применения предъявляют высокие требования к квалификации и выучке личного состава войск, важнейшим из которых является выработка устойчивых на- выков работы с оружием, обеспечивающих поражение целей первым выстрелом неза- висимо от боевой ситуации. Для этого военнослужащим необходимо глубоко изучить возможности данного вида оружия и овладеть приёмами и методами его применения в современном бою.

Существующие средства обучения гранатометчиков, включающие электронные тренажеры, лазерные имитаторы стрельбы (ИС), пулевые приспособления учебной стрельбы (ПУС), выстрелы и гранаты в инертном снаряжении позволяют проводить обучение обращению с гранатометами, тренировку ведения стрельбы и в отдельных случаях – тренировочные занятия в составе подразделений. Однако тренажеры, ИС, ПУСы не воспроизводят всех воздействующих факторов при выстреле, инертные вы- стрелы и гранаты имеют высокую стоимость, сопоставимую со стоимостью боевых из- делий, что существенно ограничивает их применение.

С целью расширения возможностей боевой подготовки гранатометчиков ФГУП «ГНПП «Базальт» в инициативном порядке, по тактико-техническому заданию ГРАУ МО РФ разработало практическое учебное имущество к гранатометным сред- ствам ближнего боя, позволяющее проводить обучение приёмам и правилам стрель- бы в реальных условиях, без использования выстрелов и гранат в боевом и инертном снаряжении.


К числу таких учебных средств относятся комплекты практического учеб- ного имущества (ПУИ) к реактивным противотанковым и штурмовым гранатам РПГ-26, РПГ-27, РШГ-1, РШГ-2 (заместитель главного конструктора С. В. Сергиен- ко – руководитель разработки, начальник отдела – В. П. Панов, ведущие исполни- тели –П. Н. Ваньков, А. М. Комаров, С. И. Утенков, конструкторы – С. В. Крюков, В. И. Чинамоева, А. С. Козьминский, ведущие специалисты и технологи – В. Н. Тем- нов, И. Б. Петров, Г. Ф. Бабикова) и гранатомётам РПГ-29 и РПГ-32 (В. С. Рычихин, Е. Н. Журавлев, В. К. Слаев, И. В. Рыжков).

Комплекты ПУИ к гранатам РПГ-26, РПГ-27, РШГ-1 и РШГ-2 состоят из устрой- ства пускового имитационного (УПИ) на базе штатного гранатомёта одноразового применения с вкладным стволом калибра 42 мм и выстрела с имитационно-реактивной гранатой (ИРГ), обеспечивающей сопрягаемость траекторий с боевой гранатой на всей прицельной дальности. Пусковое устройство оборудовано затвором для заряжания выстрела и может использоваться для стрельбы не менее 300 раз. Выстрел состоит из имитационно-реактивной гранаты и заряжающего устройства, предназначенного для установки и крепления гранаты в УПИ. Имитационно-реактивная граната состо- ит из головной части, стабилизатора и реактивного двигателя с узлом форсирования и воспламенительным устройством. Масса и габариты соответствующих комплектов ПУИ аналогичны гранатам РПГ-26, РПГ-27, РШГ-1, РШГ-2. Масса ИРГ и внутри бал- листические характеристики двигателя каждого комплекта подбираются из условия сопрягаемости траекторий полёта, точности стрельбы и кучности боя на уровне бое- вых гранат. Для наблюдения за полётом и оценки результатов стрельбы в ИРГ уста- новлен трассер и узел маркировки места попадания гранаты. Все операции по подго- товке к выстрелу, прицеливание и стрельба аналогичны боевым гранатам. Стоимость выстрела из УПИ гранатой ИРГ в 3…5 раз ниже штатного инертного.

ФГУП «ГНПП «Базальт» производит изготовление и поставку образцов практи- ческого учебного имущества потребителям внутри страны и за рубежом с 2008 года.


ПУИ-32




Масса, кг


7


Калибр, мм


105/42


Длина, мм


1000

Масса выстрела

с имитационной реактивной гранатой, кг


0,7

Дальность прицельной стрельбы, м


до 700

Практическое учебное имущество к ручному про- тивотанковому гранатомету РПГ-32. Предназначе- но для обучения военнослужащих приемам и прави- лам стрельбы из ГПГ-32 выстрелами ПГ-32В и ТБГ-32В с меньшими затратами в сравнении с обучением с при- менением реальных образцов в боевом и инертном на- полнении.

Главный конструктор – В. В. Кореньков, ведущий исполнитель – А. В. Богорад, начальник отделения – Н. В. Середа – начальник отдела – В. С. Токарев, за- меститель начальника отдела – П. М. Сидоров, испол- нители – Н. А. Гончарова, Н. С. Родин, В. С. Рычихин, И. Д. Пашовкина, специалисты и технологи – В. И. Авдю- нин, В. Г. Смеликов, Е. Н. Журавлев, В. К. Слаев, В. И. Ор- лов, В. И. Кудрявцев, И. Г. Воропаев, В. Н. Темнов.

Основные ТТХ


ПУИ-29




Масса, кг


7,5


Калибр, мм


105/42


Длина, мм


1100/1350

Масса выстрела

с имитационной реактивной гранатой, кг


0,53

Дальность прицельной стрельбы, м


до 500

Практическое учебное имущество к ручному про- тивотанковому гранатомету РПГ-29. Предназначено для обучения военнослужащих приемам и правилам стрельбы из РПГ-29В и ТБГ-29В с меньшими затратами в сравнении с обучением с применением реальных об- разцов в боевом и инертном наполнении.

Главный конструктор – В. М. Базилевич, ведущий исполнитель – А. В. Богорад, начальники отделов – Л. Г. Гончаренко, В. С. Токарев, специалисты и техноло- ги – В. А. Кошель, Н. С. Родин, Н. А. Гончарова, В. С. Ры- чихин, В. К. Слаев, Е. Н. Журавлев, И. В. Рыжков, И. А. Мартынова, И. Г. Воропаев.

Основные ТТХ


image

МРО-А, МРО-Д, МРО-З


Основные ТТХ



Калибр, мм


72,5


Длина, мм


900


Масса МРО-А, кг


4,7


Масса выстрела, кг


2,9

Масса ТБС (ОМ-100МИ-3ЛО), кг, не менее


1,0

Дальность прямого выстрела при высоте цели 2 м, м


90

Дальность прицельной стрельбы, м


300

Максимальная дальность стрельбы, м


450

Малогабаритные реактивные огнеметы в термо- барическом, дымовом и зажигательном снаряжении МРО-А, МРО-Д, МРО-З были созданы в первом деся- тилетии 2000-х годов (главный конструктор – В. М. Ба- зилевич, заместитель главного конструктора – Л. Г. Гон- чаренко, начальники отдела – А. Б. Кулаковский, В. С. Токарев, ведущие исполнители – П. М. Сидоров, Ю. Г. Снопок, А. Ф. Кораблев, Г. П. Краснова, Т. С. Ро- гова, Н. М. Волченкова, специалисты и технологи – В. К. Слаев, В. С. Рычихин, Е. Н. Журавлев, А. З. Шама- наев, Б. В. Николаев, Ю. С. Фурсов, А. И. Кадушкин).

Огнеметы предназначены для поражения живой силы в зданиях и сооружениях оборонительного и про- мышленного назначения, вывода из строя легкоброни- рованной и автомобильной техники, для ослепления ог- невых точек, создания дымовых завес и непереносимых условий пребывания живой силы в помещениях, а также очагов пожара в зданиях и сооружениях городского про- мышленного и оборонительного назначения.

Огнеметы позволяют вести стрельбу из помеще- ний объемом 20 – 30 м3 и более под углами возвышения до 60° (из положения стоя), при удалении преграды от казенного среза огнемета до 1,5 м.


Реактивная многоцелевая граната РМГ


image



Необходимость повышения возможностей пехоты по поражению живой силы противника в долговремен- ных огневых сооружениях или в бетонных укрытиях при штурме укрепленных районов или населенных пунктов привело к созданию (главный конструктор – В. М. Базилевич, заместитель главного конструктора – Л. Г. Гончаренко, начальник отделения Н. В. Середа, начальники отделов – А. Б. Кулаковский, В. С. Тока- рев, ведущий инженер-конструктор – С. Х. Иртуганов, инженер-конструктор – Г. В. Гречко, специалисты про- изводства и технологи – В. К. Слаев, В. Г. Смеликов, И. В. Рыжков, В. С. Рычихин, А. М. Николаев, В. И. Ко- шелев, В. И. Авдюнин) многоцелевой реактивной грана- ты РМГ.

РМГ предназначена для эффективного поражения экипажей и боевых расчетов легкобронированной тех- ники, а также живой силы в укрытиях полевого типа, долговременных огневых точках, зданиях городского типа и на открытой местности.

Основные ТТХ РМГ



Калибр, мм


105


Длина, мм


1000


Масса, кг


8,5

Дальность прицельной стрельбы, м


600


Пробитие под углом от 0° до 30° от нормали:

– кирпичной стены толщиной > 500 мм;

– ж/бетонной стены толщиной > 300 мм;

– бронеплиты толщиной > 100 мм. Поражение танка при стрельбе в бок, БТР, БМП. Пробитие под углом до 75°:

– кирпичной стены толщиной 500 мм с образо- ванием пролома площадью 0,5 м2;

– ж/бетонной стены толщиной 300 мм с обра-

зованием пролома площадью 0,4 м2.


image


Боевая часть РМГ состоит из двух боевых частей с тандемным расположением. Первая боевая часть кумулятивного действия обеспечивает пробитие брони или дру- гой преграды (железобетон, кирпичная стена и т. п.). Подрыв основной боевой части обеспечивает создание облака ВВ в мелкодисперсном состоянии и его занос в пробои- ну и запреградное пространство. Взрыв распыленного ВВ обеспечивает многофактор- ное (фугасное и зажигательное) действие.


Большой вклад в разработку изделий средств ближнего боя нового поколения (с 1980 г.) внесли главные конструкторы по направлению Г. Е. Белухин, Е. А. Туваев, И. Е. Рогозин, В. М. Базилевич, Н. В. Середа, ведущие инженеры-конструкторы – от- ветственные исполнители НИОКР А. С. Старостин, А. Б. Кулаковский, В. С. Тока- рев, П. М. Сидоров, С. Х. Иртуганов, А. В. Богорад, А. Ф. Кораблев, Л. Г. Гончаренко, В. Н. Михалев, М. М. Коноваев, А. А. Семенов.

В создании СББ активно участвовали, творчески и плодотворно трудились на протяжении многих лет В. С. Даньшин, Г. П. Краcнова, В. Н. Леоненко, В. И. Аксено- ва, Г. В. Гречко, Г. И. Базилевич, Н. Ф. Зайцева, Т. С. Рогова, С. Г. Петрова, В. Н. Крапча- тов, С. М. Кузьмин, В. С. Рычихин, В. Л. Краснов, В. А. Кошель, Г. И. Березина, А. Р. Бо- годаев, Е. А. Харламов, В. Н. Болтовский, В. Н. Байда, Г. В. Мокроусов, Н. В. Морозова, В. М. Александров, В. В. Полетов, И. А. Семенов, А. И. Сосиков, А. В. Медведев.

image


image

НАУКА И ПРОИЗВОДСТВО

image



Наука и производство


В настоящее время ГНПП «Базальт» является признанным лидером по разра- ботке АБСП, мин и гранатометных СББ и продолжает развивать и совершенствовать их конструкции.

Совместно с ГНПП «Базальт» в отработке боеприпасов по закрепленной за пред- приятием номенклатуре участвуют более пятидесяти НИИ, КБ, НПО Минэконом- развития, Минобороны, Минпромторговли, РАН.

Партнерами ГНПП «Базальт» по разработке и внедрению в серийное производ- ство боеприпасов, плодотворная деятельность и взаимопонимание которых во мно- гом способствовали успеху общего дела, многие годы являются: НИТИ им. П. И. Сне- гирева, НИИ «Поиск», АО ПО «Импульс», ГНПП «Дельта», ГНПП «Краснознаме- нец», НИИПХ, ГНИИ «Кристалл», ФЦДТ «Союз», ЦНИИХМ, ЦНИИ «Точмаш», НТИИМ, НИИ «Геодезия», КНИИМ, ОАО ТНИТИ, ГНПП «Темп», НИИХП (г. Ка- зань), НИИПМ (г. Пермь) и др.

В послевоенный период в результате совместной производственной деятельно- сти освоено более 500 наименований АБСП, боевых частей ракет, СББ, мин, снарядов и ручных гранат на десятках заводов отрасли и заводов привлеченных министерств, в том чсле Челябинском ПО «Завод имени Орджоникидзе», Донецком ПО «Точмаш», Невьянском механическом заводе, Амурском машиностроительном заводе, Саратов- ском заводе «Проммаш», Кировском заводе «Сельмаш», Бисертском заводе «Урал- сельмаш», Алексинском опытном механическом заводе, Новосибирском ПО «Сиб- сельмаш», Брянском химзаводе, Высокогорском механическом заводе, Каслинском машиностроительном заводе, Нововятском механическом заводе, Ржевском механи- ческом заводе, Серовском механическом заводе, Вольнянском заводе столовых при- боров, Нижнетагильском химическом заводе «Планта», Новосибирском заводе ис- кусственного волокна, Куйбышевском ПО «Полимер», Дзержинском ПО «Завод им. Свердлова», Чебоксарском ПО им. Чапаева, Челябинском ПО «Сигнал», ФГУП

image

«Дальневосточное ПО «Восход», Копейском заводе «Пластмасс», заводе синтетиче- ских волокон «Эластик» и многих, многих других.


Большой вклад в дело отработки, освоения изделий в серийном производстве внесли специалисты и технологи: Г. А. Талдыкин, Б. К. Ярцев, В. А. Преображенский, И. Т. Усин, А. С. Петрухин, С. В. Белов, В. И. Орлов, В. И. Кузнецов, В. А. Цепляев, Л. А. Рабинович, В. И. Авдюнин, Г. Ф. Бабикова, Л. С. Баранова, В. И. Белых, Н. Н. Ба- кина, А. В. Волков, И. А. Воль, И. Г. Воропаев, Г. И. Горичева, Н. С. Добашина, С. А. Евте- ев, Ю. К. Ерилин, В. Н. Жмыхов, Т. П. Журина, М. Н. Замалов, В. В. Затрускин, А. Ф. Зи- новьева, А. П. Карабанов, В. И. Карягин, Л. М. Ковенцова, Н. А. Котов, В. И. Кошелев, В. Л. Краснов, В. И. Кудрявцев, С. М. Кузьмин, Т. А. Кузьмина, Т. Д. Лебедева, В. И. Ло- банова, Г. Н. Логинова, М. И. Лосева, В. Н. Львов, Ю. Ф. Мартынов, И. А. Мартынова, А. А. Мишин, А. П. Молчанов, В. П. Молчанова, В. И. Нездойминов, A. M. Николаев, А. Н. Нифонтова, В. И. Орлов, Н. К. Пахомова, А. А. Петров, И. Б. Петров, Л. М. Пляш- кевич, Б. С. Поликарпов, Л. А. Прокофьева, В. Т. Редков, И. В. Рыжков, В. Г. Рыть- ков, В. Н. Раевский, Г. П. Романенко, B. C. Рычихин, А. В. Сидоров, Н. И. Скрыкалова, В. Г. Смеликов, В. А. Соловьев, В. Н. Темнов, П. Л. Тимонин, Е. С. Тимофеева, З. С. Ти- това, А. А. Тихомиров, Н. И. Топчан, А. Н. Федоренко, Е. Т. Чернушенко, О. А. Шней- дерман, В. А. Щебатурин, В. В. Щедров и др.

Работы по созданию боеприпасов проводились по заказам и при творческом со- трудничестве управлений ГШ ВС РФ, начальника вооружения ВС РФ, ВВС, ГРАУ, ВМФ, руководители которых уделяли постоянное внимания их выполнению.

Тесные, деловые, творческие связи, взаимопонимание в решении проблем, возни- кающих при постановке и выполнении НИОКР, сложились и поддерживаются с во- енными институтами и полигонами: 3 ЦНИИ МО РФ, 30 ЦНИИ МО РФ, 46 ЦНИИ МО РФ, 15 ЦНИИ МО РФ, ВВИА им. проф. Н. Е. Жуковского, в /ч 15650 (г. Ахту- бинск), в /ч 62632 (г. Липецк), в /ч 34491 (г. Санкт-Петербург) и др.

Всего за годы своего существования на предприятии разработано более 800 образ- цов различных боеприпасов, при этом вновь создаваемые образцы по своим ТТХ су- щественно превосходили предшествующие аналоги.

Многие из созданных в ГНПП «Базальт» боеприпасов прошли проверку в усло- виях боевого применения в локальных вооруженных конфликтах и получили положи- тельную оценку. Боеприпасы разработки ГНПП «Базальт» находятся на вооружении более чем в 80 странах мира. Лицензии на производство 61 вида боеприпасов переда- ны в 11 стран, в которых создано более 20 заводов по их производству.

На международных выставках вооружения и военной техники боеприпасы, разра- ботанные в ГНПП «Базальт», пользуются высокой репутацией и повышенным инте- ресом у зарубежных специалистов. Подтверждением этого является заключение кон- трактов на их поставку во многие страны мира.

Сотрудники предприятия, внесшие наиболее значительный вклад в создание но- вых образцов боеприпасов, отмечены государственными наградами: более 600 сотруд- ников в разные годы были награждены орденами и медалями, 73 – удостоены почетных званий лауреатов Ленинской, Государственных премий и премий Правительства РФ.

В 2000 году генеральным директором ФГУП «ГНПП «Базальт» был назначен В. В. Кореньков, проработавший в этой должности до 2009 года.

Высокий творческий уровень и плодотворную научно-техническую, производ- ственную и организаторскую деятельность предприятия, его филиалов, подразде- лений и служб обеспечивали и поддерживали высококвалифицированные специа- листы, опытные, компетентные руководители начала нового тысячелетия: директор Тульского производственного подразделения Э. А. Авдеев (1972 – 2004 гг.), директор


Красноармейского научно-производственного подразделения – главный конструк- тор В. М. Базилевич (1997 – 2004 гг.), директор Нерехтского производственного под- разделения «Нерехтский механический завод» В. Б. Затрубщиков, заместитель гене- рального директора по производству и технологии – главный инженер В. Г. Смеликов (1989 – 2009 гг.), заместитель генерального директора – главный конструктор направ- ления В. А. Годунов (1998 – 2003 гг.), заместитель генерального директора по эконо- мике и финансам В. П. Лаврентьев, заместитель генерального директора по внешнеэ- кономической деятельности В. Н. Сычев, заместитель генерального директора по ка- драм, режиму и охране С. К. Лукин, заместитель генерального директора по социаль- ному развитию В. С. Кушников, заместитель генерального директора по гражданской обороне Н. П. Ковальчук, главный конструктор направления А. А. Терешин, началь- ник отделения Н. В. Середа, начальник отделения – главный технолог В. И. Кошелев, начальник отделения В. А. Брыков, главные инженеры подразделений В. А. Соловьев (директор ТПП (2004 – 2010 гг.), Ю. Ф. Мартынов (КНПП), А. И. Синюк (НМЗ), на- чальники отделений Н. Н. Ивенев, О. П. Малютин, заместитель главного конструкто- ра Л. Г. Гончаренко, заместители директора КНПП В. Г. Денисов, Г. А. Сухоцкий, на- чальник ОМП В. Л. Голиков, начальники отделов и служб Н. А. Супрунов, В. К. Слаев

– главный инженер 2004 г., директор КНПП (2005 – 2010 гг.), М. В. Артемов, Н. В. Бар- дашевская, А. А. Гришечкин, Н. К. Гарнов, А. В. Симаков, С. В. Сергиенко, Р. К. Зинату- лин, Ю. Н. Догонин, Н. Н. Мухин, В. П. Панов, М. К. Прокудо, Н. В. Степин, Ю. Н. Ры- бин, С. А. Задворный, В. А. Корнышев, Ю. Г. Куликов, А. В. Токмаков, В. С. Токарев, П. М. Сидоров, В. Т. Киричанский, А. Б. Кулаковский, Ю. Г. Снопок, В. А. Кошель, В. Н. Михалев, А. Ф. Руденко, В. М. Самойлов, Л. А. Зуб, М. Н. Замалов, В. И. Авдю- нин, В. И. Кудрявцев, И. В. Рыжков, А. В. Буторин, В. И. Орлов, Г. Н. Логинова, В. Б. Ку- таков, В. Г. Рытьков, С. М. Евстропов, Г. М. Мигукин, Д. С. Зелов, Н. Ш. Лемонджава, A. M. Славин, М. Ф. Довженко, В. С. Белов, А. П. Красинский, О. А. Голиков, В. Ф. Ар- гунов, А. Е. Савельев, С. И. Ананьева, В. И. Голополосов, В. И. Старицына, Н. В. Кон- дратенко, Б. А. Дурнов, Е. Т. Зюзин, В. С. Левкина, Т. В. Простакова, В. И. Кругля- ков, Р. Н. Чилингиров, А. С. Вишняков, Т. Н. Королева, В. А. Григорьева, С. С. Мур- за, Т. М. Филина, В. Л. Смирнова, Л. И. Пипикова, И. И. Копылова, О. С. Смирнова, Л. А. Просветова, Т. Г. Кулимова, С. А. Кириллов и др.

Успехи и достижения в работе коллектива предприятия за все годы его существо- вания по праву разделяют все сотрудники, на каком бы посту и рабочем месте они ни работа